Вторник 20 августа , 04:08
Туманно + 15 °
Город

Собак жалко, человека нет

Середина мая. Обеденное время. Выход со станции метро «Комсомольская». У эскалатора в углу стоит худая дама трудной судьбы. Собирает милостыню. С помощью собак.

Жалко их ужасно. Одна лохматая, серо-бурая — типичная дворняга — сжалась клубком, дремлет. Старенькая и неухоженная. Другая собачка чудо как хороша, видно — умница, в зубах держит ведерко «для денег». Настороженные уши, белая шерсть. Истощенные все — и собаки, и их хозяйка. 

Подают, конечно, вяло. Если б не животные — вообще, думаю, ничего бы не подавали. На то и расчет.

Как же бесит, когда в свои «проекты» вовлекают беззащитных. Тех, кто сопротивляться просто не может. Сидят «синяки», собирают в коробочку «для собачки». Такой вот пьяница сидел несколько лет около перехода возле станции метро «Красные ворота». Тут же выпивал-закусывал. Прямо жил возле светофора. Все, кто мимо пробегал на работу каждый день, его уже знали. Собачке приносили еду.

Те периодически менялись. Куда девалась каждая предыдущая собака, остается только догадываться... В диалог алкаш не вступал. Просто жил на своей картонке в любую погоду. Спал, лежал, иногда даже читал книгу. Собака все время рядом — на веревке привязанная. И собаки-то все такие у него хорошие были, послушные. Потом, правда, и он куда-то исчез. Даже не помню когда.

Вы можете сказать: вот ведь какая, собак ей жалко, а человека нет  Фото: Пелагия Замятина, «Вечерняя Москва»

Вы можете сказать: вот ведь какая, собак ей жалко, а человека нет. Охотно соглашусь. Собак жалко, человека нет. Потому что человек не должен валяться баклажаном на асфальте. Да-да, обстоятельства бывают разные, но даже если попрошайничество — единственное, чем можешь заработать, то при чем здесь собаки? Вместо слова «собаки» здесь можно поставить массу других слов. Лошади, кошки. На кошку подадут, конечно, меньше. Зато кошек менять можно хоть каждый день. А с лошадьми таскаются почему-то молодые девки — по крайней мере, я видела только их. Лошадку ведут под уздцы и канючат: «Подайте лошадке денег, она тоже хочет кушать».

Некоторые идут дальше — в заложники берут маленьких детей, иногда просто совсем младенцев. Тех, кого жалко. Потому что алкашу или такой вот взрослой девице-попрошайке подавать не хочется. Хочется спросить: а работать не пробовали?

Не мое дело читать нотации взрослым людям. Признаться, их житуха меня мало интересует. Как могут, как хотят — так и живут.

Но вот вопрос, как отбить из их цепких ручонок «заложников». Тех, которые не могут сами принять решение, пожаловаться, отказаться от великой миссии сидеть с ведерочком «для денег» в зубах.

Зарабатывая своим «благодетелям» на бутылку.

Мнение автора колонки может не совпадать с точкой зрения редакции «Вечерней Москвы»

Новости СМИ2

Все мнения
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER