Главное
Эксклюзивы
Карта событий
Смотреть карту

Пожилые отцы и давно взрослые дети

Общество

Литература, как и жизнь, развивает в человеке внимательность. И не всегда достаточно внимательности только зрительной или хорошего слуха. Не менее важно, чтобы ухо было чутким, сердце зорким, а глаза были способны различать не только самое основное, но и множество оттенков, деталей.

Тема взаимоотношений не просто отцов и детей, а пожилых отцов и давно взрослых детей в наши дни очень актуальна. Она актуальна всегда. Это одна из вечных тем. Пожилые люди, большая часть жизни которых прожита, и их взрослые дети: есть ли внимание друг к другу, понимание, неравнодушие, есть ли терпение? В современном обществе эти вопросы звучат с новой силой. Как вы знаете, соотношение численности молодежи к общему населению сейчас непропорционально мала — последствия малодетности и очень часто один ребенок на семью уже у нескольких поколений. И совершенно естественно в таких обстоятельствах, что людей старшего поколения становится все больше. И очень важно и ценно, что есть хорошие литературные произведения о жизни людей этого возраста, об их радостях и горестях, взаимоотношениях с близкими, с детьми, которые сами уже люди вовсе не юные, а зрелые.

Вспоминаются рассказы лауреата Патриаршей литературной премии имени святых равноапостольных Кирилла и Мефодия Бориса Екимова «Хозяйка» и «Пара осенней обуви». Когда только начинаешь читать эти рассказы, возможно, находишь что-то общее. И внешне общего не так уж мало. Сельская жизнь, полная хозяйственных забот. Поездки, из которых возвращаются с покупками. Даже имена невесток — обе Ольги. Но как по-разному все оказывается на самом деле. В рассказе «Хозяйка» Ольга и ее свекровь (баба Куля, как зовут ее внучки) жили долгие годы мирно, в ладу между собой. Внучка не могла вспомнить никаких свар между матерью и бабушкой. Анатолий, муж Ольги, был в дружбе со спиртным, и его мать всегда вставала в спорах на сторону Ольги, упрекала и ругала Анатолия. Брала на себя всю самую тяжелую работу в огороде, по дому, чтобы не нагружать невестку, очень помогала растить внучек.

На первый взгляд кажется, что при таких безоблачных отношениях баба Куля вправе была бы рассчитывать, что так в мире и согласии, пройдет все дальнейшее время их жизни.

На деле оказалось не так. Когда-то в молодости Ольга была невестой Михаила, но не дождалась его из армии, вышла замуж за Анатолия. Позже и Михаил создал семью. И вот старые чувства Ольге вдруг вспомнились. Захотелось продолжения той, юношеской истории. Вскоре умер Анатолий. И Ольга стала строить планы, как бы увести Михаила из семьи, зажить с ним открыто, а не встречаться тайком. Хотелось, чтобы никто ей в этой жизни не мешал, ничего не смущало. Старшая дочь уже живет отдельно, младшая скоро выйдет замуж и будет жить в доме мужа, а свекровь Ольга заранее отправила жить к дочери, выгнала, попросту говоря. Ольга знала, что добрая, мягкая, неконфликтная женщина не стала бы с ней ругаться, упрекать, но не хотела видеть даже ее глаза, в которых могла прочитать несогласие с Ольгиной «новой» жизнью, с разрушением чужой семьи, где растут дети. Вот и выгнала старого, доброго, работящего, покладистого человека из дома, где он прожил жизнь, где надеялся жить до конца земной жизни.

Наверное, баба Куля могла бы обратиться к защите со стороны закона, но она женщиной всю жизнь была истинно деликатной и привыкла решать все миром, беседой. Привлекать кого-то постороннего для нее было бы мучением. Возможно, старушка смирилась бы совсем, как ни тяжело ей было жить вдали от своего дома, от могил близких людей, не видеть внучек, которых не желала видеть в своем доме ее дочь, обиженная поступком Ольги, матери девушек, тем, что старую мать перевезли к ней, хотя вырастила она детей сына, работала там…

Борис Петрович Екимов показывает страшное: невестка буквально выгоняет из ее же дома свекровь, потому что она, за долгие годы совместной жизни столько сделавшая для нее, для внучек, для всей семьи, теперь воспринимается как обуза, помеха, а родная дочь женщины и ее семья не готовы просто приютить старую мать, выделив ей какой-нибудь уголок в доме. Подчеркну: пожилая женщина не требует заботы, она на своих ногах, в разуме, не стала совсем немощной, получает пенсию, всегда была и остается мягким, неконфликтным человеком. Кроме того, нельзя уже не заметить, какой она стала легкой, что-то в ней подсказывает, что ее земной жизни осталось очень немного. И при всем этом невестка безапелляционно прогоняет, подчеркивает, что они теперь чужие люди, а дочь и ее семья напоминают, что помогала растить детей, работала по хозяйству она не у них, а в семье сына, поэтому несправедливо, что в старости она оказалась под их крышей, показывают, что она там мешает, не нужна.

Чувства самой старой женщины, ее внучек, которые любят бабушку, хотели, чтобы она по-прежнему жила в доме, в котором провела жизнь, ни дочерью, ни невесткой в расчет не берутся.

Баба Куля надеялась уговорить Ольгу пустить ее обратно. Она приезжает не с обидой, а с ласковыми словами, предложением забыть неприятное прошедшее, готова себя назвать виноватой — лишь бы снова воцарился мир, снова жить недалеко от могил близких людей, иметь возможность приходить туда, жить в доме, в котором протекла жизнь, видеть любимых внучек. Более того, она согласна и не в самом доме жить, а в отдельной маленькой кухоньке, говорит, что сама все для себя сделает, и для того, чтобы печь топить, все купит сама. Но Ольга непреклонна. Она заранее напридумывала, как будет теперь здесь жить: только она и пока чужой муж, который, как она уверена, должен стать ее мужем. Все, чем озабочена Ольга, это как бы отправить снова к дочери свекровь без шума, будто бы и правда та только за своим сундучком приезжала. Ее заботит, чтобы не было скандала, осуждения от других, лишнего шума. Ей они досадны, неприятны.

Пожилые отцы и давно взрослые дети Фото: Unsplash

Бабе Куле же становится дополнительным ударом, когда у ситуации все же появляются свидетели, когда односельчане вмешиваются. Укоряют Ольгу, Михаила, который, как выясняется, вовсе не знал, как далеко идут планы Ольги и как она обошлась со свекровью. Конечно, семейного человека никак не красит роман с другой женщиной, но он, вероятно, не думал о том, чтобы действительно оставить свою семью, а об истории с бабой Кулей не знал.

Собравшийся народ упрекают Ольгу за бабу Кулю, хотят защитить от несправедливости пожилую женщину. Подходят еще люди, интересуясь, что происходит. И если Ольгу волнует внешний скандал, нелицеприятные разговоры о ней и т. п., баба Куля не может перенести саму эту ситуацию, весь этот позор, происходящий на людях, все безобразие, противоестественность происходящего. Это лишает ее последних сил. Она просит, чтобы ее оттуда увезли, только этого. Что будет дальше, как дальше ей жить и где — об этом она думать сейчас не может, но она физически не может остаться в центре происходящего.

Но дало ли что-то хорошее это самой Ольге? Получила ли она желаемое? Нет… Михаил уехал, да и вообще в своих планах она, вероятно, больше опиралась на свое видение и свои стремления, а не на их общие желания и намерения. Младшая дочь бежит домой, мечтая увидеть бабушку, зовет ее…

Для кого этот рассказ? Для людей всех возрастов. Жизнь проходит быстро. И сегодняшний юный сын очень скоро становится сыном далеко не юным, а потом и пожилым отцом. Так что «примерить» можно все роли. Главное же здесь — вообще не в возрасте и не в роли. Что происходит с людьми, если пожилого человека, с которым жили под одной крышей в мире и согласии, который брал на себя всю тяжелую работу, который помогал растить детей, был на редкость добрым, можно просто выгнать из его же дома, словно это и не человек, а вещь, ставшая ненужной?

Что происходит с людьми, если мать, выставленную невесткой из дома, дочь попрекает тем, что не в ее хозяйстве она работала, не ее детей растила, а значит и в старости не должна жить у нее? Дочь и ее семья, по сути, тоже выгоняют мать, от нее не скрывают, что ей там не только не рады — она там не нужна. И это говорится матери, которая не сама попросилась в старости пожить к дочери, а которую просто выгнали из ее дома. Не пожалели, не утешили, не поддержали — дали понять, что не нужна. Не принесла здесь практической пользы раньше — сейчас не нужна.

Художественная литература нередко помогает людям увидеть и понять что-то лучше, чем реальная жизнь. Хотелось бы, чтобы этот рассказ помог людям остаться людьми. И одно из первых, что всплывает в памяти после всего прочитанного — это знаменитое высказывание преподобного Амвросия Оптинского: «Отчего человек бывает плох? Оттого, что забывает, что над ним Бог». А как же пятая заповедь Божия: «Почитай отца твоего и мать твою»? И дальше: «чтобы тебе было хорошо, и чтобы продлились дни твои на земле, которую Господь, Бог твой, дает тебе» (Исх. 20; 12).

Не может быть счастья, построенного на чужом горе. Странно, что в каждой эпохе находятся люди, не знающие такой простой истины. Человечество беспрестанно наступает на одни и те же грабли — устроение собственного благополучия за чужой счет. И дальше «по списку»: «7-я — не прелюбодействуй»; «10-я — не желай ничего, что у ближнего твоего». «Больше всего хранимого храни сердце твое, потому что из него источники жизни» (Притч. 4; 23) — это утверждение премудрого Соломона.

В рассказе «Пара осенней обуви» тоже показано отношение сына и невестки к пожилой матери. В какие-то моменты повествования может показаться, что о ней забывают, относятся «по остаточному принципу». И как-то между делом спросили, что привезти из дальней поездки ей, сразу предположив стереотипное: платок. И, наверное, не очень внимательно слушали ее ответ, т.к. купила ей Ольга все-таки платок. Не очень дорогой, но красивый. И сын уже незадолго до отъезда из города вспомнил про просьбу матери присмотреть обувь. И, возможно, гораздо дольше решался бы он на покупку дорогих, на последние уже оставшиеся деньги, красивых ботинок, которые найдется ли где надеть живущей в селе женщине, если бы не задевшие его слова и выражение лица продавщицы. И все-таки он купил и отказался потом идти сдавать обратно, хотя и думали они с женой, что матери в селе — это, наверное, незачем, что можно ботинки эти другой женщине продать…

Но вот пожилая женщина увидела эти ботинки, прошлась в них и заплакала… Знали ли сын и его невестка, что единственные красивые, удобные, теплые ботинки молодости, похожие на эти, пришлось обменять когда-то на продукты? Знали ли, сколько трудов вынесла эта женщина, пока подняла детей? Понимали ли, что всю жизнь было не до обновок? Может быть, когда-то Мартиновна рассказывала им об этом. А может быть, Борис Екимов рассказал это только читателям, а сама Мартиновна берегла молодых, не рассказывала подробности, все только в общих чертах. Как бы то ни было, увидев, как встретила свои новые ботинки пожилая женщина, сын и невестка без всяких слов как само собой разумеющееся оба для себя поняли, что никому другому, кроме матери, эти ботинки предложены не будут. Конец рассказа показывает читателю: перед ним по-настоящему близкие люди, семья. Здесь, даже если чего-то не знают, чувствуют. Чувствуют в главном. И пара осенней обуви – всего-то вроде бы вещь — на самом деле оказывается свидетельством чуткости к матери, заботы о ней. Прекрасен образ самой матери — труженицы, заботливой женщины.

Я упомянул только два рассказа Бориса Петровича Екимова. Безусловно, рекомендую прочитать не только их, но и другие произведения. Вы получите эстетическое наслаждение и не останетесь равнодушными к происходящему на страницах, к судьбам героев. Хочется закончить еще одним изречением преподобного Амвросия Гренкова: «Господь почивает в простых сердцах. Золото везде видно и везде проглянет, несмотря даже на угловатость, а другой, как ни кудрявься, все золотом не будет».

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Подкасты