Главное
Карта событий
Смотреть карту

Москвичи возьмутся за метлу?

Общество
Москвичи возьмутся за метлу?

Для большинства москвичей смуглый, златозубый дворник – это как часть пейзажа, наряду с лавкой у подъезда и песочницей. Романтический ореол, окружавший эту профессию в советские времена, потускнел и превратился в клеймо неудачника. Особенно в последние годы, когда дворниками стали устраиваться в основном трудовые мигранты из Средней Азии. Но, как оказалось, проблема не в том, что москвичи слишком брезгливы и браться за метлу не хотят. Просто коммунальным конторам куда удобнее иметь дело с гастарбайтерами.Корреспондент “ВМ” убедился, что черная работа в действительности стоит дорого и вполне может стать популярной у коренных жителей столицы.[b]Пикник на Садовом[/b]Я шел на встречу с ним, как шпион на рандеву с резидентом – с паролем и явкой. Хотя Мухаммед всего-навсего дворник, работает он в очень известном культурном учреждении, недалеко от Тверской. Попасть в этот микромир, причем так, чтобы к тебе отнеслись как к своему, можно только по рекомендации.Утро. В культурном учреждении безлюдно, жизнь начинает там бить ключом ближе к вечеру. Там, где фасад храма культуры смыкался с двухметровым забором из листового железа, Мухаммед отпер дверь в заборе здоровенным ключом.– Проходи, тут дворники и живут. Летом можно шашлыки жарить…За дверью обнаружился маленький треугольный двор, стиснутый глухими заборами со всех сторон. Вдоль одного забора, старинного, кирпичного, росла пара деревьев, под навесом стояли стол и стулья. Напротив находилось маленькое приземистое строение в два окна – дворницкая. В “сенях” помещались лишь электроплитка и огромный умывальник, в небольшой комнате – пара кроватей. На одной сидел щуплый таджикский парнишка.– Только недавно штат поменял, – сказал Мухаммед, кивая на парнишку.– До этого два русских дворника жили. Оба отучились здесь в институтах. Чего бы, казалось, им не работать? Условия – сам видишь: центр города, а живешь, как в частном доме – и платить за него не надо. Работать тяжело только зимой, если снег навалит. А так придешь утром, окурки подберешь, чтобы всю площадь не подметать, урны очистишь, по газонам бутылки соберешь – и порядок. За два часа управляешься. Зарплата – 9 тысяч, но, если дураком не будешь, всегда еще заработаешь. Но русские начали пить…[b]Писательская гордыня[/b]История изгнания русских дворников заслуживает отдельного описания. В храм культуры Игорь и Олег устроились пару лет назад.Игорь закончил Литературный институт, Олег в нем недоучился. Видимо, дирекция храма посчитала, что дворники-писатели – это круто. Какое-то время все шло нормально, парни налаживали свой быт и вели себя тихо.Игорь, который до Литературного окончил еще художественное училище в Симферополе, развесил по комнате свои картины. Олег любил развести вечером костерок и подолгу смотреть на огонь. Но постепенно писатели осмелели, а главное – у них появились деньги.– Здесь несколько хлебных мест, – говорит Мухаммед. – На воротах со стороны Садового сидит охранник.Вечером собирается публика. Если ставить машину на Садовом, нужно заплатить за стоянку 400 рублей. А если дать охраннику 200, он разрешит запарковаться прямо на территории.За день “на воротах” можно легко заработать 1000 рублей. А ребятам я подогнал другую хорошую халтуру. На Садовом много лоточников, им нужно где-то оставлять товар на ночь. Вот я и предложил оттаскивать товар во двор дворницкой, как в камеру хранения. Игорь с Олегом начали зарабатывать по тысяче долларов в месяц… Писатели же сразу впали в гордыню. Игорь настолько обленился, что стал нанимать дворника из соседнего учреждения за 200 рублей в день, чтобы самому не махать метлой. Олег же громогласно заявил, что отныне не будет делать ничего, кроме как расклеивать афиши. Оба при этом пьянствовали дни и ночи напролет.Праздник жизни закончился внезапно. Как-то в культурное учреждение нагрянула высокая комиссия.Обойдя сквер, проверяющие заглянули на задворки отдельно стоящего туалета.Там они обнаружили несколько зловонных кучек, дюжину пустых бутылок и пару курток, оставленных бомжами. Грозная комиссия распекла культурного администратора и пообещала оштрафовать учреждение по полной программе, если через два часа все это еще будет на месте.Администратор рысью понесся в дворницкую. Там храпел Олег, еще не оклемавшийся после вчерашнего. Администратор растолкал дворника и посоветовал немедленно приступить к исполнению прямых обязанностей. Но Олег закусил удила. Вместо того, чтобы схватить лопату и отправиться на место ЧП, он стал орать, что убирать чужое г.. не обязан, поскольку задворки туалета – не его территория.Администратор побагровел, хлопнул дверью и призвал Мухаммеда: “Найми кого хочешь, пусть уберут!” Потом вызвал Олега и сказал, что они с Игорем уволены и должны освободить помещение в 24 часа.[b]Последняя из могикан[/b]Пообщавшись с Мухаммедом, я твердо решил найти дворника-москвича. Обратился в Объединение административно-технических инспекций (ОАТИ) правительства Москвы и попросил заветный телефончик.– Да, это Наталья, – отозвался женский голос на другом конце провода. – Только дворником я уже не работаю. Как победила в конкурсе “Московский дворик – 2007” и съездила в Чехию – сразу уволилась. Потому что относятся к нам, как к рабам. Хотите – встретимся, все расскажу. Дворником я проработала 12 лет, все в этой системе знаю…Наталья оказалась улыбчивой, миниатюрной женщиной лет 45. Короткая стрижка, аккуратный макияж. Словом, на типичного дворника не тянет никак.– Это дело случая, – улыбается Наталья. – Отец у меня был дворником, но в 1996 году он попал под машину, лег в больницу. Понадобились деньги на лечение, а я сидела без работы. Вот и пришлось браться за метлу.Для начала Наталье выделили три пятиэтажки. Объяснили, что кроме уборки придомовой территории, дворник должен еще мыть подъезды. Показали подвал, где хранился инструмент: несколько метел, совок, коляска и корыто.– Контора была солидная – около 100 дворников, – рассказывает Наталья. – Большинство русских – в те времена, отработав 10 лет, можно было рассчитывать на получение бесплатной квартиры. Поэтому москвичи и рвались в дворники. Но потом ЖЭКи стали частными, лавочка прикрылась. Москвичи поувольнялись, а их место заняли таджики, киргизы и узбеки.Работа у дворника тяжелая. В последнее время, к примеру, Наталья убирала 19-этажный дом. Кроме огромной прилегающей территории – около 3000 кв. метров асфальта – требовалось ежедневно очищать мусорную камеру: вручную грузить отходы в коробки и выносить их из полуподвального бункера.– Одно время я зарабатывала до 30 тысяч рублей в месяц, – говорит Наталья. – Потом зарплата стала падать и постепенно дошла до 20-23 тысяч. Я решала, что с меня хватит, и стала искать другую работу… Дело в том, что работа дворника – голая сдельщина.Вся территория поделена на участки разного класса сложности. Самые легкие и низкооплачиваемые – 1-го класса, которые можно убирать от случая к случаю. К ним, например, относятся асфальтовые отмостки (полосы вдоль периметра наружных стен, предназначенные для отвода поверхностных вод от фундамента, – авт.) вокруг пятиэтажек. 2-й класс – это пешеходная зона и участки перед подъездами. 3-й, самый тяжелый в плане уборки и, стало быть, самый высокооплачиваемый, класс – проезжая часть дорог.– У дворника нет и не может быть фиксированной зарплаты, – втолковывает мне Наталья. – Каждый участок индивидуален, состоит из кусочков разного класса сложности. Но те же казахи или узбеки этого не знают, для них зарплата в 10 тысяч рублей – предел мечтаний. В нашей конторе однажды решили бастовать таджики, требовали повышения расценок – так казахи и киргизы их не поддержали, сказали: нам и так хорошо…По словам Натальи, в жилищных конторах ничего не изменилось с советских времен. За уборку Москва платит по твердым расценкам столичного Департамента жилищной политики и жилищного фонда, но до дворников эти деньги не доходят, оседают в карманах начальства. Делается это просто: по бумагам работу одного таджика выполняет несколько “мертвых душ”, которым и отписывается часть зарплаты.– В конце концов я осталась единственной москвичкой в конторе, остальные разбежались, – вздыхает Наталья. – С киргизами начальству проще. Им ни денег нормальных платить не надо, ни жилья предоставлять. Киргизов селят в пустующие квартиры в пятиэтажках, идущих под снос, по 10-25 человек в каждую. Когда такие дома снесут, гастарбайтеров разместят в подвалах многоэтажек… Главное, непонятно: почему нет службы, которая бы следила, как расходуются деньги на дворников? Ведь это в корне изменило бы ситуацию. Такое впечатление, что нынешнее положение дел всех устраивает…[b]Две стороны одной проблемы[/b]Дворников в Москве целая армия – более 50 тысяч человек. В Департаменте жилищной политики и жилищного фонда Москвы затруднились сказать, как распределяются дворники по национальностям – такой статистики не ведется. Но есть оценки экспертов.По данным правозащитной организации “Народная лига “Таджики”, в столичной системе ЖКХ заняты сейчас 18 тысяч таджиков. Английская BBC считает, что дворников-узбеков у нас не меньше. Русских дворников никто не считал – их, как ни крути, кот наплакал.С одной стороны, это вроде бы неплохо – давать приезжим работу, которую москвичи делать не хотят. С другой– вместо того, чтобы наводнять город трудовыми мигрантами, которым рано или поздно придется предоставить и жилье, и социальные гарантии, не проще ли навести порядок с выплатами дворникам положенных денег? За те же 30 тысяч в месяц желающих убирать улицы и среди коренных москвичей будет хоть отбавляй.[b]КОМПЕТЕНТНОЕ МНЕНИЕСтепан Орлов, депутат Мосгордумы, председатель комиссии по городскому хозяйству:[/b]Если во дворах грязно, горожане по старой привычке пеняют на государство, забывая, что с принятием Нового жилищного кодекса ситуация изменилась в корне.Примерно 95% домов находится в ведомстве ТСЖ и Управляющих компаний.Это значит, что теперь сами жильцы имеют возможность, например, настоять на замене дворника, если тот не справляется со своими обязанностями и даже повысить зарплату, когда к его работе нет претензий.За государством остались преимущественно надзорные функции: проведение санитарно-эпидемиологических мероприятий, контроль за качеством уборки и соблюдением условий труда и отдыха работников, чтобы люди, занятые в благоустройстве города не чувствовали себя рабами. А так же дополнительная возможность материально стимулировать добросовестных тружеников.

Подкасты