Пули и теоретики
Размахнин / Фото: Игорь Ивандиков

Пули и теоретики

Общество
«Серёга стрельнул ему в лицо. Андрей Николаевич сделал пару оборотов, сбил у художника с парты вещи и упал на пол, хлестая кровью. Гордеев говорит: "Охранника я уже убил, сидите тихо". Андрей Николаевич храпел и задыхался. Серёга говорит:"А теперь вопрос на оценку, почему он ещё не сдох? Я же его убил". Потом говорит: "Всем два балла" и стреляет ещё пару раз в Андрея Николаевича».

Я бы очень хотел, чтобы этот появившийся в соцсети текст был литературным перформансом. «Под Тарантино» или «под Родригеса». Но, похоже, это настоящая хроника трагедии, которая произошла в понедельник в Отрадном, где прошло мое детство.

У меня были несколько приятелей из того квартала. Совершенно не интеллектуалы, скорее, «качки» образца девяностых. И я могу себе представить тогдашнюю отрадненскую шпану — с ножами-выкидухами: что уж там, каждый хотел пофорсить модной китайской «бабочкой». Шпану с ножом — да. Но не «ботаника» с ружьем. Это что-то новое.

А помните предыдущего подобного стрелка — некоего Помазуна из Белгорода, который «стрелял в ад»? Кстати, как и несчастный отрадненский школьник-убийца Сергей Гордеев, он не смог застрелиться и был захвачен «живьем». Для обоих между «убить других» и «убить себя» оказалась непреодолимая граница.

А почему так? А потому, что «я человека убил» - для тех, кто знаком с вопросом только теоретически — это не проблема, не боль, не сомнения вроде раскольниковского «тварь я дрожащая или Право имею?». А просто такой способ решения проблемы, привлечения внимания — в общем, один из вариантов поведения в обществе. А убить себя, причинить себе, драгоценному, боль и смерть — вот тут уже проблема. Уже не хочется. Уже начинаешь понимать, что ты причинил другим. Да только поздно уже.

И в этом снижении планки, в этом отсутствии сопереживания другому, в неумении примерить на себя шкуру других — не компьютерные игры виноваты и не Тарантино с Родригесом (хотя ах как хотелось бы, наверное, закричать «ату!» и запретить всякое насилие в культуре, понадеяться, что это поможет!). Виноваты мы сами — от старушки, раздраженно кричащей в метро: «Стрелять всех надо, Сталина на вас нет!» до интеллигента-учителя Саввы Терентьева из Сыктывкара, в сердцах писавшего о «сожжении ментов на центральной площади». И молодые оппозиционеры, эпатажа ради кричавшие еще двадцать лет назад про того же «Сталина, Берию, ГУЛАГ». И молодые ярые «охранители», в мечтах и блогах «наматывающие на гусеницы танков» оппозицию.
Легко, легко мы относимся к словам. Слишком легко. Даром что никто из таких ораторов не видел вживую, как люди «падают на пол, хлестая кровью». А кто видел — те обычно не болтают.

Мнение автора колонки может не совпадать с мнением редакции.

ДРУГОЕ МНЕНИЕ

Запретами выстрелы не остановишь

Колонка нашего обозревателя Георгия Бовта

Самая простая реакция на трагедию, произошедшую в московской школе №263, что-нибудь еще запретить и ужесточить. Рецептов о причинах произошедшего с ходу выписано изрядно. «Он насмотрелся американских сериалов». Запретить американские сериалы? «Он переиграл в компьютерные игры-стрелялки». Запретить компьютерные игры?

Ужесточить же, по мнению начавших нас срочно «лечить» «докторов» надо: охрану школ, систему контроля за оружием, в том числе, охотничьим, из которого стрелял ученик 10-го класса Гордеев.

Уже представляю себе толстые пачки циркуляров по всем школам, предписывающим и так засыпанным по уши бессмысленными отчетами директорам написать еще с десяток отчетов. Вижу и депутатов, нашедших очередной повод оттянуться на Америке, которая и тут во всем виновата (далее...).

Убийственный перфекционизм

Колонка нашего обозревателя Екатерины Рощиной

Ну вот и дождались. Говорили: у нас дети не такие, как в Америке. «Там» они стреляют в школах, а у нас – нет! Теперь хвастаться нечем.

«Здесь» тоже появился свой школьный стрелок. Страшно? – да, очень. Когда только услышала о происшествии в школе № 263 в Отрадном, сразу подумала: вот они, компьютерные игры и их страшные последствия. Когда жизнь человека обесценивается до уровня «пошел и убил». Когда стирается грань между виртуальным миром и реальностью. Все так.

Но «наш» малолетний убийца совершил свое преступление по совершенно особенным причинам. Из-за оценки. Хотел «пятерку», учитель поставил «четверку». Когда же борьба за хорошую оценку стала настолько непримиримой, что может стоить жизни человека? (далее...).

Страшный привет из Америки

Колонка нашего обозревателя Никиты Миронова

Ну вот, к «цивилизованному» миру мы стали еще ближе. Эта жуткая история, случившаяся в московской школе №263 – сугубо американская. Или уже тоже наша? Мне что-то не понравилось в учебном заведении – я взял винтовку и пошел наводить порядок.

Тут же вспоминается другой сумасшедший - бывший юрист аптечной сети «Ригла» Дмитрий Виноградов. В ноябре 2012 года он расстрелял семерых коллег. У парня несчастная любовь, а они, вроде как, хихикали. Ну и, опять же, он людей считал за «компост».

Взгляды убийцы-школьника еще неясны, но уже совершенно ясно, что людей он «за людей не держит». Не понравился учитель – убью. Я ж крутой (далее...).

 

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsGoogle newsGoogle news