«Саранча»: немного шума из ничего
Ольга Кузьмина / Фото: IVANDIKOV IGOR

«Саранча»: немного шума из ничего

Общество
Поздним вечером, точнее уже ночью, на Первом канале завершился показ сериала «Саранча».

Пожалуй, этот эротриллер способен произвести впечатление на неокрепшие души инфантов. И лучше не думать даже, какие выводы они из него сделают. Вряд ли, «сколько веревочке не виться». Боюсь, подумают, что при определенной сноровке и удачном стечении обстоятельств может «проканать» любая мерзость, задуманная или импульсивно совершенная не человеком, а именно – саранчой... Хотя кто там разберет – все ползут и даже иногда взлетают.

[OBJ Трейлер сериала "Саранча"]

Первые две серии раскачивали маятник зрительских симпатий: персонажи сначала казались понятными, потом – забавными, потом – ограниченными и даже тупыми, но однозначно самовлюбленными. Ну а поскольку между ними возникло вдруг большое чувство, то вроде ради него-то на что не пойдешь! В том, что все всерьез, убеждает первая эротическая сцена: доказано не раз, если снимают секс под дождем, то все у героев зашибись!

Но вскоре стало ясно, что страсть - страстью, но к ней до жути хочется еще и тугого кошелька, и чтобы квартира, и машина, и все такое. Потому что было бы иначе – схватил бы талантливый босопят Артем свою ничем не талантливую, но желанную Леру, и жили бы они в шалаше, питались «дошираком», но были бы счастливы. Но они же – современные люди! Зачем «доширак»?

Эх, не так проста любовь, как ее снимают. Деньги глаза застят, а тут еще и папа Леры попал в переплет. И девушка вроде как идет на подвиг ради семьи – отдается нелюбимому с целью спасти отца, которого прежде только что на три буквы не посылала. И начинается у нее другая жизнь, для нее более привычная. Но нет у бедной сил оторваться от Артема, и сколько бы ни пытались влюбленные друг от друга избавиться, ничего не выходит – тянет.

Оно и понятно, против того, что начиналось со страстей Ромео и Джульетты, нет приема. Но чем дальше прыгала саранча – поколение тех, кто хочет только сжирать все на своем пути, не особо думая о последствиях, - тем меньше оставалось в их жизни светлого, и тем больше приобретала история влюбленных очертания уже макбетовской трагедии.

Впрочем, во второй части сериала было уже не до эротики. Много было дел – и показать персонажей во всей их отвратной одноплановости и примитивности, которая просто буром перла из-под псевдотерзаний, и заняться расчисткой пути для их светлого будущего. А это было не просто. Сначала талантливый герой упаивает и убивает светскую львицу, что себе на голову вытащила его со дна после расставания с Лерой. А вот уже и Лерин муж идет в расход – ну, вроде как сам виноват, поселил друга Артема под боком, доверял ему, дурья башка, до тех пор, пока рогами не начал сбивать люстру. А когда истина открылась – получил по полной. Но и после нового убийства и заметания следов влюбленные вроде как страдают слегка от угрызений совести, но в целом почти счастливы – впереди зиждется рассвет. А там и деньги, и успех. Решили даже не кончать малыша – сына покойного Леркиного мужа. Пусть живет, а она при нем опекуншей. При деньгах. Может, и пришить его, но потом. А пока – жить почти по-семейному, играть в «тарелочки» на берегу. Все хорошо.

Только вот малыш полез куда не надо и откопал и папкин пистолет, и рукопись Артема, именуемую с придыханием «романом». Артем малыша научил читать себе на беду. Малыш сложил буковки и прочел. Вышло не роман читал, а чистосердечное признание – и про убийство папы, и про то, что его, малыша, век недолог. И разрядил пистолет в Артема...

При этом перед нами вовсе не реинкарнация Бонни и Клайда, но некая к их образам аллюзия. Ведь так хочется оправдать хорошенькую героиню и ее талантливого любимого, даже когда знаешь, что они идут не по той тропке – чего не сделаешь ради любви! Да и сама Лера, не только Паулиной Андреевой, а своей психоделикой остро напоминающая Есеню из «Метода», вроде как оправдывает себя – я же не зверь, мол, не животное, Артема любила, а теперь вот потеряла его... Но не складывается картинка. Пролезает из-под нежной кожи все та же саранча – для которой нет законов, которая и химикатов-то боится не всех, а жрет и жрет все и всех подряд, стремясь достичь цели.

Уже опробованный в сериале «Метод» режиссерский ход – пересказ героиней всех перипетий своей жизни – используется в «Саранче» на сто процентов. От этого скучно. При всем том, что у создателей сериала явно имелись в загашнике несколько симпатичных и даже нетривиальных идей, все свелось, увы, к слишком прямым и легко просчитываемым линиям, пустым шаблонным диалогам. Постельные сцены утомили своей торжественностью и не могли соперничать даже с убогими «50 оттенками серого». Каждое новое преступление загоняло героев все в больший тупик, но главное – было совершенно непонятно, отчего эти пластмассовые персонажи так упорно ползут в сторону кладбища, ведь на свете есть, на что посмотреть. Ну и посмеяться есть над чем – хоть даже над странно показанной поэтической жизнью, сконцентрированной в одном баре и в руках одного нищего и вечно обдолбанного издателя (неузнаваем в этой роли Стычкин, ему – браво!).

Эх, сделал бы режиссер Егор Баранов ( в анамнезе у которого «Самоубийцы», «Соловей-разбойник», «Иерей-сан: Исповедь самурая») из этих недоношенных «Девяти с половиной недель» хоть пародию, хоть комедию, глядишь, и вышла бы какая-никакая притча о современных нравах. А вышло – недоумение: не столько по поводу «зачем столько секса», сколько по поводу «зачем столько крови». И вообще зачем столько всего наворочено, чтобы кино было похоже на жизнь?!

Чем отличается «Саранча» от других сериалов? Пожалуй, одним – в фильме отсутствуют оценочные суждения. Нет ни осуждения, от оправдания, дана просто картинка – мол, «так склалось», как говорится. Но погано и мерзко «склалось». И даже известие, что у Леры будет ребенок, как-то не вызывает радости. Она, конечно, лишь саранча, а не самка богомола, но тоже приятного мало.

Ну а выводы-то сделаны будут. Так устроены зрители. И очень пугает, вдруг кто-то решит, что на экране была показана любовь, ради которой можно все и «цель оправдывает средства». И хотя режиссер всегда может оправдаться фразой «вы не любили, вам не понять», сдается мне, что так любить и не надо.

Мнение автора колонки может не совпадать с мнением редакции.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Рыба Мценского уезда

Колонка обозревателя Сергея Синякова о мини-сериале "Саранча"

Как одному по нраву арбуз, а другому свиной хрящик, так и любовь способна поражать и финским ножом, и запахом, положим, рыбы (до ножей в «Саранче» дело тоже доходит, но не сразу). Именно на рыбью вонь первым делом реагирует юная Лера, коротающая летние каникулы у бассейна в отцовском палаццо в Краснодарском крае. А потом уж и на ее источник – явившегося по вызову строителя-шабашника Артема. Артем (накануне отработал смену в коптильне, вот и амбре) примет душ и – слово за слово - окажется тонко организованным романтиком, мотоциклистом и поэтом. Кличка - Лермонтов, на кухне - плакат Pink Floyd. Лера вострепещет: страсть растянется на годы и расстояния (доведет до Москвы), финиширует в казенном доме. Все (ну почти) умрут, осадочек останется. (далее)

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsGoogle newsGoogle news