«Вечёрка» ищет таланты

«Вечёрка» ищет таланты

Культура

[b]«ПИСЬМЕННЫЙ СТОЛ» [/b]– литературная страница «Вечерки», абсолютный приоритет на которой отдан ее читателям и просто талантливым людям.Рубрика [b]«ПРОЗА ЖИЗНИ»[/b] включает в себя ваши маленькие рассказы, а также фрагменты повестей и романов, если они дают осмысленное представление о вашем таланте (две машинописные страницы объемом до 2500 знаков). Помните, Чехову и на такой площади удалось стать великим писателем. Под рубрикой «Певучая строка» вы увидите свои стихи и тексты песен авторов-исполнителей (объем до 2000 знаков).Параллельно будет проводиться и конкурс бардов совместно с клубом авторской песни «Гнездо глухаря». Но для бардов особые условия: кроме печатного варианта своих произведений, они должны прислать и аудионоситель – компакткассету или СD-диск со своими песнями ([i]123995, Москва, Д-22, ДСП-5, ул. 1905 года, д. 7; не забывайте указывать свои координаты – телефоны – для обратной связи и на бандеролях и письмах сделайте пометку «Письменный стол»[/i]), или аудиофайл на адрес: [i]sergey.aman@vm.ru[/i].И наконец, [b]«СКАЗКА НА НОЧЬ»[/b] – произведения для самых маленьких, которые читают и пишут мамы и папы, дедушки и бабушки для своих родных чад (объем до двух страниц, те же 2500 знаков). Мы думаем, они будут рады, если их услышат и другие дети и внуки.Кроме того, на литстранице, как вы уже заметили, под рубрикой[b] «НА СЛУХУ»[/b] публикуются и произведения или их фрагменты уже признанных и популярных сегодня писателей, поэтов, авторов-исполнителей вкупе с небольшим интервью с автором.А пока непризнанным мы предлагаем присылать свои творения по адресу редакции или по электронной почте: [i]sergey.aman@vm.ru [/i](опять же указывая в графе «Тема письма» – «Письменный стол»). Краткая биографическая справка об авторе, как говорится, прилагается.Удачи вам вместе с «Вечеркой»![b]Виктор КОЛОГРИВПохоронка[/b]Виктор написал нам, что он писатель. О том, что он не читатель, мы, следуя логике анекдота про чукчу-писателя, догадались сами. Иначе он не прислал бы нам свою книгу повестей и рассказов вместо того, чтобы прислать отрывок из нее на полторы-две страницы, как мы об этом просим в обращении к читателям. Потому ему и пришлось ждать своего часа где-то полгода. Хотя, бывает, обещанного и три года ждут…Как бы я хотел перечитать сейчас отцовские письма-треугольнички, которые он посылал нам с фронта. Но их нет: пропали при переездах.Обидно. Ах, если бы поаккуратнее да позаботливее отнестись к ним... Узнал бы, о чем он тогда думал, о чем мечтал.Я не помню, о чем он писал, хотя мать и читала нам вслух его письма. Но точно знаю, что о нас с братом он заботился. Однажды в одном из писем-треугольничков он прислал нам с Генкой два малюсеньких золотистых танка. Вероятно, это были отличительные знаки, которые солдаты носили на петлицах. А отец был командиром танка, сержантом в армии Катукова.В деревне ведь никаких игрушек тогда не водилось, а тут такие невиданные значки. Мы с братом гордились ими и, конечно, по малолетству хвастались перед ребятишками, но и давали поиграть.По первости горе нашу деревню обходило стороной. Никто из деревенских мужиков не был убит и не пропал без вести. Война шла, но где-то далеко. Фронтовики в своих письмах сообщали хорошие новости, плохие вымарывались цензурой.Танковая армия Катукова, в рядах которой сражался отец, дубасила фашистов под Воронежем, но и немцы не давали танкистам покоя.Треугольнички от отца стали приходить реже. А потом и совсем долго не было от него писем.И вдруг в жаркий июльский полдень, ровно через год, как отец ушел на фронт, почтальонша вручила маме необычное с виду письмо в конверте. Мы-то привыкли к солдатским треугольничкам. Мама насторожилась, в глазах ее заблестели слезы. Я был слишком мал, чтобы понять, что в конверте находилось похоронное извещение, или попросту похоронка, и стал просить маму, чтобы она поскорее прочитала отцово письмо.Но когда она, пробежав его глазами, заголосила и хлестнулась на землю, а зареванные бабы, подруги матери, велели мне сбегать в поле за дедушкой и бабушкой, родителями отца, до меня дошло, что папу я уже никогда не увижу и не услышу его голоса. На меня накатила такая безысходная тоска, что я всю дорогу бежал и плакал.Тоска по отцу не проходила долго, пока не стали приходить еще похоронки, и мое горе слилось с горем других деревенских ребятишек.Слившись, оно не уменьшилось, но как бы перемешалось и предстало уже в ином качестве – всеобщего людского горя.Страдать сообща все-таки было легче. Постепенно тоска по отцу приутихла, но рана в душе полностью так и не зарубцевалась.[b]Андрей АРТЕМОВПочемуч и Кочерыжка[/b]Наш читатель предложил свою вариацию на вечный детский вопрос «почему?»В одном секретном месте старого дома под половой доской жил маленький мышонок. Он не умел читать, но был ужасно любопытный. И все время спрашивал:– Почему солнце желтое?– Почему небо синее?За это его вечное «почему?» друзья, такие же маленькие мышата, как и он, прозвали его Почемуч.Почемуч ужасно гордился своим прозвищем. Ведь не у всех мышей бывают прозвища, а у него было. И каждый раз, когда предоставлялась возможность похвастаться своим прозвищем, он всегда спрашивал: «Почему?» И окружающие говорили:– А, это же Почемуч, он всегда спрашивает: «Почему?»Как-то раз, прогуливаясь в окрестностях своего жилища в надежде узнать, почему листья желтые, Почемуч встретил нового знакомого.Он, конечно, не знал, что это его новый знакомый, а вернее сказать – знакомая. Его новая знакомая была самым необычным существом, которое довелось повстречать Почемучу.Конечно, Почемуч уже встречал своих дальних родственников – полевых мышей. Гостил у своей дальней родственницы – троюродной бабушки – амбарной крысы. И даже один раз вовремя спрятался, когда увидел кошку. Но новая знакомая была совсем необычным существом: она спустилась с дерева вниз головой, у нее был красивый пушистый хвост, полосатая спинка, а на носу были огромные круглые очки без стекол.– Привет! – сказала она. – Меня зовут Кочерыжка. Я умею читать. Знаю человеческий язык и могу сказать на нем свое имя.Почемуч ужасно растерялся: он никогда не встречал существ, которые имели такой бравый вид и так быстро говорили. Но вовремя вспомнил, что быть невежливым нехорошо. И сказал:– Здравствуйте, меня зовут Почемуч. Я мышонок, живу в старом доме на опушке леса.Неизвестное существо улыбнулось. В этот момент мышонок спросил:– А почему у тебя такой красивый пушистый хвост?– Потому что я белка! – гордо сказало существо и поправило очки.Это действительно была белка. Ведь только белки лазают по деревьям вниз головой, имеют пушистый хвостик и полосатую спинку.Правда, белки редко носят на носу большие круглые очки без стекол, но Кочерыжка была необычной белкой – она умела читать.Так познакомились Почемуч и Кочерыжка.

Google newsYandex newsYandex dzen