Главное
Эксклюзивы
Карта событий
Смотреть карту

Бабушка и масло, Или покер фейс*

Общество
Бабушка и масло, Или покер фейс*
/ Фото: «Вечерняя Москва»
Часто приходится слышать о том, что люди у нас в России недружелюбные. Не улыбаются незнакомым. Стараются не вступать в беседы на улице, да и вообще живут по принципу «моя хата с краю». В основном это относится к людям среднего возраста. Это не значит, что они плохие или хорошие. Они – обыкновенные. А такая вот обособленность это своего рода защита.

Например, обычная кошка. Когда пугается и не знает, что делать – она распушается. Моя белая Алиса становится просто как шар, в два раза больше обычного; показывает, что непонятному шороху из коридора сейчас не поздоровится… Вот и человек так же. Только распушиться он не может. Он делает лицо кирпичом, или, как модно сейчас говорить, делает покер фейс.

Мы все в совершенстве овладели этим нужным навыком. Покер фейс страхует от многих неприятностей: от ненужного панибратства, от случайного магазинно-транспортного хамства… Окружающие сразу видят: этот человек с надменно-холодным лицом здесь не просто так. Наезжать на него не следует. В случае чего – и ответит, мало не покажется. Дамочки в норковых шубках и те, что попроще, в пуховичках; менеджеры среднего звена с планшетами в руках и дяденьки, стремящиеся поскорее сесть на свободное место, чтобы заснуть сном праведника; чистенькие студенты с «шестыми» айфонами и даже просто школьники-подростки, - идут строем, с покер фейсами. «Не тронь. У меня личное пространство. И я – не тварь дрожащая, но право имею». Вот примерно как расшифровывается этот невербальный код.

Только вот старики не научились покер фейсу. Поэтому и произошла такая простая и страшная история в Кронштадте, в магазине «Магнит». Старушка-блокадница Рауза Ахмедовна Галимова была заподозрена в краже трех пачек сливочного масла. Говоря сухим протокольным языком: «По подозрению в мелком хищении пожилую женщину доставили в отдел полиции, где она пожаловалась на здоровье. Несмотря на старания врачей, пенсионерка скончалась. Ведется проверка». Если перевести на простой язык – завалились три пачки масла за сумку в тележке. «А это что у вас там? Масло?!

Украсть хотела, а я из своей зарплаты потом должна за таких вот платить?!» - примерно так, наверное, сказала кассирша. Чистенькая, аккуратная, робкая бабушка была сама в ужасе от того, что невольно оказалась вором. Просто криминальным воротилой. Хотела расплатиться (на камере это хорошо видно). Предлагала деньги – но кассирше надо было настоять на своем величии. Наказать воровку. Поэтому был вызван наряд полиции. Рауза Ахмедовна послушно, как наказанная школьница, стояла и ждала стражей порядка, - и они прибыли, - и отвезли старушку в отделение. Где ей и стало плохо с сердцем. Она повторяла: «Как стыдно». Это были ее последние слова. Умерла от стыда, - понимаете?

Еще история. У меня есть одна немолодая приятельница, назовем ее Светланой Алексеевной. Каждый день она покупает газету. И вот, купив в киоске газету, пошла она в супермаркет. Там набрала продуктов в тележку. И, когда уже рассчитывалась, кассирша вдруг увидела у нее в сумке газету. Как она кричала, что Светлана Алексеевна украла газету, не расплатилась! Светлана, когда рассказывала мне об этом, заливалась слезами. Сказала: «Вся очередь смотрела на меня как на воровку». И, более того, она за газету заплатила! Зачем? Ну, просто чтобы прекратить весь этот ужас. Она тоже не умеет делать лицо кирпичом и самой вызывать заведующую – чтобы разобраться. Чтобы смотреть камеры видеонаблюдения. Чтобы нападать в ответ. Ей оказалось проще заплатить и давиться потом стыдом.

И, буквально на днях, я была свидетельницей совсем другой картины. Здоровый краснорожий мужик бродил среди стеллажей в магазине подарков – из тех, которые торгуют бронзовыми конями, песочными часами, музыкальными шкатулками и, конечно, вазами. Вот огромную дороженную вазу, которая как-то неудачно стояла, он и зацепил. Ваза упала и разлетелась на сотни радужных осколков. Тут же сбежался весь магазинный персонал: они требовали, чтобы посетитель платил за разбитую вазу. И тут этот мужик, приняв надменный и супер-деловой вид, преподал всем прекрасный урок того, что «клиент всегда прав». Устроил там просто моральную порку и тех, кто товар выставил непонятно как, и продавцам, которые нанесли ему такую серьезную душевную травму… И что вы думаете – никакой полиции, никаких визгливых кассирш не оказалось. Наоборот – извинились, препроводили с почестями. Просили заходить еще… Выводы делайте сами.

Плохо не то, что кассирша «Магнита» отстаивала свои права. Да, она целый день на кассе, и действительно – воруют, а из ее зарплаты вычитают… Плохо другое. Бабушка была беззащитна. И то, что разбирательство вышло за рамки конкретной кассы, и перешло в полицейскую стадию, и, конечно, сопровождалось криками и оскорблениями, - вот это чудовищно.

Можно теперь закидать, как предлагают некоторые, маркеты «Магнит» пачками масла. Можно объявить им бойкот. Выйти на митинг протеста. Но дело не в «Магните», не в конкретном кассире или даже сфере обслуживания в целом. Дело в том, что покер фейс, надетый, как маска, в целях самообороны, прирос ко всем нам и стал органичным и естественным. Маска, она прирастает.

Но, наверное, не все так плохо, коль эта трагическая история про бабушку с маслом так всколыхнула общество. Наверное, там, под маской, мы всё еще живые.

* Покер фейс (Poker face) — мем, пришедший в интернет благодаря игрокам в покер. Покер фейс – это лицо, на котором нет никаких эмоций, а нужно оно для того, чтобы никто не догадался о том, какие карты на руках.

Мнение автора колонки может не совпадать с мнением редакции

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Подкасты