Главное
Карта городских событий
Смотреть карту
Сторис
Эпоха Старбакс и Макдональдс

Эпоха Старбакс и Макдональдс

Кто придумал Последний звонок?

Кто придумал Последний звонок?

Легендарный «Москвич» вернулся

Легендарный «Москвич» вернулся

Какие города играли роль Москвы

Какие города играли роль Москвы

Кого нельзя сократить?

Кого нельзя сократить?

Отцовство в зрелом возрасте

Отцовство в зрелом возрасте

Судьбы детей-вундеркиндов

Судьбы детей-вундеркиндов

Как рок-н-ролл пришёл в СССР?

Как рок-н-ролл пришёл в СССР?

Где в мире заблокированы соцсети

Где в мире заблокированы соцсети

Как защитить машину от угона

Как защитить машину от угона

ЛЕКАРСТВО ОТ БЕЗВОЛИЯ

Общество

[i]Прошлой весной заместитель министра здравоохранения России Антон Катлинский заявил буквально следующее: министерство располагает множеством фактов, свидетельствующих о подделке в больших объемах на предприятии ЗАО «Брынцалов А» трех лекарств, в оригинале производящихся за границей. Получив из разных источников комментарии к этой информации, мы опубликовали материал о подделках лекарств в России (см. «ВМ» от 29.03.01).Владимир Брынцалов посчитал задетыми свои честь и достоинство и вчинил нам иск. Как и обещали, рассказываем о промежуточных итогах его рассмотрения. И не только о них.[/i][b]Лжелекарства от Брынцалова? [/b]Именно так называлась та публикация в «Вечерке». На ее основании истец направил нам три килограмма претензий. И что, мол, статья заказная и носит оскорбительный характер (хотя все собранные там сведения прежде обнародовались публично). И что Владимир Брынцалов нисколько не нарушает законодательство, продолжая ставить после разрыва с датской фирмой «Ново Нордиск» на свою продукцию торговую марку экс-партнера (хотя пресечь подобную практику Брынцалову предписывало Министерство по антимонопольной политике). И что «Ново Нордиск» даже и не думала подавать на Брынцалова в Международный арбитражный суд (хотя она не только думала, но даже и направила соответствующий иск)… По всем пунктам истец остался ни с чем — кроме одного. Сейчас объясним, какой пункт удовлетворил Пресненский суд.Нам предписано официально опровергнуть информацию, будто в Волгограде более тысячи человек госпитализированы после применения фальсифицированного Брынцаловым инсулина. Лично я как журналист не понимаю, почему газета должна опровергать то, чего не писала.Вот цитата из материала «Лжелекарства от Брынцалова?»: «Тем временем, по сообщению «Ново Нордиск», в Волгограде более тысячи человек госпитализированы после применения фальсифицированного инсулина».Где тут упоминание Брынцалова? Если на ком-то горит шапка, так это его проблема.Как посчитал суд, ссылка на Владимира Брынцалова следует из общего тона статьи.Оставим эту оценку как достаточно субъективную. Но почему служители Фемиды пренебрегли тем, что указанная информация еще до нашей публикации была официально распространена Международной ассоциацией фармпроизводителей — организацией респектабельной и авторитетной? Почему они не учли ни 42 и 57 статьи Закона «О средствах массовой информации», ни постановление Президиума Верховного суда, рекомендовавшего при рассмотрении подобных дел заслушивать лиц, распространивших информацию ранее? Маленькая ремарка: напирая на волгоградский эпизод, истец утверждал, будто вообще никогда не поставлял свои генно-инженерные инсулины в Волгоград. Однако мы с документами в руках убедили суд, что это не так: две торговые марки — и актрапид, и монотард — неоднократно отгружались в адрес волгоградской фирмы «Коминфарм». Спрашивается, с чего бы это ЗАО «Брынцалов А» так хотело доказать обратное? Кстати, ни «Ново Нордиск», ни ассоциация до сих пор не отказываются от своих слов! В ответ на эти аргументы в Мосгорсуде при рассмотрении нашей жалобы нам ответили, по сути, отпиской. Впрочем, если судьи городского суда сочтут возможным вместо формального, ничего не проясняющего определения ответить нам по существу, мы с радостью опубликуем их мнение. Пока же обещаем: опровергать то, чего не писали, не будем, даже если для победы придется дойти до Международного суда. Любопытно будет, если в Женеве наш иск встретится с иском «Ново Нордиск» о незаконном использовании чужого товарного знака Владимиром Брынцаловым.[b]«Двойка» Минздраву [/b]Откуда же берутся в России фальсифицированные препараты, кто их поставляет и, главное, какова их доля в розничной торговле? Председатель думского Комитета по охране здоровья и спорту Александр Афанасьев, к примеру, оценивает долю фальшивых лекарств на нашем рынке в 3 с лишним процента. Заместитель начальника ГУБЭП МВД Владислав Кузнецов: «от 2,7 до 7 процентов».А вот Ассоциация международных фармацевтических производителей попыталась получить более полную картину. Она опросила ведущих специалистов 53 фирм-производителей, занимающих более половины российского фармацевтического рынка. И вот что выяснилось. Каждый второй респондент заявил, что его компания в последние два года обнаруживала в России подделку своей продукции. Еще 36 процентов упомянули об имитации упаковки, этикетки, названия продукции (по стандарту Всемирной организации здравоохранения это не что иное, как та же фальсификация). Два из каждых трех опрошенных уверены: существенная доля подделок производится в России (обратной точки зрения придерживаются лишь 6 процентов специалистов).[b]Я уколов не боюсь… [/b]Но вернемся к нашему главному оппоненту. Год назад (см. «ВМ» от 17.05.01) мы подробно показали, каким же именно «импортозамещением» занимается Владимир Брынцалов. Так, хорватское фармпредприятие «Плива» обнаружило на российском рынке поддельную партию своего препарата ноотропил.В фальсифицированном лекарстве оказалась меньшая концентрация действующего вещества пирацетама (а вспомогательного полиэтиленгликоля-6000 вообще не обнаружилось). Содержимое капсул было загрязнено куда больше положеного, масса пустых капсул не дотягивала до требуемого значения.Негодное лекарство серии 121199, как следовало из документов, распространялось на российском рынке ЗАО «Брынцалов А», закупившим его якобы в Польше (в Кракове находится один из заводов «Пливы»). Однако абсолютно весь настоящий ноотропил серии 121199 завод «Плива-Краков» поставил российской фирме «Теремок» по контракту с болгарским посредником под названием «Мегатрейд»! Спрашивается, откуда взялись упаковки — с плохим, не забывайте, лекарством! — этой серии у Брынцалова? Или другой пример. Пару лет назад в столичных аптеках появился фальсифицированный препарат рулид. Права на этот товарный знак принадлежат французскому фармацевтическому предприятию «Авентис Фарма».Одновременно тот же самый лжерулид 726-й серии появился в аптеках Благовещенска, Петропавловска-Камчатского, Липецка.Прослеженные в большинстве случаев источники поступления «рулида» в аптеки вели через многочисленных посредников к одной и той же фирме — ЗАО «Брынцалов А». Согласно официальному заявлению российского представительства «Авентис Фарма» фирма никогда не вступала в коммерческие отношения с ЗАО «Брынцалов А». Откуда же взялись на складах зарегистрированной в ГорноАлтайске фирмы несметные количества не производившегося на французском заводе антибиотика? Минздрав, естественно, ответить на этот вопрос и не смог бы. Однако своим официальным письмом от 9.12.2000 «…обратил внимание на необходимость проведения обязательной проверки аптечной сети… с целью выявления указанной серии фальсифицированного препарата и последующего его уничтожения». И что же? Попробуйте узнать в профильном департаменте, сколько подделок нашли и уничтожили. Долго будете искать ответ по коридорам. А обнаруженный, если он, конечно, выявлялся, фальсификат, оказывавшийся в большинстве случаев бесхозным, «возвращался» к своему производителю, после чего снова и снова всплывал на необъятных просторах СНГ. Был ли кто-нибудь за это наказан? Куда смотрели контролирующие качество лекарств органы минздравовской системы сертификации? Нечего и говорить, что такие предписания о вынесении «наказаний» конкретный отечественный производитель воспринял как поощрение. Передо мной на столе — две упаковки разных препаратов: эссенциале форте Н производства «Рон-Пуленк Рорер» и бренциале форте, изготовленное ЗАО «Брынцалов А» и купленное мной лично в аптеке ООО «Хант-Холдинг» (почтовый адрес у этой аптеки тот же, что и у принадлежащего Владимиру Брынцалову завода «Ферейн»: ул. Нагатинская, дом 1). Препараты разные, но упаковки — будто близнецы.Одинаковый размер, рисунок, цвет; совпадают даже шрифты на всех сторонах коробочки. Как следует из информации на упаковке, товарный знак «Бренциале» официально зарегистрирован. Но почему в Роспатенте не заметили, что товарный знак (а именно — точно такое же сочетание цветных графических элементов оформления упаковки) был зарегистрирован в 1995 г. немецкой фирмой, чьи интересы в России сейчас представляет «Авентис Фарма»? Или Российское агентство по патентам и товарным знакам тоже решило заняться «импортозамещением»? И если бы случай с эссенциале был единственным! Поставьте в ряд упаковки со следующими лекарствами: но-шпа и нош-бра; таривид и тариферид; баралгин и бралангин; кавинтон и бравинтон. А теперь, как говорится, найдите в этих парах десять отличий, кроме следующего: изготовители лекарств, названных первыми, меняются («Хиноин», «Хехст Мэрион Руссель», «Югоремедия»), а созвучные им по названию вторые делаются на предприятиях Брынцалова «Ферейн» и «Брынцалов А».[b]Пример на закуску [/b]Но в конце концов бог с ними, с упаковками. 17 апреля этого года в аптеке того же «Хант-Холдинга» на Варшавском шоссе, 38, в торговом комплексе под огромной вывеской «Брынцалов» был приобретен фестал производства «Тюрк Хехст АО» 773-й серии, предписанной к изъятию как фальсифицированное лекарственное средство Департаментом государственного контроля качества 9 декабря 2000 г. Шестью днями позднее еще в одной, вплотную прилегающей к строениям завода «Ферейн», аптеке «Хант-Холдинга» на Варшавском шоссе, в павильоне напротив северного входа на станцию метро «Нагатинская», куплены уже знакомые нам эссенциале форте Н производства «Рон-Пуленк Рорер» серии 13431 и рулид серии 755 производства «Хехст Мэрион Руссель» (предписаны к изъятию тем же департаментом 25 марта этого и 28 ноября прошлого года соответственно).Конечно, это не доказывает, что конкретные фестал, эссенциале (к слову, более дешевое, чем… бренциале!), рулид сделаны на «Ферейне». Но не слишком ли часто в аптечном «Бермудском треугольнике» у метро «Нагатинская», в центре которого возвышается брынцаловский завод «Ферейн» с гордо поднявшим голову медведем — символом правящей в нашей стране партии, — обнаруживаются лекарства, объявленные вне закона?! И разве недостаточно Фарминспекции — новому органу при Минздраве — этой информации для серьезной проверки названных предприятий? Что же касается сертификатов соответствия, которые, как известно, должны удостоверять качество продаваемого лекарства и с которыми, конечно же, все в порядке… Маленький пример на закуску. В последний день января этого года в Центр контроля качества лекарственных средств Научного центра РАМН им. Н. Н. Блохина от дистрибьюторской компании «Фирма Мария-2» на анализ поступила одна упаковка французского препарата для приготовления инъекционного раствора клафоран серии 090653. Уже на следующий день специалисты Центра выдали заказчику протокол анализа № 1654/01А от 01.02.02, подтверждающий надлежащее качество аж по 23 показателям. Еще спустя трое суток был готов сертификат соответствия. Не исключено, химики-аналитики научного центра трудились посменно днем и ночью. Но даже в этом случае непонятно, как им хватило всего одного флакона для проведения всех требуемых анализов.Несколько недель спустя упаковки клафорана именно этой серии появились в Минске и Рязани. Хорошо еще, что благодаря бдительности и компетентности специалистов местных контролирующих органов хоть какая-то часть фальшивок была идентифицирована и действительно изъята из аптечной сети. А ведь что-то, вероятно, уже успели продать. Так что приятных вам, дорогие пациенты, укольчиков.

Подкасты