пт 18 октября 18:01
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Донорство в России. Касается каждого

Донорство в России. Касается каждого

Российская трансплантология имеет более чем 45-летнюю историю. 15 апреля 1965 г. Борис Васильевич Петровский впервые в России успешно провел трансплантацию почки. С этого дня новое направление хирургии получило развитие в нашей стране. В 1969 г. в системе РАМН по инициативе академика Б. В. Петровского был создан Научно-исследовательский институт трансплантологии и искусственных органов (тогда он назывался Институт трансплантации органов и тканей). Первым директором института стал член-корреспондент АМН СССР Глеб Михайлович Соловьев. Позже на посту директора НИИ его сменил Валерий Иванович Шумаков – хирург, впервые в России успешно проведший операцию по пересадке сердца. Он занимал эту должность продолжительное время. К сожалению, недавно В. И. Шумаков ушел от нас в расцвете творческих сил. Сегодня НИИ возглавляет известный хирург-трансплантолог, профессор, член-корреспондент РАМН Сергей Владимирович Готье. Он перешел в институт из РНЦ хирургии им. Б. В. Петровского РАМН, где провел более 250 операций по пересадке печени. На достижениях и проблемах сегодняшней трансплантологии С. В. Готье остановился в своем интервью нашей газете. [b]– Сергей Владимирович, расскажите о современных направлениях развития НИИ трансплантологии.[/b] – Основное новшество – это программа трансплантации родственной печени, которая была разработана в РНЦ хирургии. Она позволяет не зависеть от донорских органов и брать для пересадки участок печени от родственника-донора. Эта программа тесно связана с новым, активно развивающимся направлением института – педиатрической трансплантацией. Еще 4 года назад его в России просто не существовало. И лишь недавно стала возможна трансплантация почки и печени совсем маленьким детям в возрасте от 6 месяцев. Случается, что у детей, остро нуждающихся в пересадке, нет родственников, которые могут стать донорами. Что делать в таком случае? Приходится пересаживать печень, взятую у погибшего человека. Если это печень взрослого человека, то она делится на 2 части: одна, небольшая, трансплантируется ребенку, а вторая используется для взрослого реципиента. Совсем недавно мы провели 3 такие успешные операции, и первую из них – совместно с НИИ трансплантологии и РНЦ хирургии. При этом ребенок находился в одном центре, а взрослый пациент – в другом. [b]– А каковы планы развития НИИ трансплантологии в целом?[/b] – Безусловно, мы будем и далее развивать сложнейшие направления – кардиохирургии и трансплантации сердца. Операций по пересадке сердца сегодня проводится 6–10 в год, но потребность в них, конечно, гораздо выше. Как я уже говорил, будет развиваться педиатрическая трансплантация, при этом мы значительно увеличим количество мест для больных. Однако, говоря об этом направлении медицины в целом, хочу подчеркнуть, что здесь существует ряд актуальнейших проблем, которые нужно решать в первую очередь. [b]– Что это за проблемы?[/b] – Во-первых, необходимо точное определение количества больных, нуждающихся в операциях. Но сложность состоит в том, что, даже зная это количество людей, мы часто просто не можем им помочь – не хватает донорских органов. И если при пересадке печени можно использовать родственного донора, то сердце у живого человека не возьмешь. А отлаженная система забора донорских органов у нас отсутствует. У меня есть поручение от Министерства здравоохранения на создание Всероссийской трансплантационной программы. Но чтобы эта программа была эффективна, необходимо повсеместно и в короткие сроки создать ее инфраструктуру, задействовав все важнейшие аспекты: образование (начиная со школьной скамьи), законодательство, организацию здравоохранения и обучение на местах. Но самое сложное – изменить ментальный подход людей к этой проблеме. Для этого нужна постоянная информация о донорстве, о том, что, ожидая пересадки, умирают молодые люди, а дети годами ждут донорских органов. Предубеждения и стереотипы должны уступить место здравому подходу и пониманию того, что участие в донорской программе – дело добровольное. В цивилизованных странах человек еще при жизни может выразить свою волю – быть или не быть донором, что заносится в специальную базу данных. В ней отражено его согласие или несогласие на донорство в случае его смерти. На Западе такая практика является общепринятой и понятной населению. Один из вариантов решения этой проблемы у нас – создание Всероссийской компьютерной донорской базы. Для этого прежде всего необходимы системы координации по региональным центрам, связывающие между собой несколько областей. Такой центр должен давать информацию медучреждениям о возможности получить донорские органы в ближайшей области. Это сложный, дорогостоящий проект, но его реализация – это сотни спасенных жизней, что убедительно доказывает опыт других стран. Одна из важнейших проблем современной трансплантологии – огромный недостаток донорских органов. Ежегодно в мире выполняется более 26 тысяч операций по трансплантации почки, но одновременно растет и лист ожидания: почечный трансплантат получают лишь 15% больных, которым он необходим. Из пациентов, стоящих в листе ожидания трансплантации сердца и/или печени, ежегодно, не дождавшись операции, погибает более 20%. Каждый может оказаться в ситуации, когда потребуются донорские органы, и не через десять лет, а именно сейчас, и их не смогут найти. Кто будет в этом виноват?

Новости СМИ2

Михаил Бударагин

Кому адресованы слова патриарха Кирилла

Ольга Кузьмина  

Москва побила температурный рекорд. Вот досада для депрессивных

Дарья Завгородняя

Дайте ребенку схомячить булочку

Оксана Крученко

Детям вседозволенность противопоказана

Анатолий Сидоров 

Городу нужны терминалы… по подзарядке терпения

Виктория Федотова

Кто опередил Познера, Урганта и Дудя на YouTube

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

В чьей ты власти?