А ведь он предупреждал…
Политолог Георгий Бовт, колумнист «ВМ» / Фото: Анна Иванцова, «Вечерняя Москва»

А ведь он предупреждал…

Коридоры Власти
Со времени знаменитой «Мюнхенской речи» Владимира Путина прошло 9 лет.

Уже тогда говорили: она обозначила кардинальный поворот в отношениях России и Запада. А последовавшая вскоре «перезагрузка» в российско-американских отношениях долго не протянула.

Многие положения речи актуальны до сих пор, хотя отдельные геополитические обстоятельства изменились: БРИКС притормозил в становлении как новой точки экономического роста, напряженность на Ближнем Востоке более не поднимает нефтяные котировки. Рынок углеводородов стал рынком покупателей, которые диктуют условия, а не продавцов.

В то же время нерешенность ряда обозначенных в 2007 году Путиным проблем вгоняет наши отношение с Западом еще в более крутое пике. В этом плане российская внешняя политика последовательна: без решения этих принципиальных вопросов новой «перезагрузки» не будет.

И не стоит преувеличивать (чем, на мой взгляд, грешат на Западе, ожидая, когда мы, наконец, «прогнемся») значение влияния флуктуаций мировых цен на нефть на позицию Кремля по принципиальным для него вопросам. В феврале 2007 года цена на нефть близилась к отметке 100 долларов за баррель, то был цикл неуклонного ее подъема, начавшийся в 2002 году. Уже через год этот барьер будет взят. Сегодня баррель мечется в коридоре между 29 и 34, но никто из Москвы на нынешнюю Мюнхенскую конференцию не едет каяться.

В 2007 году Путин говорил о несостоятельности однополярного мира. Этот мир не только не состоялся, но сегодня никому и в голову не придет настаивать на его осуществимости - в международных отношениях воцарился хаос. Спустя несколько лет после Мюнхена Путин уже не будет особенно выбирать выражений, обращаясь с «западным партнерам»: мол, «посмотрите, что вы натворили», имея ввиду разрушенный неуклюжими попытками экспорта демократии Ближний Восток.

Кстати, о выражениях. Мюнхенская речь стала сенсацией, считалось, что Путин был слишком резок. Читая ее сегодня, стоит признать, что он был сама деликатность в предупреждениях, что не надо бы дальше «заходить за флажки» (расширять НАТО, к примеру, что потом в августе 2008 года, для тех, кто не понял, повторили в иных «выражениях» в Грузии). Термин «наши западные партнеры» еще не имел в 2007 году такой издевательской коннотации, как сегодня. «Односторонние, нелегитимные часто действия не решили ни одной проблемы… Они стали генератором новых человеческих трагедий и очагов напряженности… Войн, локальных и региональных конфликтов меньше не стало», - это было сказано «до Украины», до гражданской войны в Сирии, до свержения Каддафи и вообще до начала «арабской весны», поначалу восторженно встреченной на Западе.

[OBJ Мюнхенская речь Владимира Путина]

Попытки указать Путина на двойные стандарты в применении международного права не привели с тех пор к готовности ведущих держав договориться об общем «знаменателе» при решении кризисных проблем. Смена неугодных режимов по-прежнему считается допустимой, если «политически целесообразна». И бог с ним, с этим правом.

Призывать «задуматься над архитектурой международной безопасности» можно было в стиле «вопиющего в пустыне» и тогда, и сейчас. Наталкиваясь на твердолобое: «Ялты-2 не будет», без нюансов. В том числе и в Европе ситуация ни с обычными вооружениями, ни с размещением элементов глобальной ПРО не стала лучше. Правда, нашла решение иранская ядерная проблема, причем на принципах, близких к тем, которые тогда предлагала Москва, а США считали их неприемлемыми. Здравый смысл с трудом пробивает себе дорогу, как видим. И далеко не всегда.

Мнение автора колонки может не совпадать с мнением редакции "Вечерней Москвы"

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsGoogle newsGoogle news