Вторник 11 декабря, 12:12
Небольшой Снегопад + 1°
Город

Писатель Алексей Иванов: Я никак не иду на поводу у массовых вкусов

Алексей Иванов — писатель, сценарист, культуролог
Фото: https://www.instagram.com/readmade/официальный инстаграм продюсера Алексея Иванова
Алексей Иванов — писатель, сценарист, культуролог
Фото: https://www.instagram.com/readmade/официальный инстаграм продюсера Алексея Иванова
Наоборот, дает ему то, что тот никак не ожидает увидеть. И, похоже, автор нисколько не лукавит.

На днях Алексей Иванов представил журналистам новый игровой роман «Пищеблок». Два года назад в интервью «Вечерке» он намекнул, что собирает пионерский фольклор для новой книги. И вот стало понятно, о чем тогда шла речь.

Роман написан и издан. Это не просто смешные и страшные истории советского детства, это книга о вампирах, которые существуют в нашей недавней реальности и живут по образцу идеального советского гражданина, подчиняясь правилам и символике.

Накануне Олимпиады

— Фабула произведения такова: в пионерском лагере на берегу Волги во время Олимпиады-80 действует группа пионероввампиров. Получился метамодернистский коктейль, — начал рассказывать Иванов. — Это не роман ужасов, иначе вампиры кусали бы всех подряд, и там была бы гора трупов. Это наследие романа советского времени, формат реализма. Роман «Пищеблок» — это переигрывание того, что было в советское время, но на новом уровне сложности. Олимпиада 1980 года также играет весомую роль в сюжете.

Не так уж много событий произошло в СССР, благодаря которым страну любили во всем мире. Это конечно День Победы, полет Гагарина в космос и, безусловно, значимое для страны событие — Олимпиада-80. Это некий идеал, который представил Советский Союз.

Этот сюжет нужен был и для того, чтобы показать идеал в реальности. Иванову уже поступило три предложения об экранизации этого произведения — еще до выхода романа из печати. Это случается не впервые.

— Так было с романом «Ненастье»: мы получили предложение на экранизацию до его публикации, — включилась в разговор продюсер писателя Юлия Зайцева. — «Пищеблок» продолжает эту традицию. Первое предложение было сделано год назад, когда мы озвучили идею романа... Так что фильм точно будет! Можно добавить, что проданы права и на экранизацию одной из самых ранних вещей Иванова — романа «Общага-на-Крови». Это будет режиссерский дебют Романа Васьянова. Васьянов хорошо известен как оператор, у него есть несколько работ в Голливуде («Ярость», «Отряд самоубийц») и в России («Стиляги», «Охота на пиранью»).

Кадр из сериала «Ненастье» режиссера Сергея Урсуляка Фото: Кадр из сериала «Ненастье» режиссера Сергея Урсуляка

Три Союза

И все же нельзя было не поинтересоваться у автора, как после большого исторического романа аж в двух частях появляется вдруг... пионерский лагерь и вампиры.

— После огромного «Тобола» мне захотелось написать что-нибудь поближе к собственной биографии, — объяснил Иванов. — Перекочевать из XVIII века в XX, и я решил обратиться к советскому времени. Действие романа начинается летом 80-го в маленьком пионерском лагере. Жизнь в нем протекает вполне обычно: пионеры дружат, ссорятся, влюбляются. Лагерь живет своей жизнью.

Но главные герои замечают, что некоторые пионеры становятся уж слишком правильными. Они пытаются разобраться, в чем дело, и выясняют, что среди них живут вампиры. Вампиры не могут имитировать реальную человеческую жизнь и вынуждены пользоваться «Моральным кодексом строителя коммунизма». И из них получаются самые правильные пионеры. Мне было интересно погрузиться в собственную молодость, но в моем детстве вампиров в пионерлагерях не было.

— На самом деле, Советских Союзов было несколько, — продолжил писатель. — СССР, как солнечная сторона детства, о котором вспоминаешь с нежностью.

СССР, как социалистическое государство, которое защищало права и покой граждан. И Советский Союз, как идеологическая машина подавления свободы личности, свободы жизни.

И этот Советский Союз уже никому не нужен. Я совпадаю с обществом в плане личной ностальгии, но не неприятия идеологического прессинга.

Новый жанр

Алексей Иванов говорит, что не ориентируется на ожидания читателя, скорее наоборот: все, что он пишет, — это нарушение ожиданий: — Я никак не иду на поводу у массовых вкусов. В жизни мне интересно многое, каждый жанр и формат зависят о того, на какую тему я собираюсь писать.

В этот раз получился традиционный психологический роман о советском времени, который сделан в достаточно непривычном формате метамодернизма, основные признаки которого даже критики пока описать не могут.

— Литературу можно уподобить некоей кукле, — продолжил он. — Представьте, что эту куклу разорвали на куски, а потом сшили в произвольном порядке, ноги пришили к голове. Это будет постмодернизм. А метамодернизм говорит, что мы не будем ничего разрушать, мы будем продолжать традицию, нам нравится то, что было раньше, мы снова будем играть в эту же самую игру по этим же правилам, но на новом уровне сложности. Это формат, когда расшатываются привычные рамки. Но повествование все равно остается в рамках традиции и наследует классический традиционный гуманизм. Примером такого романа для меня является «Террор» Дэна Симмонса.

В этом формате реализм уже описывает не только вечный мир, но и мир идей. Это история морской экспедиции на Севере, где обитает некое чудище, нападающее на моряков, и все погибают. С одной стороны, это классический географический роман со всеми подробностями, но чудище — олицетворение Севера, где человек не нужен и жить не может. И чудище сталкивается с реальными людьми. А реализм становится еще более реалистичным за счет идей, воплощенных в чудище. «Пищеблок» — это как раз переигрывание того, что было в советское время, что было в классической традиции, но на новом уровне сложности. Здесь сами вампиры не столь важны. Это метафора идеологии, наложенная на живой мир детства. А идеология — всегда вещь мертвая, мешающая реальной жизни.

Кадр из сериала «Ненастье» режиссера Сергея Урсуляка Фото: Кадр из сериала «Ненастье» режиссера Сергея Урсуляка

Да, я не иду за ожиданиями читателя и пробую каждый раз что-то новое, ломая стереотипы. Не буду писать «Сердце Пармы»-2, -3 и так далее, если хорошо пошел первый роман. Если я перехожу в другой формат, жанр или тему, то я априори нарушаю ожидания публики и не следую ее вкусам.

Это не ради эксперимента.

В жизни очень много всего интересного, о чем мне хочется поговорить, но каждая тема требует своего подхода и разрешения. Я же не буду говорить о судьбе общества в жанре космической оперы или дамского детектива...

В сетях сетей

Отвечая на вопрос о героях времени, Иванов сказал, что сейчас таких не видит: — Не в каждом произведении я пишу о герое нашего времени, как о некоем культурном типе, но каждое произведение вписано в некий временной контекст.

И всегда есть герои, которые способны поднимать товарищей на свершения.

Такого человека сейчас быть не может, это порождение 90-х, которое там и осталось. К тому же в любое время может быть несколько героев нашего времени, это не единичная фигура.

Для романа «Пищеблок» — это мальчишка Валерка, который верит, что провозглашенные в Советском Союзе ценности таковыми и являются. Он потому и начинает противодействовать вампирам, что видит: они эти идеалы извращают и используют только ради своей злодейской пользы.

Сейчас такого героя нет, прежде всего потому, что изменился наш вид коммуникаций — появились соцсети. И наша жизнь во многом ушла туда, а слово перестало быть делом.

Мы перестали отвечать за свои слова. Продюсеры мне рассказывали, что сейчас очень сложно снимать детектив на современном материале. Никто ничего не делает, все время люди ходят и говорят в кадре по телефону. Ни супружеских измен, ни мордобоя, ни погони, ни убийств. А в конце только надевают на кого-то наручники — и все. Действие отсутствует. В соцсетях мы бунтуем, влюбляемся, покоряем, ссоримся.

И снять фильм или написать роман о человеке, который просто сидит за компьютером — сложная задача. Может быть, кто-то с ней когда-то справится, но лично мне это неинтересно.

СПРАВКА

Алексей Иванов — писатель, сценарист, культуролог. Родился в 1969 году в Горьком в семье судостроителей. Начал писать еще будучи студентом. Долго не издавался, но в итоге стал писателем, который живет только за счет своего творчества, что в наше время случается не так уж часто. Иванов работает в самых разных литературных форматах: современная городская проза, модернистский исторический роман, интеллектуальный триллер, исторический нонфикшн и фантастика. Кроме того, Иванов — автор сценария фильма «Царь» (режиссер Павел Лунгин), продюсер, ведущий и сценарист телепроекта «Хребет России» (совместно с Леонидом Парфеновым). Фильм «Географ глобус пропил» снят по его роману (режиссер Александр Велединский).

Алексей Иванов — писатель, сценарист, культуролог
Фото: https://www.instagram.com/readmade/официальный инстаграм продюсера Алексея Иванова
Добавьте в избранное: Яндекс Дзен Яндекс Новости Google news

Новости СМИ2

Спасибо за вашу подписку
Подпишись на email рассылку Вечерки!
Предлагаем вам подписаться на нашу рассылку, чтобы получать новости и интересные статьи на электронную почту.
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER