Город

Алла Сурикова: Организм требует смеха

Народная артистка РФ Алла Сурикова
Фото: Артем Геодакян/ТАСС
По данным Москино, посещаемость коммерческих показов в сети за 2018 год выросла на 21 процент. О «важнейшем из искусств» беседуем с кинорежиссером Аллой Суриковой.

— Алла Ильинична, давайте поговорим о тенденциях современного кинопроцесса в целом и в отдельно взятом, представляемом вами жанре комедии. Ваш фестиваль «Улыбнись, Россия!» первым столкнулся с нововведением Министерства культуры — показывать на кинофорумах только те фильмы, у которых есть прокатное удостоверение. Какие издержки пришлось испытать?

— В этом году у нас в конкурсе было около тридцати хороших комедий. Но в связи с решением Минкульта зритель лишился нескольких очень веселых, уже отобранных нами зарубежных картин, поскольку к моменту проведения фестиваля у них еще не было прокатного удостоверения, а наш киносмотр все эти годы носил статус ≪открытого российского≫ (ограничение не действует при статусе «международного». — «ВМ»).

К сожалению, получается, что отныне в отношении зарубежных комедий у нас будет проходить конкурс прокатчиков, а не режиссеров. То есть мы будем показывать не лучшее свежее зарубежное комедийное кино, а те зарубежные ленты, которые уже побывали в российском прокате и оказались наиболее успешными. А поменять статус фестиваля не так-то просто: необходимо переоформлять массу бумаг.

— Фестивалей комедийного кино в стране, кроме вашего, нет. Так что вы — главные эксперты в области того, над чем же сегодня смеется Россия…

— Над тем, над чем смеялась всегда. Три кита современной комедии: деньги-любовь-власть. Абсолютно ≪чистых≫ комедий (с точки зрения чистоты жанра) сейчас почти нет. Но есть лирические мелодрамы, есть комедии на стыке с драмой. Если говорить о тенденциях, то в нынешнем году в комедийном жанре как никогда много дебютов. Я как президент фестиваля всегда с вниманием отношусь к молодому дебютному кино, потому что лучшим дебютам мы даем призы. В этом году среди восьми дебютных картин выбрать было непросто, многие из них были сильные. В комедию пришли хорошие ребята.

— И это при том, что жанр комедии всегда считался самым сложным и непредсказуемым: в СССР на комедийный фильм выдавали пленки в четыре раза больше, чем на картины других жанров, потому что было непонятно, окажется ли отснятый материал смешным в финале. Так почему же молодежь пошла в эту сторону?

— У комедии как жанра в последние годы сильно подскочил рейтинг. Этому есть чисто биологическое объяснение: наша жизнь в эпоху коммерции непростая, а смех дает возможность в любых, даже тяжелых, условиях оставаться здоровыми. Врачи объясняют это так: обогащенные дополнительным кислородом легкие смеющегося человека активно стимулируют жизненные процессы. Именно поэтому (вы наверняка замечали) вокруг человека, рассказывающего смешные байки, мгновенно собираются слушатели: наши организмы интуитивно хотят оздоровления. Как-то я даже проводила в Общественной палате заседание на тему ≪Улыбнись, Россия!≫ как национальная идея≫. Вот и Рузвельт во время Великой депрессии призывал свой народ: ≪Смейтесь, черт вас возьми!≫ И Чаплин утверждал, что жизнь —это ≪не чередование похорон≫.

Но вы правы, говоря, что этот жанр самый сложный и непредсказуемый. Просчитать шутку сложно. Однажды я встретила в коридоре монтажной ≪Мосфильма≫ своего учителя Георгия Данелию, который нервно курил одну сигарету за другой. Он сидел мрачный, сосредоточенно злой. И я спросила: ≪Почему вы, снявший столько замечательных картин, сидите в таком мрачном состоянии? Неужели не уверены в том, что сняли?≫ А он ответил: ≪Никогда не уверен. Это всегда как в первый раз≫. А заканчивал он ≪Осенний марафон≫.

— Алла Ильинична, ваша последняя картина «Любовь и Сакс» снималась на улицах Москвы и вошла в список избранных фильмов, претендовавших на приз мэра за создание лучшего кинообраза города. Насколько сложно сегодня снимать в «живой» Москве, на ее улицах, набережных?

— Сейчас процесс существенно упростился: появилась наконец кинокомиссия. Там все решается, как в службе ≪одного окна≫. А совсем недавно было очень сложно. Вот, например, четыре года назад в моей комедии ≪Полный вперед!≫ погони, взрывы, прыжки с вертолета на парашютах и бои на бревне подушками без правил мы смогли снимать только на ЗИЛе — на улицах снимать было почти невозможно, столько требовалось согласований.

— Вам удалось в «Любви и Саксе» запечатлеть любимые места столицы?

— Думаю, что среди картин, которые претендовали на премию мэра, наша была самая добрая и солнечная. И Москва в ней представлена достойно. Мы снимали и на Ярославском вокзале, на Москве-реке, и на стрелке острова, где пересекаются Болотная и Берсеневская набережные. Снимали переулочки рядом с Садовым кольцом, уютные дворики и красивые дома — бывшие дворянские гнезда.

Мы снимали в подлинных квартирах москвичей. Например, в квартире Гриши Катаева. Его отец был профессором консерватории. Поэтому квартира наполнена музыкальным воздухом, пропитана музыкой. Старшая сестра Гриши Катаева — очень хороший музыкант, концертирует в разных странах, в России.

Сам Гриша снимает документальное кино, ставит спектакли, преподает. Гриша очень дорожит ≪стариной≫ в своей квартире: вот в этом кресле его папа сидел, в гостях у них был Пастернак, другие известные люди. Это картина адресная, и она действительно истинно московская.

Точно так же, как и квартира Ани Ардовой на Бронной, где жила Анна Ахматова (в ее квартире мы снимали эпизод фильма ≪Московские каникулы≫), и в стенах ее квартиры тоже каждый поворот помнит больших поэтов и писателей, бывавших в гостях. Я очень люблю подлинность московских интерьеров и дорожу ею в кадре.

Возвращаясь к кинокомиссии: я очень рада, что она всетаки организовалась. Теперь, надеюсь, проекты, снимаемые в столице, с ее помощью будут получать ≪зеленую улицу≫. Вы даже не представляете, какие деньги тратила группа, снимая фильм в Москве, только на одну парковку! Вот у нас на ≪Любви и Саксе≫ была группа в шестьдесят человек, а это штук тридцать машин, которые уезжают, приезжают, стоят весь день, мелькают в кадре.

— С вашей легкой руки на наших экранах появилось много комедий. Ну а где их тяжелее всего снимать?

— На курорте. Летом. Потому что на курорте хорошо отдыхать. А вот работать!.. Никогда не забуду: море, солнце, пляж. По пляжу идет Андрей Миронов, любимец страны (это было на фильме ≪Будьте моим мужем≫). Поклонницы облепляют съемочную площадку.

А я, режиссер, без конца вынуждена кричать: ≪Уберите женщин от камеры!≫ И Андрей — в мою сторону: ≪Всех не перевешаете!≫… К тому же за гулом моря обычно не слышно, что говорят артисты, а за головами любопытствующих режиссеру не видно самих актеров. Особенно если в кадре снимаются Миронов и Басов! А мне очень хочется понимать — такое вот странное режиссерское желание — про что там они играют…

— И на какие жертвы готов идти режиссер в такой ситуации?

— Ну, на той съемке я сняла с себя все до купальника и улеглась рядом с ними. Заодно пришлось и сняться — правда, в кадре остались только мои ноги. Остальное я, как требовательный художник, выкинула при монтаже. А актеры, кстати, готовы на настоящие подвиги. Вспоминаю довольно-таки холодный съемочный день, когда Андрей Миронов вынужден был войти в воду и делать вид, что ему жарко.

Я болела и сидела на берегу в куртке и шапке. А Андрей плавал около берега и кричал: ≪Наденьте на постановщика дубленку!≫

— Алла Ильинична, не могу не спросить напоследок, как вы, один из ведущих комедиографов страны, относитесь к таким комедийным формам, как стендап? Имеет ли, с вашей точки зрения, подобный юмор право на место в истории?

— На самом деле у этих ребят есть очень много остроумного, есть остро смешные вещи. Хотя у них же есть и откровенно пошловатые шутки. Но тут я придерживаюсь древней мудрости: чем стрелять по заднице, лучше ее показывать.

Читайте также: Москвичам покажут отреставрированную копию «Зеркала» Андрея Тарковского

Новости СМИ2

Все мнения
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER