Сегодня, 3 февраля, день объявления опричнины

Общество

В этот самый день, третьего февраля, только 445 лет назад, грозный царь Иван Васильевич издал указ о разделении его отчины, Московской Руси, на опричнину и земщину. В традиционной трактовке, начиная с Карамзина, с этого момента идет отсчет поступков, не имеющих-де никаких иных объяснений, кроме поразившей Ивана психопатии – паранойи.Действительно, в 1564 году первый признанный Константинопольским патриархом русский царь покидает столицу и переселяется в Александровскую слободу. Там 3 января 1565 года он объявляет об отречении от престола из-за гнева на духовенство, бояр, дворянство и приказной народ (то бишь чиновников). И в то же время царь не налагал опалу на христианский народ – посадских людей, купцов, крестьян.Уже через два дня состоялся своеобразный плебисцит. Иван принял у себя в слободе делегацию москвичей, которая, говоря современным языком, предоставила ему чрезвычайные полномочия. Ну прямо как Верховный Совет РФ Ельцину.Москвичи явно не желали боярского правления, памятуя, как в краткий период безвластного безвременья – между отравлением матери-регентши Ивана, Елены Глинской, и взрослением самого будущего царя – бояре, Бельские с Шуйскими и иже с ними, буквально разорили страну, открыто разграбив даже великокняжескую казну.Начался новый период в развитии страны.[b]Секс, ложь и видео[/b]У меня создается впечатление, что, когда пали прежние запреты на натурализм, аккурат в конце перестройки, режиссеры вспомнили о драматических событиях шестидесятых годов шестнадцатого века и дали волю воображению. По экранам заскакали банды опричников, бородатых садистов с надвинутыми на лица капюшонами, сеющих вокруг смерть и разрушение.Тут были и сцены изнасилований, и садистских убийств, и массовых оргий. Словом, все то, что, по замыслам творцов, должно было принести реальную прибыль.В последние год-два эту эпоху кинематографически реанимировали с теми же пикантными сценами.У неискушенного зрителя могло создаться впечатление, что молодцы с притороченными к седлам собачьими головами и метлами (грызть и выметать измену) просто перебили большую часть населения страны, истребив заодно крупный и мелкий рогатый скот. Правда, на шесть тысяч бойцов собак не напастись, так что собачьи головы реально были у одного-двух высших сановников ордена. У самого Грозного на шее коня висела серебряная голова, которая во время скачки еще и клацала зубами. Но все эти детали для кино не существенны…Виной же всему мания преследования, развившаяся у царя. Как пел Высоцкий – «сумасшедший, что возьмешь!» Между тем государство делилось на земщину, управлявшуюся Боярской думой, и опричнину, которая включала земли, специально выделенные на прокорм царя и его нового двора. Характерно, что сама Москва делилась по реке Неглинке, а потому к опричнине отошли Арбат и нынешняя Моховая.Cоздавалось и опричное войско, что-то вроде царской преторианской гвардии, по примеру европейских военно-монашеских орденов, ну и турецкого корпуса янычаров.Иван вообще многое заимствовал у Турции, включая систему предоставления на кормление поместий в обмен на обязательную военную службу. Не служишь, не можешь – свободен от земли. Как утверждают, дворяне на Руси, боярские дети и княжата были прикреплены к земле еще раньше крестьян.Опричники давали присягу царю и клялись не общаться с земскими, даже с близкими родственниками. Обращались друг к другу со словом «брат», собирались за общей трапезой, как во времена пиров Владимира Красное Cолнышко, часами простаивали на церковных службах, надвинув на лица капюшоны.Конечно, изначально царь не ставил задачу тотального государственного террора. И не тешил свои вдруг проявившиеся садистские наклонности.Однако, как спустя много веков в ряды ЧК, в опричное войско проникло немало психопатов и татей-преступников. Как часто бывало, репрессивная машина вышла из-под контроля. Измену стали искать там, где лежал корыстный интерес самих «братьев». В результате спустя века потомки видели только бессмысленное кровопускание и избиение боярско-княжеской элиты вместе с попавшей под горячую кровавую руку дворней.Но – к сути явления. Зачем вообще появилась опричнина?[b]Наша культурная революция?[/b]На вопрос о целях опричнины серьезные историки давно ответили. Иван, рассматривавший государство как свое достояние от Бога, был куда большим патриотом, чем удельные князьки, плохо понимавшие глобальные геополитические задачи, стоявшие перед Московией. В частности, в среде высшей знати росло недовольство Ливонской войной. Боярам не нужен был выход к Балтике.Они не видели в таких завоеваниях толку для себя любимых. Поэтому Иван хотел механическим путем решить сверхзадачу – превратить во многом независимых владетельных князей в слуг государевых, получающих поместья и деньги за службу и во всем зависящих от сюзерена. Для этого надо было, опять-таки говоря современным языком, произвести имущественно-земельный передел. Оторвать непокорную и склонную к интригам и заговорам элиту от ее отчин, оторвать от корней. Всех и все перемешать, сместить и все выстроить заново. Фигурально говоря, он хотел построить великую Россию благодаря, а не вопреки великим потрясениям. Потому-то дворяне, не вошедшие в состав опричников, высылались с земель, под нее отведенных, и получали поместья в других местах. Впрочем, иногда их ждали плаха и топор.Но к этому мы еще вернемся.В результате некогда независимые и гордые «удельщики», как и все, получали землю на кормление и воинскую справу за службу, и отныне все были во всем зависимыми от государя. Русь переставала быть чем-то вроде конфедерации. Укрепляющаяся абсолютная монархия имела под собой твердую экономическую основу.Передел и конфискация земель в казну позволили перейти к мобилизационной экономике: все для ливонского фронта, все для победы! А ведь страна действительно была в кольце врагов. Против державы выступали Литва, Польша, Швеция, Венгрия, Ватикан, немецкие ландскнехты, с юга – крымские татары и Турция. Все ресурсы должны были быть собраны в кулак.(Иногда у автора возникают некоторые ассоциации с китайской культурной революцией с ее «безобразиями». А ведь шел уже просвещенный ХХ век! Правда, теперь многие уверены, что без тех потрясений невозможны были бы нынешние экономические реформы в Китае. Такой сильный удар был нанесен по бюрократии, что она не могла сопротивляться идеям Дэна.) Многие годы экономическую основу тех событий предпочитали не замечать и плодили труды о сумасшедшем Иване Васильевиче. Непонятно было только, отчего грозный царь был так популярен в народе. Ведь о нем слагали баллады и былины! Но, видимо, историкам, трудившимся над прославлением дома Романовых, обоснованием их прав на престол, было заказано создание таких образов Рюриковичей, на фоне которых немецкая династия выглядела собранием ангелов. Историков традиционно хорошо кормят за переписывание истории – древней ли, современной ли, – под очередную власть, ее вкусы.[b]Ужасный век, ужасные сердца[/b]С высот нынешнего гуманизма, когда даже серийных убийц не казнят, многие ивановские выверты кажутся ужасными. Вот только вопрос: отчего это на Западе забывают о «заслуженных» современниках Грозного? К примеру, при английском короле Генрихе VIII в процессе огораживания и сгона крестьян с земель, отданных под выпасы овец, было повешено, только по официальным данным, 72 тысячи так называемых бродяг. А Варфоломеевская ночь, устроенная уходящей с исторической арены династией Валуа, стоила жизни сразу тридцати тысячам протестантов. А испанский герцог Альба при взятии нидерландского городка Гарлем вырезал более двадцати тысяч человек, что в два раза больше, чем погибло в Новгороде при его разграблении опричной армией Грозного.Конечно, чужие преступления не оправдывают твоих, но ведь чудовищем рисовали только русского царя! Да, психологическая война родилась не сегодня. Образ дикого российского режима отвечал стратегическим задачам прежде всего Польши, боявшейся активного вхождения Руси в европейские дела.Кстати, а были ли предатели и изменники в реальности, или все это плоды болезненного царского воображения? По официальным данным, во время его правления было казнено от четырех до пяти тысяч «воров». Причем все приговоры утверждались лично царем да еще часто подтверждались боярской думой. При этом жертвы самостийных опричных набегов на поместья и села подсчитать трудно, но порядок цифр все равно просматривается. Для сравнения: в ходе столыпинской реформы за восемь месяцев 1906 года было повешено 1102 «злодея». Но премьер – кумир нашего либерального сообщества, а Грозный – садист и преступник.Однако вернемся к изменникам. Первый среди них – Андрей Курбский, типичный самовластный удельный князек, который, командуя войсками в Ливонии, добровольно перешел на сторону врага, выдал всех русских агентов в Прибалтике, да еще и возглавил литовское войско. Не понравились, вишь, князю меры по конфискации уделов. Ну чем не генерал Власов? И все же об эпохе Ивана судят во многом по мемуарам Курбского. Это все равно как если бы о Сталине судили бы только по заявлениям Власова.Естественно, боярские заговоры вызревали постоянно. И при Иване, и после его смерти. Причем подоплекой многих интриг были постоянно инициируемые разговоры о незаконнорожденности царя.А потому одним из реальных заговорщиков был претендент на московский стол, двоюродный брат Грозного Владимир Старицкий, который с легким сердцем, когда прижали, сдал всех своих подельников, отправив их на плаху. Изменниками считались и все княжата, что стремились перейти в Литву со своими землями. Раньше-то было в порядке вещей, что князья со своими уделами то перебегают на Русь, то подаются в Литву. Мстиславские, Одоевские, Бельские, Глинские, десятки других родов…При Грозном обратной дороги уже не было. А сколько было реально перехвачено грамот от недовольных бояр к польским королям и даже к крымским ханам, постоянно разорявшим Русь подобно Батыю. Позже эти роды показали себя во всей красе во время смутного времени, открыто торгуя Россией.В общем, все разговоры о тысячах невинно убиенных – это в пользу бедных.Повторимся: эпоха была суровой, считаные годы страна не воевала или не отражала иностранной агрессии, жить приходилось в состоянии чрезвычайного положения, и это накладывало отпечаток на все стороны жизни.К слову, современники отмечали, что до 1563 года Ивана Васильевича часто можно было встретить конного на улицах Москвы в сопровождении одного слуги, который шел впереди и бил в барабан. Затем, после начала кардинальных и жестких реформ, царь обзавелся той самой личной гвардией.Когда же основные цели опричнины были достигнуты, исполнители «грязных дел» сами попали под топор. Так на Руси с тех пор и повелось. За одним примечательным исключением: «мифологизированный злодей» Григорий Лукич Скуратов, Малюта, погиб в Прибалтике при штурме крепости, который сам и возглавил. Крепость взяли. И, как не без оснований считают многие, такая смерть искупила все его злодеяния – истинные и мнимые.[b]Экзотические версии[/b]В заключение – две версии вне экономики и психологии.По одной, причиной введения опричнины стал страх Ивана, что разговоры о том, что у первой жены его отца великого князя Василия III, Соломонии, все-таки родился сын, не беспочвенны. Известно, что брак Василия и Соломонии долгие годы был бездетным. В результате великий князь добился развода и заключения венчанной супруги в женский монастырь в Суздале, а сам женился на красавице Елене Глинской.От этого брака у немолодого князя и родился Иван. C другой стороны, многие приписывали отцовство фавориту Елены, князю Овчине-Оболенскому, с которым она открыто жила после смерти мужа во времена своего регентства. Еще появилась легенда, что сосланная Соломония, проклявшая род Рюриковичей, в монастыре родила сына, истинного наследника московского стола. Потом, дескать, младенец умер и был похоронен, но при вскрытии могила его оказалась пустой. Считается, что эта то ли быль, то ли небылица дала старт русскому самозванству. Иван якобы долгие годы жил под прессом этой молвы, слыша за спиной, особенно в детстве, обидные разговоры.Некоторые историки склонны считать странную коллизию с отказом знати присягнуть в 1553 году в присутствии тяжело заболевшего Ивана его сыну Дмитрию (этого мальчика впоследствии утопила нянька) именно незримым присутствием «тени таинственного наследника», который должен был вот-вот объявиться. И вот, дескать, «перебор людишек», который царь устроил по всей стране силами опричников, и должен был выявить таинственную «железную маску».Вроде бы целью всей операции были поиски претендента или того человека, который выдавал себя при поддержке бояр за сына Василия и Соломонии.А после разгрома Новгорода и Твери, когда база претендента была уничтожена, а он то ли погиб, то ли было доказано, что его и в помине не было, Иван просто ожил. По словам иностранных послов, стал энергичен и приветлив. И никаких признаков пресловутого психоза. Тут и опричнине пришел конец.Другое объяснение: опричнина – это форма борьбы татарских родов, перешедших на службу в Москву, особенно после взятия Казани и Астрахани, с традиционной русской московской аристократией.Мол, опричнина создается под влиянием второй жены Ивана, кабардинской княжны Кученей, получившей при крещении имя Марии Темрюковны.Действительно, русские летописи обвиняли кабардинку в том, что она принесла с собою горские нравы и подталкивала царя к небывалой для Руси жестокости. Ее же брат Салтанкул – в крещении Михаил – вообще захватил власть в опричном войске, став главой опричной думы. И вообще, дескать, татары, ногайи, выходцы с Северного Кавказа, не считая прибившихся немцев, составляли ядро опричных банд, оттого и налеты опричников на города и веси напоминали татарские набеги. Правда, Михаил Черкасский кончил свою жизнь на плахе, а списки личного состава опричнины до нас не дошли. Известно только несколько имен руководителей: Басмановы, Грязной, Скуратов, Воротынский. А потому версия остается версией.[b]Р.S.[/b] За время правления Грозного территория страны увеличилась почти в два раза, а население выросло на 30–50 процентов. Не всех, видать, киноопричники перебили. А после смерти Ивана Русь выставила в войне против Швеции пятисоттысячное войско. И где только людей набрали.

Google newsYandex newsYandex dzen