- Город

Главная страница ВМ

Владимир Путин: Времени на раскачку может не быть

Сергей Собянин открыл флагманский центр госуслуг на юге Москвы

Температурный рекорд 44-летней давности побит в столице 20 февраля

Студент столичного колледжа помог обезвредить грабителя

Пугачева рассказала, почему в советские годы отказалась петь на Западе

Forbes назвал самую богатую женщину России

Дибров объяснил, почему упал в обморок в кинотеатре

Названы самые желанные подарки к 23 Февраля и 8 Марта

Политологи объяснили слова Зеленского о выборах в Крыму

Диетолог назвала главную опасность современной тушенки

Дмитрий Шепелев ушел с Первого канала

Протоиерею ответили на слова о «бесплатных проститутках»

Лев Лещенко озвучил размер своей пенсии

«Обитель любви народной»: Киркоров показал свой VIP-вагон изнутри

А грибы под Москвой взяли – и пошли!

- Да не фига там делать сейчас, в лесу, - сказал дядька-таксист, подвозя нас к даче. – Ну какие грибы?! Ни грибов, ни ягод. Бурелом один после этих ветров. Вот разрешат когда хворост забирать, валежник, за бесплатно, тогда и идти надо. А сейчас чего там делать?

- А я пойду и найду, - упрямо выпятила я губу. – Грибы, кстати, всегда в это время начинаются. Всякие сморчки-строчки. Найти – вопрос желания.

- Да ну, ноги бить. Майские праздники – они для шашлыка-машлыка. А в лес надо идти, когда грибов косой - коси. Чтобы сразу – хап-с, набрал, насолил. И закусываешь потом.

- А на природу полюбоваться? – съязвила я. – Или надо обязательно «хап-с», из леса идти с прибытком?

- Конечно, - не сдавался дядька. – Я вот сок собираю березовый. Он знаете, какой? Р-р-раз – и вмиг прошибает. До ядра!

Решив избежать подробностей, что именно сок прошибает вмиг и до какого такого ядра, мы вылезли из такси и побрели домой. А лес призывно качал макушками деревьев на ветру. Будто обещал что-то.

… Я вот иногда думаю – почему мы, люди, так устроены: непременно хотим от природы что-то… «хапс-с». И за собой замечала – ну правда, как собираешься в лес, так обязательно пихаешь в карман пакет – мало ли, что попадется. Такое откровенное потребительство, просто об этом редко задумываешься.  Он же ничего взамен не просит, лес, разве что человеческого отношения – не мусорить, не пакостить. Хорошо бы, облегчая ему дыхание, валежник и гниль убирать – «полесничить». Но для этого вроде как должен быть лесник, а у нас под Наро-Фоминском он если и есть, то явно прячется где-то. Или вылезает, говорят, под новый год, чтобы уследить, не рубанет ли какой поганый тать елочку. И подлесок из этих елочек уже такой поднимается, что, по идее, за такое «воровство» не рублем надо наказывать, а спасибо говорить…

У нас с лесом разная ментальность: он готов отдать многое, прося взамен о малом, а мы – забрать  все, полагая, что от него не убудет, да еще и сделать гадость какую-то. Находя в чаще пустую пластиковую бутылку из-под колы или, чаще, дешевого пива, тщетно убеждать себя, что бросил ее какой-нибудь кабан. Скорее свинья, но на двух ногах стоящая…

Еще день, и шоссе за дачами взорвется ревом сотен машин, все приедут – май, шашлыки, грядки, а над ними  - оглушающие «Ветер с моря дул», «Боже, какой мужчина» или «Не сыпь мне соль на раны». Взметнутся в небо и струйки мангального дыма, одуреешь вскоре от аромата жареного мяса, которого и правда очень хочется. Но я знаю, что почти никто не пойдет в лес – поскольку сейчас из него правда нечего принести. А поэтика наблюдения за тем, как томно и сонно он пробуждается, как начинает зеленеть, меняясь на глазах, куда-то ушла – век потребления даже писателей-натуралистов незаметно вывел за скобки коммерческого, а значит и общественного интереса.

…А в лесу – хорошо. Он еще плачет последними весенними ручейками. В нем цветет сиреневыми облаками волчье лыко – красивое, как все ядовитое, и ядовитое, как многое из красивого. И летают какие-то грузные жуки-бомбовозы, и любовь у бабочек – желтых, как мать-и-мачеха, что таращится с пригорка, и распустилась по краю тропинки сине-розовая медуница, и лесная фиалка издалека похожа на кусочек упавшего в траву неба.

Распустилась по краю тропинки сине-розовая медуница / Ольга Кузьмина, "Вечерняя Москва"

Распустилась по краю тропинки сине-розовая медуница

ФОТО: Ольга Кузьмина, "Вечерняя Москва"

А вот и награда за поход: молодой желто-золотистый строчок, сморщенный, как кулак старика, головокружительно ароматный, яркий. Прости, лес, но и я – потребитель: возьму! Потому что первые грибы – это лесное чудо и дар великий, и грех его не принять с благодарностью. Но заодно подберу в пакет, что лежит в кармане, брошенный кем-то мусор. От меня не убудет, не велик труд, но хоть какая-то благодарность…

Распустилась по краю тропинки сине-розовая медуница / Ольга Кузьмина, "Вечерняя Москва"

Распустилась по краю тропинки сине-розовая медуница

ФОТО: Ольга Кузьмина, "Вечерняя Москва"

Словом, итог – грибы пошли. Не толпой пока, но – пошли! И от этого поиска, медуницы и совершенно уникального лесного воздуха радости больше, чем от пятого литра пива на крыльце и мяса с кетчупом. Честное слово. Не верите – проверьте.

Новости СМИ2

00:00:00

Анатолий Горняк

Трусы, носки и галстук. Мужики, с праздником!

Михаил Бударагин

Сурков уходит. Сурков остается

Мехти Мехтиев

Ипотека-2020: жилье станет доступнее

Георгий Бовт

Как не допустить новой донбасской войны

Вардан Оганджанян

12 лет без Летова

Камран Гасанов

Достойны ли льгот многодетные отцы

Василий Солодков, директор Банковского института ВШЭ

Почему Сбербанк меняет хозяина

Примеры решают верно, а геометрию знают плохо

Химия помогает изучать планеты

Пролетевшая в небе звезда. К 170-летию со дня рождения художника Федора Васильева

Летающие поезда скоро станут реальностью