Воскресенье 25 августа , 17:08
Ясно + 20 °
Город

Медики госпиталя имени Вишневского знают средство от «потухших» глаз

5 сентября 2018 года. Главный инженер гибридного операционного комплекса Владимир Завруков демонстрирует управление аппаратом, делающим ангиографию, УЗИ и КТ пациента у операционного стола
Фото: Алексей Орлов, "Вечерняя Москва"
5 сентября 2018 года. Главный инженер гибридного операционного комплекса Владимир Завруков демонстрирует управление аппаратом, делающим ангиографию, УЗИ и КТ пациента у операционного стола
Фото: Алексей Орлов, "Вечерняя Москва"
В этом году Центральный военный клинический госпиталь имени А. А. Вишневского отмечает полувековой юбилей. Корреспондент «ВМ» провел здесь рабочий день с врачами и больными, чтобы выяснить, как изменился и вырос ведущий госпиталь Вооруженных сил за полвека.

 В военном госпитале имени А.А. Вишневского, чья центральная часть расположена возле поселка Новый на окраине Красногорска, а филиалы — от Москвы до Кирова, мы повстречали разных пациентов. Большинство составляют отставники, отдавшие здоровье Вооруженным силам, меньшую часть — солдаты и офицеры с ранениями и травмами, а также «гражданские», которые оказались здесь по направлению системы ОМС или ДМС. По дороге от КПП к центральному корпусу мы встретили несколько автомобилей, непреложно свидетельствовавших: их обладатели могут улететь лечиться за рубеж. Но предпочитают остаться здесь, в знаменитом военном госпитале.

Оперирующий генерал

Генерал-майор медицинской службы, начальник 3-го ЦВКГ им. Вишневского Александр Есипов хоть и окончил Московское Суворовское училище (после него в высшие военные училища СССР выпускников брали без экзаменов. — «ВМ»), но после училища ему пришлось отслужить и срочную службу — санитаром в этом самом госпитале. Сейчас генерал и начальствует, и оперирует — он известный хирург-уролог, доктор наук, заслуженный врач РФ.

— Через 33 года службы я возглавил этот госпиталь, — говорит Александр Есипов. — А тогда, в 1980-х, здесь было всего два корпуса, построенных в 1968 году, порядка 25 отделений, и не было, конечно, специализированных центров. Но для своего времени госпиталь был передовым. А главное, я застал здесь — среди профессоров, начальников отделений— врачей-фронтовиков, которые трудились в годы Великой Отечественной. Здесь была отличная врачебная школа, мне здесь путевку в жизнь выписали. У начальника госпиталя, как и у многих врачей, есть свой «музей достижений»: стенд с инородными телами, лично удаленными им из мочевых пузырей военнослужащих. Там представлены камни, похожие на маленькие «морские мины с шипами», дробь, пули разных калибров. Вообще, кабинет каждого руководителя говорит многое о нем самом. У Есипова — целый православный иконостас, а также подаренные монастырский мед и миро, которым и пахнет в кабинете. Миро не простое, а с Афона. А еще — коллекция знаков суворовских училищ Союза.

— Поскольку мы военный госпиталь, у нас доминирует хирургия, — поясняет он. — Но создан центр политравмы — мы эвакуируем пациентов, пострадавших в ДТП. Чтобы наши хирурги были в постоянной боеготовности, тренировались. В армию призывают людей здоровых, и если бы мы лечили одних военнослужащих, то произошла бы полная профессиональная деградация, хирургов — прежде всего. Госпиталь Вишневского, несмотря на подведомственность Минобороны, входит в общую федеральную систему здравоохранения. То есть в нем работают врачами не только военные, но и выпускники гражданских медицинских вузов, а в палатах места занимают больные, поступившие по ОМС, ДМС, платные, по спецпрограммам Минздрава. Одна из таких программ — «Дорожная травма».

— Травма в ДТП по своему характеру похожа на боевую: разрывы, размозжения костей, переломы, гематомы, последствия попадания в тело острых предметов, — говорит начальник госпиталя. — И врачи в центре работают круглосуточно, таким образом, образовалась маленькая клиника военно-полевой хирургии. А самых тяжелых пострадавших к нам привозят вертолетами. На все — не больше часа. За это время пациент должен уже быть госпитализирован в реанимацию, где его подключают к приборам обеспечения (аппарату ИВЛ, гемодиализу, навязывателю сердечного ритма и другим необходимым приборам, вплоть до искусственного сердца.  — «ВМ»). К чести специалистов в госпитале заметно снизилось число летальных исходов. Есипов говорит, что в ЦВКГ уровень смертности в разы ниже, чем в «гражданских» клиниках: там, по его данным, 64 процента, а в Вишневского— 16 процентов.

На «командном пункте» кардиологов 

За операцией на сердце в ЦВГК стоит наблюдать не в операционной, где можно увидеть только фигуру больного и склонившихся врачей с сестрами, а из специального «командного пункта» Центра кардиологии, включающего десять отделений. Его создали по совету министра обороны два с половиной года назад.

Главное здесь — настенные экраны, на которых в режиме реального времени отражается любая по выбору операция, причем не только общий ход, а данные ангиографии сосудов, эхограмма, показатели ритма, пульса оперируемого и другие важные для врачей данные. Но самое важное — full HD-вид на оперируемое сердце. Во весь экран. Начальник центра, доктор наук, заслуженный врач Александр Лищук пристально наблюдает за операцией. Все действия бригады не только видно, но и слышно. А Лищук и другие ведущие врачи центра дают советы оперирующим докторам. Это, кстати, и хорошая возможность показать работу врачей студентам или курсантам.

— Сейчас мы наблюдаем сложный случай: молодой, 46 лет, больной, перенес тяжелый инфаркт миокарда с остановкой сердца, — поясняет Александр Лищук (его глаза не отрываются от экранов. — «ВМ»).— Его реанимировали, он восстановился, а потом внутри желудочка образовался большой тромб и часть сердца плохо сокращалась. У него изначально был порок клапана, который превратился в каменную глыбу. Его пришлось удалить вместе с частью сердечной мышцы, удалять тромб изнутри, делать пластику аневризмы желудочка иаортокоронарное шунтирование. Тяжеленная была операция, но она уже завершается. У этого больного есть хорошие шансы на то, чтобы жить нормальной жизнью.

По словам хирурга, в кардиоцентре бывает одновременно до двенадцати операций. В год — более 1500 операций на сердце, а в 2018-м будет порядка двух тысяч. Кроме того, есть операции по закрытой методике: когда в орган «входят» через бедренную артерию или вену. При нарушениях ритма сердца датчик можно ввести внутрь, навязать ритм, провести УЗИ-исследование изнутри, более точно. Помимо экранов, показывающих операционные, есть и выход с «командного пункта» на палаты, где лежат после операции самые тяжелые больные центра.

Доктор Игорь Быховец выгружает «раненого» Дениса Грошева из медицинского вертолета Ка-226 Фото: Алексей Орлов, "Вечерняя Москва"

Четыре часа в бронефартуке

Урологический центр считается в госпитале Вишневского самым передовым. Как пояснил врач 7-й урологии Сергей Рослик, медики стараются проводить хирургические вмешательства без разрезов при помощи прокола через сосуд под местным обезболиванием. Пациент в сознании, не нужно долго выходить из наркоза, человек быстро выздоравливает.

— Для меня урология — главный раздел медицины, — поясняет Рослик. — У пациента меркнут даже сердечные болезни, когда выходит камень или схватит почечная колика. Идем в операционную: заслуженный врач РФ Виктор Пономарев и кандидат медицинских наук Олег Сидоров делают операцию военному пенсионеру при помощи эндоскопической оптики. Врачи «входят» в почку пациента через мочевые пути и дробят камни отечественным (сделанным в Зеленограде. — «ВМ») лазером. Больной в сознании, приветливо кивает нам, когда мы входим в операционную. Здесь пациенту легко, а врачам тяжело — они по 3–4 часа стоят у стола в 12-килограммовых рентгенозащитных фартуках, похожих на длинные, до колен, бронежилеты.

По соседству уже под общим наркозом пациенту делают трансуретральную резекцию аденомы простаты (удаление без вскрытия) заслуженный врач РФ Владимир Паршин и врач высшей категории Андрей Кочетов. Все данные состояния оперируемого выводятся на мониторы, причем в цвете и с достаточной резкостью. Ежегодно в центре урологии госпиталя оперируют 2,2–2,5 тысячи больных. 25 процентов поступают сюда с мочекаменной болезнью, еще 20 — с аденомой простаты, примерно 30 процентов  —  со злокачественными опухолями. Большинство пациентов — 50–60 лет и старше. Кстати, Центр урологии госпиталя вошел в федеральную программу по трансплантации почек. Первую (и успешную) операцию по пересадке почки провели в августе этого года. Военных медиков в этом поддерживали спецы Минздрава РФ под руководством академика Сергея Готье. Сюда часто поступают больные по ОМС, причем не только из Москвы и Подмосковья.

Доктор Игорь Быховец выгружает «раненого» Дениса Грошева из медицинского вертолета Ка-226 Фото: Алексей Орлов, "Вечерняя Москва"

На пороге будущего

Как отмечают врачи госпиталя, начальник сделал за годы работы для ЦВГК очень много. Например, добился выделения средств на гибридный операционный комплекс. Назвать это «операционная» нельзя: действительно, стерильный комплекс из десятка помещений, в котором есть все мыслимое и немыслимое оборудование, управляемое с одного пульта.

— Эта гибридная операционная — космос! — поясняет главврач. — Туда, чтобы просто войти, надо очень много знать, помимо анатомии. В принципе, оперирующим хирургам надо предварительно изучить всю подручную технику и как с ней работать. Там, кстати, помимо всего, можно набрать код любого врача в Европе и связаться с ним — работает телемедицина. В операционном комплексе над столом висят не дающие тени лампы. Сам стол движется и складывается в любое положение, если, например, при операции на сердце нужно повернуть пациента под каким-то углом. Рядом— два аппарата искусственного кровообращения, каждый может заменять сердце в течение часа. В помещении рядом — аппарат, заменяющий сердце на 30 дней. А еще прибор очистки крови (если вдруг нет искусственной), баня для ее разогрева, холодильники для хранения. Повсюду камеры, мониторы, над операционным столом — новейший интегрированный комплекс, делающий УЗИ, ангиографию и КТ. Тут же — «электронный анестезиолог», стойка подает наркоз и кислородную смесь через аппарат по программе. За одну минуту можно сменить тип операционного стола. Здесь все работает с одного «телевизионного» пульта, все записывается и может транслироваться. Тут провели уже порядка 30 операций.

— В госпиталях Вооруженных сил такого комплекса нет, — говорит главный инженер гибридного комплекса Владимир Завруков. — В целом в России есть кое-где подобные комплексы, но не так хорошо оснащенные. Комплекс стоит миллиард рублей, и умереть на этом столе невозможно. Главное — здесь сразу могут работать с одним пациентом несколько разных бригад, не мешая друг другу. Например, нейрохирурги и кардиохирурги.

В подтверждение он демонстрирует на мониторе недавнюю операцию по извлечению из сердца иглы, выпущенной из травматического оружия. Игла провела в сердце пять дней и успела заржаветь. А также — удаленный из сердца огромный тромб (не менее 3 см) и две невероятные ТЭЛы — чудовищные тромбы легочной артерии длиной более 25 см каждая! Все прооперированные выжили, хотя пациент с тромбоэмболией обоих легких чуть не умер перед операцией, так был плох.

Но военные медики вернули его к жизни, очистив легкие.

Пиявки и иглы вместо горсти таблеток

— Центр традиционной медицины создавался в 1993-м, — говорит начальник госпиталя Есипов. — Скорее его можно назвать центром интегративной медицины, так как она включает в себя китайскую, бурятскую, русскую народную и тибетскую диагностику и терапию. Все врачи центра прошли стажировку в военных госпиталях Китая, повысив там свои знания в иглотерапии и фитотерапии. Тут используют целостный подход к человеку, а не только к его заболеванию. Цель — улучшить качество жизни.

Центр традиционной медицины занимается диагностированием и лечением нарушений метаболизма человека. «От нарушения обмена — все болезни», утверждают классические врачи. Врачи центра специализируются на гипертонии, ишемии, подагре, сахарном диабете второго типа, артритах, артрозах.

Сюда попадают те, кому не помогают типичные способы лечения — химиотерапия и таблетки. Их лечат с помощью фитотерапии, пиявками, физиотерапией, и иглотерапией. Вдобавок, разгрузочная диета.

Все это вместе, грамотно примененное к страдающим людям, которые раньше горстями ели таблетки, способствует тому, что они полностью прекращают их принимать.

— У нас все врачи — со степенями, нет начальника отделения, который не был бы кандидатом наук, — рассказывает главврач госпиталя. —  Многие прошли обучение в Китае, США, в Европе —  по обмену.

В центре не только укладывают в стационар. Любой столичный пенсионер по ОМС вполне может попасть сюда на консультацию.

Пути военной медицины

Военная медицина движется к новым вершинам нейрохирургии и травматологии, хирургии сердца и живота, к оптимизации диагностики и лечения. К совершенствованию борьбы с инфарктами, ранней диагностике заболеваний сердца. Отдельное направление — профессиональные патологии. Это авиационная, морская, космическая медицина.

5 сентября 2018 года. Главный инженер гибридного операционного комплекса Владимир Завруков демонстрирует управление аппаратом, делающим ангиографию, УЗИ и КТ пациента у операционного стола
Фото: Алексей Орлов, "Вечерняя Москва"

Новости СМИ2

Все мнения
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER