Воскресенье 25 августа , 01:08
Ясно + 17 °
Город

Почему Музей упаковки встречает 20-летие «на чемоданах»

Директор Музея упаковки и главный редактор журнала «Тара и упаковка» Игорь Смиренный на фоне экспонатов из собрания музея
Фото: Павел Волков, «Вечерняя Москва»
Есть в столице Музей упаковки, ранее находившийся в здании Политехнического музея. После того как последний закрыли на реконструкцию, фонды остались без дома. Почему Музей упаковки встречает 20-летие «на чемоданах», разбиралась корреспондент «Вечерней Москвы».

Флакон от Малевича

Пробираясь сквозь коробки, захожу в небольшую комнатку редакции журнала «Тара и упаковка» на улице Суворовской. Это и есть Музей упаковки. Его директор и главный редактор журнала Игорь Смиренный с энтузиазмом показывает экспонаты прошедшей выставки «Серебряный век русского фантика».

Маяковский, Родченко, Малевич, Кандинский, Врубель, Бенуа, чешский модернист Альфонс Муха и многие другие разрисовывали фантики.

— И предприниматели, и художники понимали, что через упаковку могут увеличить объемы продаж и донести свои идеи массам, — объясняет Игорь Николаевич.

Считаю в уме, сколько стоят фантики Кандинского и флаконы Малевича. Осматриваю другие экспонаты и впадаю в недоумение, видя, насколько среди русских был популярен Наполеон. Он везде: на жестяных коробках из-под печенья, бутылках, спичках. Не зря пришла, такого в учебниках не напишут. Изображений Кутузова, справедливости ради, тоже немало.

Большую работу делает музей, сохраняя неизвестную историю, отраженную в артефактах, которые еще ждут своих исследователей.

Обертка «а-ля рюс»

Музей вырос из журнала «Тара и упаковка». Собранная сотрудниками коллекция старинных этикеток, коробок, бутылок и положила начало музею, которому в этом году исполняется 20 лет.

— При плановой экономике упаковку как искусство и отрасль уничтожили, так как не было конкуренции, — рассказывает печальную повесть Игорь Смиренный.

Большевики после 1917 года боролись с «буржуйством»: если при обыске на предприятии находили коробки, флаконы и этикетки с фамилией прежнего владельца, с царской символикой, то «красного» директора арестовывали как лояльного к царизму.

— У нас есть узнаваемый русский национальный стиль, который надо изучать, — подчеркивает Игорь Николаевич, по совместительству преподаватель РГУ имени А.Н. Косыгина.

Фольга на переработку

— Почему-то слово «музей» воспринимается как что-то статично-выставочное. Однако Музей упаковки — это не только иллюстрация прошлого, а живая платформа о нашем настоящем и будущем, — говорит Смиренный.

Взять идею раздельного сбора мусора — 70 процентов твердых бытовых отходов составляет именно использованная упаковка. Музей подготовил обоснования того, что разделять отходы нужно не на этапе их появления, а при проектировании и производстве упаковки.

— Картонная коробка с пенопластом из-под телевизора, полиэтиленовая бутылка с крышкой — это разные материалы, и сортировать их сложно, — поясняет собеседник «ВМ».

В странах Евросоюза идею раздельного сбора начали популяризировать... среди детей.

— В Чехии спецавтобусы ездили по школам с лекциями, как разделять мусор. В Америке дети сдают на переработку фольгу от шоколадок, так как знают, что это стратегический материал — ведь США импортируют алюминий, — привел примеры Игорь Смиренный.

Музей упаковки разработал даже специальные обучающие программы для работы со школьниками и студентами, дизайнерами и предпринимателями.

У семи ведомств дитя...

Почему же Музей до сих пор остается без помещения? — Как отдельной отрасли упаковки в России нет. Полимерная упаковка — отрасль нефтехима, газа, бумажная — лесная отрасль, алюминиевая — металлов. Есть еще комбинированная упаковка — ламинированные тетрапаки из бумаги и фольги, — перечисляет директор музея.

Отраслевые ведомства из-за разобщенности не всегда могут договориться между собой по рабочим вопросам. Что уж можно говорить о кураторстве какого-то там музея.

— Некоторые музеи готовы взять часть наших экспонатов, выставить коллекции. Но тогда потеряется целостность собрания. У нас хранятся уникальнейшие антикварные вещи, требуется каталогизация, цифровизация, нужен хранитель, смотритель, — перечисляет Смиренный.

Директор Московского музея дизайна, недавно открывшего постоянную экспозицию в Третьяковке, Александра Санькова подтвердила:

— Любим и уважаем Музей упаковки и его директора и всегда рады принять его коллекции себе в экспозицию.

Однако упаковка — только часть дизайна и не совпадает с концепцией Музея дизайна. Выходом могло бы стать размещение Музея упаковки в отдельном помещении с открытым доступом. Например, на севере столицы — там, где сконцентрировано наибольшее количество профильных учебных заведений: Московский государственный университет пищевых производств, Московский издательско-полиграфический колледж имени Ивана Федорова, Высшая школа печати и медиаиндустрии Московского Политеха, МГХПА имени С.Г. Строганова. Или размещение при каком-нибудь крупном музее.

Игорь Смиренный готов передать Москве все собрание, лишь бы дело его жизни не пропало даром, лишь бы коллекции были распакованы и велась просветительская и образовательная работа.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ  

Алина Федорович, главный хранитель Музея Москвы:

— Может ли коллекция артефактов считаться музеем? Музей — это место, где хранятся подлинные предметы с целью их сохранения, изучения и передачи из поколения в поколение. С помощью языка экспонатов он рассказывает некую историю, но не словами, а предметами. Их культурная ценность определяется совокупностью многих критериев. Это и уникальность, историческая значимость, важность и необходимость для современных зрителей, злободневность для существующей эпохи, а также просветительское, образовательное значение предметов коллекции. Если экспонаты соответствуют критериям, то, обрисовав значение и неповторимость такого музея, собрав подтверждения экспертов, можно смело подавать запросы в официальные органы на получение помещения.

Читайте также: Впечатления рядом: что посмотреть в Подмосковье

Новости СМИ2

Все мнения
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER