Город

Если ларьки вернутся, Москва превратится в Душанбе

На улицы столицы планируют вернуть ларьки. Минопромторг внес в Госдуму законопроект о нестационарной и мобильной торговле. Суть проста: на федеральном уровне защитить права ларечников от местных властей.

А еще – организовать дополнительные рабочие места и дать возможность пробиться на прилавки сельхозпроизводителям, не попавшим в торговые сети. Смешно.

У меня впечатление, что чиновники Минпромторга засиделись в кабинетах. Новые рабочие места? Давайте вспомним московские ларьки образца 2000-х. Кто в них торговал? Правильно, граждане СНГ. Куда они отправляли свои доходы? Разумеется, на Родину. А кому принадлежали киоски? В большинстве случаев – представителям республик бывшего СССР. Это были их рабочие места. Не наши. Для них Минпромторг старается?

Многие сельхозпроизводители не могут пробиться в сетевые магазины. Почему? А потому что их продукция имеет не самое лучшее соотношение «цена-качество». И потому, что они не могут поставлять на рынок большой объем продукции. Крупные производители их просто выдавливают. Что произойдет, если ларьки вернут? А ничего. Мы увидим на их прилавках ровно тот же хлеб, молоко и майонезы, закупленные ларечниками оптом и предлагаемые нам дороже, чем в сетевых магазинах. Потому что это известные бренды, покупатель их знает и зачем рисковать, покупая неизвестных производителей?

Зайдите в любой несетевой магазин - там тот же набор упаковок

Если не верите, зайдите в любой несетевой магазин - там тот же набор упаковок, что и в сетевом. И в ларьках ровно так же будет. А вот проблем мы с этих киосков будет немало. Не верите? Выйдите из метро «Тимирязевская». Земля там принадлежит не Москве, а железной дороге, поэтому ларьки сохранились. И это жуть. Душанбе, присыпанный снегом и реагентами. Грязные стены пластиковых скворечников, разномастные вывески, вонь от шаурмы, зазывалы с мегафонами, бомжи... Это 1994 год. И там до сих пор нравы 1994-го. Покупаю в одном из таких ларьков наушники для телефона. Дайте, говорю, чек. Нет, отвечают, чека, кассовый аппарат сломался! Ага, я так и понял. В киосках вообще чек никогда не дают. Потому что их владельцы, о которых так беспокоится Минпромторг, от налогов всячески уходят. Точнее, от налогов официальных. Полиции и мелким чиновникам, «курирующим» местную торговлю, убежден, кое-что достается.

Давайте не будем отрицать очевидное: сегодня ларьки и все, что с ними связано – это «серая» экономика. Москва от большинства ларьков избавилась, как избавилась от маршруток, владельцы и водители которых тоже работали на свой карман. И вот Минпромторг предлагает «серую» экономику в страну вернуть. Плохая, по-моему, идея.

Мнение автора колонки может не совпадать с точкой зрения редакции «Вечерней Москвы»

Новости СМИ2

Все мнения
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER