Город

Столичные ученые рассказали о планах на покорение космоса

Космонавт Сергей Мощенко
Фото: Владимир Смоляков, «Вечерняя Москва»
Космонавт Сергей Мощенко
Фото: Владимир Смоляков, «Вечерняя Москва»

12 апреля — День космонавтики. В нашей стране его отмечают 57 раз, Президиум Верховного Совета СССР принял решение о его праздновании 9 апреля 1962 года, ну а статус дня международного он получил на шесть лет позже — в 1968-м. Уже восемь лет есть у него и еще одно название — «Международный день полета человека в космос».

Накануне праздника в президентском зале МИА «Россия сегодня» разговор, конечно же, тоже шел о космосе, но, скажем так, с необычной его стороны. Собравшиеся на круглом столе «Будущее начинается с земли: агрохимики строят мост в космос» — ведущие ученые столицы, космонавты и разработчики важнейших агробиохимикатов — обсуждали промежуточные итоги единственной в мире успешной агрокосмической программы и альтернативные пути развития сельского хозяйства на Земле.

В истории отечественного космоса славных страниц много. Немало, как известно, в отрасли и проблем, что ничуть не умаляет ни подвигов, которые совершают наши космонавты и сегодня, ни значимости трудов наших ученых. А на космос по-прежнему работают активно.

Любители кино помнят фильм «Мечте навстречу» 1963 года, в котором прозвучала песня В. Мурадели на стихи Е. Долматовского «И на Марсе будут яблони цвести». За полвека с хвостиком, что минули с тех пор, ощущение нереальности подобного сменилось противоположным: кажется, еще совсем чуть-чуть и в ближайший супермаркет завезут плоды с тех самых яблонь.

Увы, это пока не так — пока будем хрустеть плодами земными. Но космос — он все ближе. Он уже не предчувствие. Он — данность.

С выходом первого искусственного спутника Земли на орбиту человечество получило два вектора выживания Фото: Максим Аносов, «Вечерняя Москва»

С выходом первого искусственного спутника Земли на орбиту человечество получило два вектора выживания: колонизация Вселенной и максимально длительное сохранение жизни на родной планете. И самой планеты как таковой, естественно.

Трезвомыслящим людям изначально было очевидно: ни первое, ни второе невозможно без сельского хозяйства. И сегодня космические растениеводы объединяются с земными, тем паче что космическое соревнование держав на глазах перерождается в космическо-агрохимическое: на этом направлении серьезные амбиции демонстрируют США и Китай. Причем, если США несколько страдают гигантоманией — скажем, разрабатывают проект крупной лунной оранжереи квадратов на 650 по площади, то китайцы бьются над станциями небольшими, а то и настоящими малютками. Но главное — все скрупулезно собирают всю возможную информацию о «поведении» и самочувствии растений на орбите.

Профессор Юлий Беркович, ведущий научный сотрудник и руководитель сектора Института медико-биологических проблем РАН, так спокойно и просто говорил о перспективе создания в недалеком будущем обитаемых баз на Луне и Марсе, что невольно хотелось поддакивать и кивать головой: да-да, точно, радиация там высокая, оранжереи придется либо заглублять в грунт, либо присыпать им строения сверху.

— Есть область, в которой космическое растениеводство могло бы помочь растениеводству наземному, — обращаясь к коллегам, заметил Юлий Александрович. — Например, у нас появились эффективные источники искусственного освещения, над которыми работал, в частности, покойный академик Алферов. А ведь почти во всех сценариях будущих полетов космонавтов предусмотрены устройства для выращивания растений.

По словам ученого, все больше востребованы проекты городских ферм и идеи выращивания продуктов прямо в домах, а в Азии зелень давно уже растет прямо в торговых залах. Причем доказано: стоимость продукции, выращенной в таких оранжереях, оказывается значительно ниже, чем в привычных условиях. И тут у космических растениеводов с «землянами» тоже масса точек пересечения: и те, и другие заинтересованы в том, чтобы получать максимальные урожаи при минимальном использовании различной «химии». Вот, показывает Беркович, какую морковь растят они в институте не на почве, а на некоем искусственном войлоке. Очень даже аппетитную! И на орбите такая вырастет. Дайте срок!

Молчаливые созерцатели Вселенной — растения — уже давно путешествуют с космонавтами Фото: NASA

Маленький экскурс в историю. Молчаливые созерцатели Вселенной — растения — уже давно путешествуют с космонавтами. И не просто скрашивают им жизнь своим видом и напоминанием о родной земле. Три года назад астронавт Скотт Келли восторженно писал в «Твиттере» о расцветшей в космической оранжерее Veggie на американском сегменте МКС циннии. 

Только Келли ошибся — это был не первый «космический» цветок. Первой стала крошка-сорнячок резуховидка. Она зацвела в 1982 году на советской космической станции «Салют-7», в микрооранжерее «Фитон-3». За малюткой ухаживали космонавты Анатолий Березовой и Валентин Лебедев. Но «Твиттера» тогда не было.

«Гагарин» растительного мира — это кукуруза. Она совершила суборбитальный полет на «Фау-2». Вокруг Земли пролетели традесканция, горох и пшеница, в 1978 году в установке «Оазис» на «Салюте-4» Владимир Коваленок и Александр Иванченков вырастили лук. (Несколько стрелок полагалось срезать, и космонавты их съели, не испросив разрешения!) А вокруг Луны путешествовали семена хвойников, по возвращении на землю посаженные, проросшие и живущие и поныне.

Кстати: в 2013 году голландские ученые вырастили на созданных в НАСА образцах почвы, по составу соответствующей марсианскому и лунному грунту, томаты, рожь, морковь, кресс-салат и несколько видов дикорастущих растений. На лунной почве семена прорастали плохо, растения оказались чахлыми. А вот в марсианском грунте оказались вполне жирненькими!

Однажды, благодаря тому, что стал возможен взгляд на Землю со стороны звезд, была предотвращена настоящая экологическая катастрофа Фото: Максим Аносов, «Вечерняя Москва»

— Я рад, что мы нашли общий язык с коллегами, — улыбнулся академик РАН, гендиректор компании «Щелково Агрохим» Салис Каракотов. — Надо учитывать, что вместе с семенами в космос отправятся и бактерии, с которыми мы успешно боремся на земле!

О том, насколько щадяще и мудро пользуются сегодня химикатами, рассказывал и академик Каракотов, и сотрудники щелковской биолаборатории Кира Божко и Павел Савельев. А творятся там истинные чудеса. По словам Каракотова, в Европе на гектар пшеницы сегодня идет 8,5 кг средств защиты растений, а у нас — только 1,7. А эффект — не меньший. Это связано с тем, что все активнее используются наноразмерные, коллоидные препараты — их мельчайшие частицы проникают в почву и растения точнее, а действуют эффективнее. Но совсем без химикатов обойтись сегодня нельзя — и на земле, и в космосе растениям нужны защита, стимуляторы роста и препараты, позволяющие им проявить весь свой потенциал.

— Безусловно, мы должны беречь человека от переизбытка вредных веществ и охранять почву от избыточного количества химии, — предупредил академик. — Но система экологического сбережения уже работает, а коллоидные препараты я по праву могу назвать нашим вкладом в сохранение плодородия и биоценоза.

Вообще космическое растениеводство — специальность, мягко говоря, узкая. В ней работает всего несколько человек на весь мир. Они же кропотливо собирают данные о том, как отражаются на характеристиках посевов невесомость, радиация и другие космические факторы, как влияет «зеленуха» на психологическое состояние экипажа. Выводы иногда получаются
ошеломляющими.

— Мы долго не понимали, почему выращенная нами на орбите пшеница не приносила семян, — рассказывал космонавт Сергей Авдеев, участник трех космических полетов общей продолжительностью 747 суток. — А оказалось, она очень чувствительна. Пришлось сделать для нее изолированную камеру со своей воздушной средой и дополнительными фильтрами. И все
получилось. Ну не нравились ей пары этиленгликоля, которыми мы дышали.

Но если вырастет салат или пшеница, впитавшие в себя вещества и бактерии, живущие в марсианском грунте, большой вопрос — а сможем ли мы это есть? Вот этими вопросами и занимается наука «и на земли, и на небеси». И рука об руку. Впрочем, у заведующего отделом планетных исследований и космохимии института им. Вернадского, академика РАН Михаила Марова взгляд на ситуацию весьма критический и осторожный. Рассказав, как в далекие 1960-е годы зарождалось так называемое дистанционное зондирование земли, он объяснил.

— Помимо специфического состояния самой внеземной среды, на растения в космосе влияет также целый ряд факторов — и смещенный спектр излучения, и жесткая электромагнитная радиация, и отсутствие магнитного поля, и прямое воздействие частиц солнечного ветра.

И хотя академик рассказал, что однажды благодаря тому, что стал возможен взгляд на Землю со стороны звезд, была предотвращена настоящая экологическая катастрофа (удалось определить место заражения кокосовых пальм в Индии), он несколько охладил пыл собравшихся.

— Надо признать, что мы пока далеки от того состояния, когда можно сказать — человечество начало планетарное сельское хозяйство. Стало немного грустно. Но пока до возделывания садов на Марсе далеко, просто помечтаем об этом, глядя на звезды. Ну и вспомним еще о том, что космос — космосом, а свою землю надо беречь.

Космонавт Сергей Мощенко
Фото: Владимир Смоляков, «Вечерняя Москва»

Новости СМИ2

Все мнения
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER