Город

Трижды рожденный. Крейсер «Москва» вышел на ходовые испытания

Крым полностью под защитой российских войск
Фото: Антон Гердо, «Вечерняя Москва»
Крым полностью под защитой российских войск
Фото: Антон Гердо, «Вечерняя Москва»

В Севастополе произошло долгожданное событие — выход в море флагмана Черноморского флота, гвардейского ордена Нахимова ракетного крейсера «Москва». Выход крейсера в море стал первым после длительного ремонта главной энергетической установки. Журналисты «ВМ» стали единственными представителями прессы, кому посчастливилось наблюдать за историческим событием с борта корабля.

Командование флота и корабля пригласило нас на борт в дань уважения к нашей газете и неравнодушному и пристальному вниманию к судьбе крейсера, постоянной поддержке и помощи со стороны мэра Москвы, жителей столицы и нашего творческого коллектива.

Севастополь

Здесь спокойная, размеренная жизнь сочетается с передовыми стройками. Территория Крыма развивается с огромной скоростью. Одних только новых дорожных развязок по пути из аэропорта города Симферополя мы насчитали около десятка.

Крым полностью под защитой российских войск. Территория патрулируется с моря, с земли и с воздуха. И на воде в Черном море до сих пор нет равных крейсеру «Москва». Против этого богатыря в морских просторах у противника нет никаких шансов.

За день до выхода в море

Журналисты «Вечерки» ступили на борт крейсера ближе к полудню. «Москва» себе не изменяет: все та же величавость, стать, мощь. То, что всегда сводило противника с ума. И сводит до сих пор.

Но к нам крейсер, как всегда, радушен. Наша газета — давний друг «Москвы», ее командования и экипажа. На несколько дней журналисты «ВМ» сами стали частью экипажа крейсера. Примерили на себя роль ребят, которые несут здесь боевую службу. С честью и гордостью за свою Родину.

Крейсер три года не выходил в море. Все это время матросы и специалисты промышленных предприятий ремонтировали «сердце «Москвы» — главную энергетическую установку. Или, проще говоря, двигатели. Моряк без моря — словно сапожник без сапог. Жить без водной глади невыносимо. Но теперь все встало на свои места. Первый этап восстановления технической готовности флагмана Черноморского флота закончен. До долгожданной встречи с морем оставались считанные часы.

Конечно, от предстоящего выхода всех вокруг одолевало волнение. Как это случается перед любым событием в жизни, которое человеку особенно ценно. Готовились тщательно, экипаж и командование полностью отработали весь порядок действий. Осталось только дождаться приказа о начале ходовых испытаний.

— Их мы разделили на три этапа, — рассказал «ВМ» командир электромеханической бортовой части ракетного крейсера «Москва», гвардии капитан 3 ранга Виктор Несмашный. — Если на первом мы будем двигаться на самых малых ходах, то к третьему должны выйти на максимальные показатели.

С наступлением сумерек над крейсером воцарилась тишина. Такая, что легко можно было расслышать шелест черноморских волн. Ночь пролетела как один миг. Ранним утром на крейсере снова вовсю закипела работа.

Экипаж крейсера построен для церемонии возложения венка в память о моряках, которые погибли в боях за Родину в годы Великой Отечественной войны Фото: Антон Гердо, «Вечерняя Москва»

Отдать швартовы!

Половина шестого утра. До выхода в море около трех часов. Плотный завтрак, построение, инструктаж на «приготовление корабля к бою и походу», постановка экипажу задач.

Съемка с якорей, бочек, швартовов назначена на 8 часов 30 минут. Двигатели запущены, в любой момент они готовы начать первое за долгие годы плавание. Экипаж рассредоточен по боевым постам. Погода в Севастополе благоволила выходу в море: легкий бриз с фирменным солоноватым привкусом, чистое ясное небо. Небесная канцелярия изрядно постаралась для гвардейского экипажа.

— Попутного ветра и семь футов под килем! — желают морякам перед выходом из бухты. Пожелали и мы.

Приказ отдать швартовы, экипаж начинает съемку с якоря. Ее обеспечивают два буксира. Разворот, и двигатели уже изрядно разогреты. От них идет жар, сквозь который размывается берег. И он уходит от нас все дальше, впереди — только море. Крейсер выходит на фарватер, буксиры, выполнив свою задачу, отваливают в сторону. Дальше сам. И только вперед.

На сигнальном мостике уже вовсю работают сигнальщики. Их боевая задача — отслеживать в море надводные и воздушные цели и передавать информацию другим судам с помощью специальных флагов.

— К примеру, во время выхода из бухты все корабли вывесили комбинацию флагов, которые означают пожелание счастливого пути, — объяснил нам сигнальщик Даниил Кряжев. — В ответ мы просигналили флагами: «Спасибо за пожелания». Всего в нашем Военно-морском флоте их используется 59, а в международном своде флажных сигналов — 39.

«Москва» начинает движение в новую жизнь. Крейсер переживает уже третье рождение. Флагман Черноморского флота служит Отчизне с 1983 года. Сначала под наименованием «Слава», затем в его жизни появилось имя российской столицы. Крейсер не раз хотели списать со счетов, кто-то заявлял, что его век уже позади. А корабль идет наперекор скептикам, в очередной раз доказывая, что он — эталон, на который следует равняться. Помощь крейсеру в трудные времена 90-х оказало правительство Москвы. Подшефным он остается и сейчас. Иначе и быть не может. Ведь дружба с течением времени только крепче.

Благодаря этому, флагман снова в строю. Энергетическая установка первые шаги после трехлетнего ремонта делает не торопясь, вновь привыкая к работе. И вот «Москва», набирая ход, грациозно проходит мимо Графской пристани, Приморского бульвара и набережной адмирала Корнилова. Именно здесь кипит жизнь города, раскинувшего свои просторы вдоль двух берегов. Случайные зрители на миг замерли, отдавая дань уважения людям, которые охраняют их покой.

— Дорогая моя столица, золотая моя Москва! — из колонок звучит гимн столицы, который следом сменяет гимн города Севастополя.

Крейсер снова в море. Экипаж стремился к этому, и событие свершилось. Колоссальная работа большой команды дала результат, от которого мурашки по коже. Флагман снова на боевом посту в родной для себя стихии. Стоять на приколе — это совсем не про него, это не наше, не зря моряков крейсера созвучно с первым его наименованием «Слава» прозвали «славяне».

— Основная работа во время ходовых испытаний кипела в машинных отделениях, — делится подробностями Виктор Несмашный. — Моряки под руководством старшин команд несут ходовую вахту, постоянно снимают показатели и следят за устойчивой правильной работой механизмов и агрегатов. Температура воздуха в машинных отделениях прогревалась до 40–50 градусов. На трудности внимания никто не обращал, у личного состава полная самоотдача.

За работу всех систем двигателей отвечает электромеханическая боевая часть. Управление ими ведется с поста энергетики и живучести. Среди матросов, которые несут здесь службу, наш земляк Илья Григорьев. Он уже был героем одного из репортажей «Вечерки» с флагмана Черноморского флота. С тех пор Илья еще больше возмужал, окреп. Выход в море стал для него боевым крещением.

— Горжусь, что спустя три года корабль вновь на ходу, — сказал нам Илья. — Служить здесь — честь, ведь «Москва» — флагман Черноморского флота. Для меня крейсер уже стал вторым домом. А на ходовых испытаниях у крейсера словно открылось второе дыхание. Видеть бескрайнее Черное море с борта крейсера — красота. Это завораживает.

Крейсер снова в море Фото: Антон Гердо, «Вечерняя Москва»

По волнам памяти

Крейсер «Москва» ушел от берега на несколько десятков километров. Ходовые испытания идут вовсю.

— Летит ласточка! — чуть позже скажет Виктор Несмашный. Еще как летит! Гордо, грациозно. Под стать званию флагмана.

Звучит команда сбавить ход. Объявляется общий сбор на юте (корма корабля). У места построения венок в цветах Андреевского флага. Экипаж крейсера построен для церемонии его возложения в память о моряках, которые погибли в боях за Родину в годы Великой Отечественной войны.

— Каждый выход в море мы склоняем голову в дань памяти об этих героях, — обратился к морякам заместитель командира крейсера по военно-политической работе Алексей Бугорский. — И сегодня над этой голубой братской могилой клянемся, что каждый из нас приложит все усилия для скорейшего окончания ввода корабля в строй, поддержания высокой боевой готовности крейсера и Черноморского флота в целом. Сохраним и приумножим его славу.

По корабельной связи объявляют, что крейсер находится в точке гибели большого противолодочного корабля «Отважный». Того самого, что потерпел катастрофу в водах Черного моря в 1974 году.

Командир крейсера «Москва», гвардии капитан 1 ранга Олег Князев дает приказ возложить венки на воду. Ритуал доверили сигнальщикам Даниилу Кряжеву и Артему Малькову. Экипаж снимает головные уборы, чтобы почтить память погибших моряков.

— Этот ритуал — большая ответственность, — передает свои ощущения Даниил Кряжев. — Сложно передать те чувства. Волнение не отпускало до самого конца. Горд, что мне выпала такая честь.

Погода в Севастополе благоволила выходу в море: легкий бриз с фирменным солоноватым привкусом, чистое ясное небо Фото: Антон Гердо, «Вечерняя Москва»

Теперь ты — моряк-надводник!

Вновь объявлено построение. На палубе по левому и правому борту выставлены столы, на каждом из которых стоит огромная бочка. В ней вода, которую только что набрали из самого Черного моря. Опытные моряки тут же смекнут: начинается ритуал посвящения в моряки-надводники.

Он устроен просто. Командир вызывает матроса, которому вручают плафон морской воды. Это около полулитра. Выпив воду, нужно громко прокричать: «Мама, я моряк!».

— Это очень древняя традиция, — рассказывает нам Алексей Бугорский. — Люди в стародавние времена не всегда могли объяснить природу явлений на море. Поэтому они пытались защитить себя от суеверных страхов и пили воду, чтобы Посейдон или Нептун, в зависимости от мифологии, не прибрали к себе, если выпал за борт. Потому что они знают, что в нем есть часть морской воды.

Кто-то хмыкнет, мол, что за сказки?! Но моряки традиции чтут.

Посвящены около 340 матросов. Одним выпала честь пройти обряд в первый месяц службы, другим — за несколько дней до увольнения в запас или, как говорят на флоте, до «ДМБ». Главное, что каждый осушил свой плафон до дна.

— Это еще и воспитательный процесс, — продолжает Алексей Бугорский. — Нового человека принимают в морское братство. Спросите у любого моряка, он точно помнит борт корабля, в каком море и когда он пил воду. Потому что это делается только раз в жизни. Традиция служит и напоминанием, что море ошибок не прощает. Если человек будет халатно относиться к своим обязанностям, то его товарищи и корабль могут погибнуть. И тогда последнее, что они почувствуют, — специфический вкус морской воды.

Среди тех, кого приняли в надводники, был и москвич Мирослав Малышкин. На крейсере он всего месяц. Перед призывом окончил три курса в Московском техническом университете связи и информатики, учился на инженера-технолога. Мирослав решил взять академический отпуск, чтобы попасть на флот. И уже потом окончить учебу.

— Мой отец служил в морской пехоте, — рассказал нам Мирослав после ритуала посвящения. — Он сказал мне, что я обязан пойти на флот и испытать это на себе. У меня есть цель, и я ее достигаю. Когда узнал, что буду служить на крейсере «Москва», был в восторге, обрадовались мои близкие, знакомые. Испытал множество эмоций, даже не могу описать, как был счастлив. Мои друзья служат в сухопутных войсках, и мне кажется, когда я расскажу им о службе на крейсере, они будут завидовать мне белой завистью.

Посвятили в моряки-надводники и корреспондентов «Вечерней Москвы». Первые глотки, и во рту появляется солоноватый вяжущий привкус, по ощущениям напоминающий огуречный рассол. Не поморщившись, мы осушили плафоны и демонстративно перевернули. Мама, я моряк!

Будущие свершения

Крейсер вернулся в бухту около семи часов вечера. Объявляется общий сбор. Командир корабля, гвардии капитан 1 ранга Олег Князев объявляет о том, что поставленная задача выполнена, и благодарит экипаж за службу.

— Служим России! — громогласно отвечает строй.

Ходовые испытания — только часть большой работы по возвращению крейсера в строй. Впереди еще масса задач, которые предстоит решить командованию и экипажу. Промежуточные результаты настраивают на высокую ноту.

Корабль идет наперекор скептикам, в очередной раз доказывая, что он — эталон, на который следует равняться Фото: Антон Гердо, «Вечерняя Москва»

— К третьему этапу мы вышли на максимальную скорость, — подводит первые итоги Виктор Несмашный. — Это около 65 километров в час. Кто-то скажет, что это не так много, но не нужно забывать, что водоизмещение крейсера составляет около 12 тысяч тонн. По сути, двигатели на скорости 65 километров в час несли по воде 9-этажный дом.

Закончен первый этап восстановления технической готовности корабля. Отработаны ходовые испытания главной энергетической установки в море, проверено оружие и технические средства корабля. Теперь стартовал следующий этап окончательного восстановления технической готовности. Результаты первого этапа успешны. Труд сотен людей получил отдачу, о которой можно только мечтать. Крейсер в море. Для экипажа это главная награда.

Кстати. По пути к бухте по правому борту показалась стая дельфинов. «Люди моря», как их еще иногда называют, сопровождали крейсер, роскошно выпрыгивая из изумрудной водной глади.

Моряки говорят, это хороший знак.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Олег Князев, командир крейсера «Москва», гвардии капитан 1 ранга:

— Крейсер обрел третье рождение. Первое произошло в 1983 году, когда он был принят в состав Военно-морского флота СССР, второе — в 2000-м, после длительного девятилетнего ремонта на заводе-изготовителе в городе Николаеве. Дальше нас ждут только морские и океанские походы и выполнение задач по защите нашей Родины — России. Это очередной этап тяжелого труда, экипажа крейсера, судостроительных предприятий, огромных усилий командования флота для того, чтобы крейсер еще не один десяток лет нес гвардейский, орденский военно-морской флаг на просторах Мирового океана.

Читайте также: Пляжные игры: фестиваль физкультуры и спорта на кварцевом песке стартовал в Москве

Крым полностью под защитой российских войск
Фото: Антон Гердо, «Вечерняя Москва»

Новости СМИ2

Все мнения
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER