Четверг 21 марта, 11:03
Ясно + 2°
Город

Театр без режиссера 

Сцена Большого театра. Фрагмент оперы «Богема» Джакомо Пуччини в постановке Жана-Романа Весперини
Фото: Дамир Юсупов
Финальной премьерой 242-го сезона Большого театра стала самая популярная опера итальянца Джакомо Пуччини «Богема».

Спектакль на Новой сцене представила команда молодых французских постановщиков во главе с режиссером Жана-Романа Весперини и американский дирижер Эван Роджистер. 

Предыдущая постановка «Богемы» продержалась в репертуаре театра более 20 лет и показывалась еще в прошлом сезоне. Так что новая версия появилась на афишах Большого без всяких пауз на творческое переосмысление в год 160-летия со дня рождения композитора. 

Сюжет своей знаменитой «Богемы» Пуччини позаимствовал у популярного в конце XIX века романа Анри Мюрже «Сцены из жизни богемы». И хотя мировая премьера оперы прошла без восторга, уже несколько лет спустя лирическая история любви и веселья бедных художников, поэтов и их подруг, что заканчивается трагической смертью молодой красивой куртизанки, стала настоящих оперным хитом, каковым остается и поныне. 

«Моя задача как режиссера состоит в том, чтобы сделать спектакль современным, но не через костюмы и декорации, а через актерскую игру, убрав традиционные жесты, свойственные певцам, чтобы их герои воспринимались как сегодняшние. Богема – это состояние духа, это то, что существует интуитивно», — сказал Весперини. 

И сделал все наоборот. Постановка француза, которому судьба редко представляет возможность самостоятельной работы в театре, а чаще ассистента выдающихся мастеров, не обладает никакими авторскими приметами и похожа на все самые тривиальные версии «Богемы». Все, что происходит на сцене ходульно и примитивно, и главное, что печально, лишено чувственной трепетности. Певцы существуют на сцене формально, а их основная задача – попытаться найти баланс с беспрестанно гремящим оркестром. 

Участникам первого премьерного состава – Динара Алиева (Мими), Ольга Селиверстова (Мюзетта), специально приглашенный албанский тенор Раме Лахай (Рудольф) и Андрей Жилиховский (Марсель) – удаётся в индивидуальном режиме, за счет личного вокального мастерства произвести вполне благоприятное впечатление. Но их усилия не создают эмоциональной атмосферы спектакля. 

Второй состав, напротив, демонстрирует значительно большую ансамблевую сыгранность, но с вокалом у него просто беда. Когда поют Мария Мудряк (Мими, приглашенная из Казахстана), итальянцы Давиде Джусти (Рудольф) и Дамиана Мицци (Мюзетта) возникает полное ощущение самодеятельного представления. И тут возникает закономерный вопрос: зачем театр зазывает исполнителей на грани профессиональной состоятельности. Тем более, что благодаря своему одному из самых успешных проектов – Молодежной оперной программе, Большому сегодня под силу собрать не один адекватный состав для оперы, наполненный юношеской, студенческой романтикой. Тогда и режиссерское бессилие не будет выглядеть столь кричащим. 

И к осенне-зимней серии спектаклей у театра еще есть время пересмотреть свой кадровый подход. А так, получается, что больше всего аплодисментов достается не артистам, а очаровательному белому пуделю по кличке Леди. 

Новости СМИ2

Все мнения
Спасибо за вашу подписку
Подпишись на email рассылку Вечерки!
Предлагаем вам подписаться на нашу рассылку, чтобы получать новости и интересные статьи на электронную почту.
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER