Город

Как рождаются тираны. В чем смысл финала «Игры престолов»

Осторожно, спойлеры! Если вы еще не смотрели пятую серию сериала «Игра престолов», то лучше не читайте дальше.

По данным Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), 70 процентов россиян не смотрели сериал «Игра престолов». Это означает, что практически треть населения страны киносагу видела или планирует это сделать. Популярность как у первой «мыльной оперы» «Рабыня Изаура». И это объяснимо.

Несмотря на то, что автор книг, ставших прообразом сериала, Джон Мартин использует очень популярный в среде любителей легкого чтения фэнтезийный жанр, это кино не про драконов, параллельные миры или белых ходоков. Эта киносага, пусть в иносказательной манере, рассказывает нам о нашей жизни, характере человека, мироустройстве. А в нем не осталось положительных героев, зато злые персонажи выпуклы и осязаемы.

Так, например, одна из главных героинь — белокурая Дейнерис Таргариен — на собственном примере показывает, как отличный идеалист-правитель, стоящий на страже гражданских свобод, неуклонно превращается в самого жестокого тирана. И перелом происходит именно в пятой серии сезона. «Что ж, пусть будет страх», — эту фразу произносит героиня. Весы пошатнулись, страх оказался важнее всенародной любви.

Что же способствовало перевоплощению в Кащея в юбке? Ответ прост и банален — давление окружающих. Любимый отворачивается. Лучшие друзья гибнут. Соратники и советники предают. Все еще нужна любовь народа? Или эффективнее использовать страх? А если ты верхом на огнедышащем драконе (эту деталь можно заменять по желанию: на дорогом лимузине, с влиятельными связями и так далее)?

Дейнерис мечтала о полной и великой свободе всем и каждому, но оказалась глуха к мольбам о милосердии и практически в одиночку сожгла столицу страны уже после того, как город сдался. Поступила так, как когда-то римляне с Карфагеном, разве что вместо соли в этот раз было пламя дракона. Потому что обиженной женщине все равно — она решила сломать колесо истории, и, если оно не поддалось с первого раза, она сожжет его. Жизненная ситуация? Абсолютно.

Тираном сегодня стать просто, нужно лишь поверить в добро Фото: кадр из сериала «Игра Престолов» (https://www.kinopoisk.ru/)

А вот еще один добрый герой — Джон Сноу. Бастард, который впоследствии узнает о своем высоком происхождении, но весь до невозможности позитивный, справедливый и прекрасный, а оттого — абсолютно картонный. Все как в жизни. В этой серии Джон экс-рыцарь, тоже без страха и упрека, в сияющих доспехах, но скучный и пустой, как барабан.

Стоит посреди боя, разинув рот, увидев, во что превращается его королева. Даже спасение одной из горожанок от изнасилования и убийство нападавшего не придает его образу реальности. Проблема таких позитивных героев как раз в том, что они в своей стопроцентной доброте и справедливости становятся плоскими, неживыми. Как Князь Мышкин из романа Федора Достоевского «Идиот». Как герои советских фантастов, например, Человек-амфибия из романа Александра Беляева. Идеальный до скукоты. Точно так же приторный в своей белизне и Джон Сноу. И это тоже примета нашего времени: полное и беспредельное отсутствие героя.

Есть и намек на грядущее — реальный до дрожи в коленках. Слишком умные умрут — такова их участь, потому что они не способны выстоять в огне революций. В битвах такого масштаба выживают только блаженные, они и получают трон. Примеры тому имеются и в сопредельных с нами государствах, чего уж далеко ходить. Упрямые — сломаются, потому что им противостоит Судьба, а она единственная, кто может позволить себе характер.

Предсказать финал, как и в настоящей жизни, практически невозможно. Потому что Джон Мартин, автор книжной эпопеи, а также сценаристы Дэвид Бениофф и Дэниел Бретт Уайсс все равно всех обманут. Как и всегда в этой саге. Как и всегда в этом мире. Потому что трехсложную формулу человеческой жизни вывел еще Владимир Набоков: «невозвратность прошлого, ненасытность настоящего и непредсказуемость будущего».

Главная реальность во всем эпизоде — рождение великого режиссера. Снял серию Мигель Сапочник. И это имя нам предстоит еще неоднократно услышать в будущем. Он работает с символикой как представитель старой советской школы. Вот один из героев, скованный цепями, в плену, а на переднем плане — оковы. Это толстый намек на сердечные обстоятельства. Кандалы символизируют оковы в сердце героя, запретную любовь, от которой невозможно отвернуться. Другой смотрит на пылающий город, а на заднем плане барельеф дракона, разинувшего пасть — этому персонажу, вероятно, предстоит принять смерть в следующей серии, как раз от дракона. В финальных кадрах девочка, оседлавшая белого коня, летящая в облаках пепла верхом к будущему — и тут конь как символ жизни. Образы читаются легко и не подлежат двойной трактовке. Мастерская работа.

А ведь в серии и полная реалистичность батальных сцен. Тоже признак мастерства. Настоящие зола и пепел, дым пожаров, такой черный, что актеры в некоторых ситуациях кашляют не наигранно — действительно жжет горло, минимальное количество компьютерной графики (мы не говорим сейчас о кадрах с драконом, тут индустрия видеоэффектов представлена в полной мере), умело выстроенные планы. Мигель Сапочник — узнаваемый мастер своего дела, его работу можно будет и не подписывать в финальных титрах. Собственно, это стоило увидеть, просто чтобы знать, как работают великие режиссеры.

Мнение автора колонки может не совпадать с точкой зрения редакции «Вечерней Москвы»

Новости СМИ2

Все мнения
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER