Спасительная вертикаль Гроссов

Новости

[i]Жаль, конечно, но факт: у нас проблемы детей-инвалидов остаются преимущественно проблемами их родителей и медиков. И потому особо ценна инициатива маленькой группы сотрудников ВНИИ физкультуры и спорта, организовавших пять лет назад Центр реабилитации для детей с нарушениями опорно-двигательного аппарата. Возглавили его супруги [b]Нина и Юхан Гроссы[/b].Нина Александровна прежде два десятка лет работала с конькобежной сборной СССР, Юхан Артурович в молодости неоднократно выигрывал чемпионаты Эстонии по фигурному катанию, а потом занялся тренерством.[/i]В год защиты кандидатской диссертации Юхан Гросс стал чемпионом мира по зимнему виндсерфингу — на «своем», эстонском льду. Собственно, там все и началось. Среди болельщиков, наблюдавших за борьбой укротителей паруса с ветром и льдом, была одноклассница Юхана Криста Веем, заведующая отделением одной из детских больниц. Они разговорились, и скоро беседа свелась к давно волнующей доктора Веем теме парализации конечностей после перенесенных заболеваний или операций, нередко приводящих к трагическим результатам: атрофии и даже ампутации.Юхан Артурович был в шоке от услышанного, через его руки прошли сотни ребятишек и каждого ребенка, которого тренировал, он воспринимал, как своего собственного. Ему было что предложить своей однокласснице для решения этой тяжелой проблемы. К тому времени тренажер Гросса (запатентованный им и его братом Яаком) для качественного освоения фигуристами многооборотных прыжков, с большим успехом использовался в нескольких ледовых дворцах России и Финляндии. Именно за это изобретение Юхан был удостоен степени кандидата педагогических наук.«Первой ласточкой», прошедшей тренажер Гросса, стала 14-летняя Сирли. Девочка была полностью парализована из-за атонии инфекционного характера. Отец начал ежедневно возить ее в больничный спортзал.Месяц спустя полностью расслабленная мускулатура девочки начала подавать признаки жизни. А после года занятий Сирли выписалась и пошла в школу. И не просто пошла, а поехала на велосипеде.Второй пациент, 35-летний колясочник Томас, у которого из-за повреждения позвоночника в автокатастрофе были парализованы ноги, вскоре смог приседать и прыгать. И тогда возникла идея поставить его на лед — естественно, в тренажере. О занятиях Томаса на льду сняли фильм, дополненный впоследствии кадрами о том, как бывший колясочник, уже без тренажера, хромая и переваливаясь... играет в баскетбол! Так было наглядно продемонстрировано: когда человек занимается физическими упражнениями, двигается, активизируются функции всего организма. Конечно, гарантировать стопроцентное восстановление невозможно, но отраден сам факт возвращения к жизни, казалось бы, безнадежных больных. Что и говорить, преодолевать укоренившуюся в себе пораженческую психологию, перестать жалеть себя, немощного, нелегко. Непросто заставить себя и изо дня в день работать на тренажере.В новые возможности не сразу поверили даже специалисты. В Стокгольмском институте функциональной терапии после просмотра фильма заявили: «Такого не может быть.Это трюк!». Подобный «компетентный отзыв» оказался, как ни странно, хорошим раздражителем для дальнейшего изучения проблемы. Было решено открыть Центр детей-инвалидов в Москве. Тем более что деятельность подобных учреждений согласуется с президентской программой «Дети-инвалиды». ВНИИ ФК выделил площади, разрешил пользоваться технической базой, ввел несколько ставок для инструкторов.Недавно я побывал в этом центре.Нина Гросс рассказала: — Все развитие ребенка происходит в вертикальном положении. Если малыш родился с какими-то двигательными нарушениями и практически непрерывно лежит неподвижно — не переворачиваясь на бочок, не будучи в силах поднять головку, — весьма вероятно, что позвоночник у него сформируется неправильно. Будет затруднено и развитие вестибулярного аппарата, пространственных ощущений, костно-мышечной, вегетососудистой и дыхательной систем.Ведь все это происходит в вертикальном положении.А что же предпринимают медики, когда у ребенка диагностируют двигательные нарушения? Обычно они сочетают медикаментозное лечение с массажем, лечебной физкультурой и т. п. Но все это делается в горизонтальном положении. Так стоит ли недоумевать: почему нет улучшения? Ожидаемого эффекта не приносит и вывоз детей на лечение за границу.Там в новейших зарубежных методиках тоже почему-то нет иного положения тела, кроме «стандартного» — горизонтального.Вот почему мы и приступили к работе с «вертикализации» маленьких пациентов. Одновременно приближали их двигательную активность к уровню здоровых детей. Но при этом оберегали от травм — суставы-то слабые, мышцы атрофированы, — давали щадящие нагрузки. Но ребенок должен работать сам, чтобы развивались функции не только отдельных органов, но и весь организм в целом. Это касается даже самых тяжелых лежачих больных, которых тем не менее обучают прыжковым упражнениям. В результате вырабатывается выпрямительный рефлекс, начинают работать глубокие мышцы спины, которые держат весь позвоночник.В основу методики супругов Гросс положено оптимальное дозирование нагрузок. И здесь многое решается благодаря особенностям конструкции тренажера, в частности его эластичных тяг. Это избавляет от необходимости иметь «семь нянек». Занятия ведутся по формуле «один ребенок — один инструктор», а ряд упражнений вообще не требует непосредственного участия наставника.Большинство упражнений выполняется при сохранении свободы рук и ног, и в этом «изюминка»! Учитываются различные нюансы. Например, было замечено: если голова ребенка постоянно опущена, его ориентация в пространстве не прогрессирует.Мягкий поддерживатель проблему не решает. В центре используют шапочку-наголовник с эластичными тягами с регулируемой нагрузкой. Это стимулирует шейно-тонические рефлексы и развивает мускулатуру шеи. Подобных целительных нюансов у Гроссов множество.— Конечно, настроить ребенка на работу непросто, — замечает Нина Александровна. — Тем более что по традиционным методикам продолжительность занятий 15 минут, а у нас полтора часа. Но мы стараемся, приучаем детей к труду. Желательно было бы также и чтобы, кроме «урока» в нашем зале, ребенок получал нечто подобное дома. Это было бы замечательно. Ведь стационара у нас пока нет, вся деятельность протекает в одном-единственном зале плюс несколько кабинетов — физиотерапевтический, УЗИ, ЭКГ. Потихоньку, правда, расширяемся. В НИИ физкультуры — прекрасная исследовательская база, высококвалифицированные специалисты, которых всеми силами стараемся привлечь. Например, антропологи уже четыре года ведут наших питомцев, фиксируют мышечную и жировую массу, рост, вес и т. п. Недавно появился психолог, ведь наряду с физической реабилитацией нужна и психологическая.Мы стремимся внедрить свою методику и тренажеры по всей России.Центры, подобные нашему, созданы в Хабаровске, Сургуте, Архангельске.Конечно, повсюду нехватка информации и знаний, в том числе и у врачей. Физическая реабилитация в загоне практически повсеместно. Хотя уже доказано, что для детишек, которые не двигают ни ручками, ни ножками, движение —единственное спасение.И еще. Детям-инвалидам просто необходимо помогать приобретать профессию с первого класса. Работая с ребенком, я знаю его склонности к той или иной деятельности и помогаю ему строить свою жизнь. Таким образом, реабилитация физическая неотделима от общей. Такая работа, к счастью, ведется в некоторых регионах страны. Например, в Костомукше (Карелия) есть мальчик с болезнью Дауна, которого приохотили к садоводству. Там же девочку с ограниченной подвижностью обучили работе на компьютере и финскому языку, теперь она переводчица.Детям-инвалидам доступны и ремесла: работа художника, скульптора, резчика по дереву, декоратора.Мы видели в детском доме в Челябинской области, где собраны детиинвалиды, как безрукие рисуют ногами! В нашем центре есть комната «мелкой моторики» для занятий рисованием и лепкой.Спорт — тоже наш союзник. Мальчик с детским церебральным параличом, занимающийся карате, можете такое представить? Наш воспитанник, Коля Е., упорно тренировался.После школы поехал в Америку продолжить образование и… вернулся, потому что к нему там стали относиться как к больному, обеспечивая максимальный комфорт. Коля так и сказал: «Я хочу работать над собой дальше, а там всё приносят, всё подают, всё сплошь автоматизировано». А он этого не признает, усвоил нашу методику: когда сидишь, пребываешь в покое, то атрофируются и мышцы, и воля.

Google newsYandex newsYandex dzen