Вторник 11 декабря, 06:12
Снегопад 0°
Город

Мэр Москвы Сергей Собянин: Число преступлений снижается

Число убийств сократилось почти вполовину. Для мировых городов — это поразительный показатель, отметил глава города
Фото: Владимир Новиков, "Вечерняя Москва"
Мэр Москвы Сергей Собянин в эксклюзивном интервью «Вечерней Москве» рассказал о снижении уровня преступности в столице, а также о том, какие меры безопасности этому способствуют.

— Сергей Семенович, в субботу на Московском НПЗ произошел крупный пожар. Как вы оцениваете работу экстренных служб?

— Администрация завода оперативно среагировала на ЧП. Пожарные и спасатели сработали в высшей степени профессионально. Все городские службы оказались полностью готовы к работе в условиях чрезвычайной ситуации. О причинах пожара говорить рано, лучше дождаться итогов расследования. Предстоит большая работа по восстановлению завода и завершению его модернизации. Руководство компании «Газпром нефть» заверяет, что пожар на НПЗ не приведет к сокращению поставок и дефициту топлива на АЗС. Но, самое главное, обошлось без жертв.

— Недавно свой профессиональный праздник День сотрудника органов внутренних дел отмечали столичные полицейские. Это хороший повод поговорить о безопасности. Как вы оцениваете криминогенную ситуацию в Москве?

— По самым чувствительным составам уровень преступности снизился не на проценты, а в разы. Например, число квартирных краж уменьшилось в 4,5 раза. Несколько лет назад в полицию поступало до 10 тысяч заявлений о краже, а в 2017 году — всего 2 тысячи. Число грабежей сократилось с 15 тысяч до 4,5 тысячи в год. Число краж машин — с 10 тысяч до 3,3 тысячи.

— Больше всего людей беспокоят насильственные преступления — убийства прежде всего. Какова ситуация в этой сфере?

— Число убийств сократилось почти вполовину. Для мировых городов — это поразительный показатель.

— Если спросить москвичей, считают ли они Москву безопасным городом, то многие скажут «нет». Я сужу по своей маме. Она страшно волнуется за внуков. И отпустить их даже в соседний магазин — целая трагедия. Про самостоятельные поездки на метро или автобусе и говорить нечего.

— Все мы прошли через разгул преступности девяностых — начала «нулевых», и это наложило отпечаток на наше сознание и поведение. Невозможно просто взять и сказать себе: ну, все, теперь в Москве абсолютно безопасно, с понедельника дети сами ездят на метро. Да и не нужно себя в чем-то искусственно убеждать или переубеждать. Лучше прислушайтесь к своим чувствам. Если вы испытываете меньше дискомфорта на ночной улице, чем несколько лет назад, значит, в Москве действительно стало спокойнее и безопаснее. А надо ли оснащать входную дверь сейфовыми замками и с какого возраста отпускать детей на улицу одних, пусть каждый решает сам. И, конечно, все познается в сравнении. Для нас эталон — Европа. И Москва — более безопасный город, чем Лондон или Париж. Я уж не говорю об американских городах Нью-Йорке или Лос-Анджелесе.

— В чем причина снижения преступности в Москве?

— Причин много. Одна из главных — мы очистили город от источников криминальной заразы. Убрали нелегальные такси, контейнерные рынки, ларьки, ликвидировали десятки незаконных ночлежек и общежитий. Затем навели хотя бы минимальный порядок с миграцией.

— Каким образом?

— По нашей просьбе Государственная дума приняла закон, по которому трудовые мигранты обязаны сдавать экзамены на знание русского языка, проходить медицинскую комиссию, покупать патент, регистрироваться по месту проживания. А дальше заработал классический метод «кнута и пряника». Если мигрант соблюдает закон, то имеет возможность спокойно работать. Если он делает все наоборот, то рано или поздно его поймают, вышлют и на несколько лет запретят въезд в Россию. Большинство мигрантов выбирает «пряник». Примерно 2 миллионам иностранцев, которые не сделали должных выводов, сегодня въезд в Россию закрыт. Эти меры работают. Число преступлений, совершаемых мигрантами, пошло на спад.

— В подъездах работают камеры видеонаблюдения. Они помогают в борьбе с преступностью?

— Расследование любого уличного преступления сегодня начинается с анализа видеозаписей с камер видеонаблюдения. Но камеры — только полдела. Вторая половина — улучшение освещения на улицах, во дворах, в парках, на детских площадках. За последние годы дополнительное освещение получили 18 тысяч городских объектов. У многих потенциальных преступников видеокамеры и уличные фонари отбили желание хулиганить и воровать.

— Неделю назад вместе с министром внутренних дел Владимиром Колокольцевым вы открыли новое здание Управления внутренних дел по Восточному округу. Переезд окружного полицейского главка в новый офис — разовое событие или часть большой программы?

— Прежде чем стать министром, Владимир Александрович возглавлял московское ГУВД. Лет семь назад мы вместе с ним посмотрели, в каких условиях работали московские полицейские. Честно говоря, выглядело все это несовременно и убого. Мы тогда договорились общими силами привести в порядок райотделы полиции. С тех пор делаем капитальный ремонт 10–15 зданий РУВД в год — создаем нормальные условия для сотрудников и посетителей. Во дворах ставим спортивные городки и хоккейные коробки для поддержания физической формы. Но оказалось, что многие райотделы полиции ремонтировать просто бессмысленно. Они расположены на первых этажах домов, в бывших детских садах и других неприспособленных помещениях либо имеют очень маленькую площадь. Что ни делай, нормальных условий для службы в них не создашь. Поэтому в ближайшие годы мы построим 15–20 новых зданий райотделов полиции. Отдельная программа — служебное жилье. В полиции служит много сотрудников из других городов. Поэтому мы ремонтируем отселенные дома и отдаем их под семейные общежития. Пока человек служит, его семья имеет гарантированную крышу над головой. Можно потихоньку копить на покупку квартиры.

Добавьте в избранное: Яндекс Дзен Яндекс Новости Google news

Новости СМИ2

Спасибо за вашу подписку
Подпишись на email рассылку Вечерки!
Предлагаем вам подписаться на нашу рассылку, чтобы получать новости и интересные статьи на электронную почту.
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER