Город

Многоходовочка кота, изорвавшего картину

The Telegraph рассказал о том, как кот британского искусствоведа Бендора Гросвенора испортил картину английского портретиста XVII века Джона Майкла Райта.

Практически каждый человек может рассказать печальную историю о том, как его домашний питомец нанес материальный ущерб. Причем – нехилый такой материальный ущерб... Возглавляет мой личный хит-парад животных-вредителей беспородная собака моего приятеля Андрея: она изгрызла ботинок, за что он в наказание запер ее в санузле. Там собака активно шебаршилась, пытаясь выйти, и, когда (это произошло быстро, зоозащитники, не беспокойтесь) Андрей захотел ее выпустить – оказалось, что это невозможно. Собака, отираясь об дверь, закрыла задвижку изнутри. Пришлось дверь взламывать. Андрей в гневе выгнал собаку  на лестничную площадку: «пусть подумает о своем поведении», и через пять минут ее уже не было. Бегал потом по всему району, искал. Собаке, имени которой я уже и не вспомню, респект. Собака жила потом долго и счастливо, и ботинки грызть не перестала.

Второе место в хит-параде – кот Ирины Николаевны. Она купила себе новый кожаный плащ (в двухтысячных было модно) - такой черный, в пол. Полюбовалась на себя в зеркале. Повесила на плечики в коридоре. И, пока смотрела сны о том, как блеснет завтра на работе, кот упражнялся: прыгал на висящий плащ и плавно «съезжал» на когтях вниз. Вся кожа превратилась в лапшу! Кот был счастлив. Ирина Николаевна – в тихом шоке. Но даже не стала его ругать: «он ведь родной».

Безродный кот не так прост

А моя кошка вот никаких крупных гадостей не делала, даже вспомнить нечего, ну, не считая вечных дырочек от когтей на одежде - когда кошка счастлива, она впивает в хозяина, нежно и деликатно, свои коготки. Ничего, пережить можно. А, нет, было еще кое-что. Не для печати, как говорится.

Но все это, конечно, не испорченное полотно за полмиллиона английских рублей.

Вид у кота совершенно помоечный, без родословных. Хулиганский вид. Такие коты разбираются в искусстве в частности и в жизни в целом. Когда художник занимался восстановлением картины, кот неожиданно прыгнул на нее и вцепился в полотно когтями. Мог бы, кстати, и «Мону Лизу» изорвать - легко. Чтоб не улыбалась ехидно.

Гросвенор в истерику впадать не стал, только сказал, что «кот не является поклонником творчества художника и нисколько не жалеет о содеянном».

Можно иронизировать над происшествием сколько угодно. Но я уверена: коты знают, что делают. За один день безродный питомец прославил и искусствоведа Бендора Гросвенора, и художника Джона Майкла Райта. Согласитесь, Райта все-таки знали узкие специалисты, а теперь – весь мир.  Безродный бело-черный бандит, кот искусствоведа, оставшийся для человечества просто  безымянным Типичным Котом, понимающим толк в современных тенденциях продвижения товара и хайпе. Порвал-то не лицо на портрете, а одежду; реставратор подлатает да и продаст куда дороже, чем планировал.

Многоходовочка, однако.

Мнение автора колонки может не совпадать с точкой зрения редакции «Вечерней Москвы»

Новости СМИ2

Сквозной эфир. 19 июня

19 июня 15:53
Эфиры Вечерка-ТВ
Все мнения
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER