- Город

Главная страница ВМ

Сергей Собянин сообщил о мобилизации всех мощностей для борьбы с коронавирусом

В Москве за сутки выявили 267 случаев заболевания коронавирусом

«Невидимая рука рынка схватила США за горло»: сможет ли Трамп поднять цены на нефть

Синоптики рассказали, когда в Москву вернется тепло

Почему Лукашенко отрицает угрозу коронавируса

Как безопасно передвигаться по Москве в условиях коронавируса

«Ребенок вырывает телефон и целует экран»: история семьи, разлученной коронавирусом

«Вирус мутирует»: врач объяснила, почему COVID-19 стал выбирать молодых

Медработник объяснила, как сделать антисептик из подручных средств

Дана Борисова пожаловалась на симптомы коронавируса

«Боже, храни Лукашенко!»: русско-украинская семья сбежала от коронавируса в Минск

Как мировой кризис отразится на жизни простых россиян

«Все идет по сценарию»: политолог — о наступлении новой мировой войны

Советы дачникам: когда сажать теплолюбивые сорта в открытый грунт

Сын Олега Газманова сообщил о карантине отца

Как не набрать вес на карантине

«Вечерняя Москва»

2015: в ожидании «белых лебедей»

Пожалуй, мало какой из последних годов встречался с такой настороженностью, как наступивший. По сугубо экономическим причинам: обыватель, который ранее совсем не интересовался никакой политикой, сейчас следит за мировыми ценами на нефть, к которым, как заколдованный, привязан наш рубль.

Они вниз – и ему плохо. Те, кто что-то скопил на «черный день», сегодня озабочены сугубо практическими вопросами - куда эту заначку понадежнее положить, чтобы «черный день», случись он, не стал совсем уж беспросветным. Какой банк надежный, а какой заманивает заоблачным процентом по депозиту, что есть чаще всего симптом предсмертных судорог самого этого банка. Кто-то опасается потерять работу. Кто-то, напротив, исходит из того, что любой кризис – это время закладывать фундамент для перемен к лучшему.

Разумеется, в начале года невозможно прогнозировать все события, которые потом впишут его в историю. Кто, к примеру, в январе 2014-го мог предположить, что в небе над Донбассом в июле будет сбит пассажирский самолет и это станет определенной «точкой невозврата» в украинском конфликте? Однако возможно отметить определенные тенденции, которые неизбежно окажут свое воздействие на ход событий. Так, у же в самом начале прошлого года было ясно, что именно Украина станет главной российской темой и что тема эта развиваться, скорее всего, по сценарию «от плохого к худшему».

К сожалению, мне лично не кажется, что 2015 год принесет мирное и долговременное разрешение этой драмы. Прежде всего, потому, что не просматривается компромиссного варианта, который устроил бы Россию, чьи стратегические интересы в регионе может отрицать «на голубом глазу» (мол, все это - дело суверенного государства со столицей в Киеве) только законченный идиот или безответственный провокатор. По большому счету, условия два: Украина не должна превратиться во враждебное государство на восточных границах России (то есть должны быть гарантии ее невступления в НАТО, а экономическое сотрудничество с ЕС не должно идти в ущерб России), а русскоязычное население не должно подвергнуться насильственной украинизации. Все остальное – относительные мелочи, которые решаемы при выполнении этих двух условий. Обсуждаема в этом случае, в том числе, и судьба самопровозглашенных ЛНР и ДНР.

При этом, как мне кажется, основной акцент в оказании воздействия на Киев будет сделан в этом году не столько на непосредственно военные действия силами разных добровольцев и ополченцев, сколько на экономические рычаги. Кто-то скажет, что экономическая ситуация в самой России не столь хороша, чтобы играть в такие игры. Ничего, для того, чтобы устроить Украине дефолт (а это вполне реальная перспектива уже в первом квартале года) сил хватит. И Москве тут отступать особенно некуда: превращение Украины во враждебное государство-член западного блока однозначно воспринимается в Кремле как экзистенциальная угроза самой России. И никакие санкции нас тут не остановят.

О санкциях. Возможно ли их ужесточение? Теоретически, да, но при замораживании нынешней ситуации в Донбассе – скорее нет. Отмена их если и возможна, то только частичная. Никакого «ренессанса» в отношениях Москвы и Запада в ближайшие годы не будет. Однако при этом в Европе медленно, но растет осознание того неприятного обстоятельства, что если «дожать Москву» до полной экономической катастрофы, то мало не покажется не только самой Европе, но и мировой экономике. Если вспомнить, то в свое время «азиатский кризис» начался с маленького Таиланда. Крах 2008 года был вызван банкротством хотя и крупной («Lehman Brothers”), но все же несопоставимой по размерам с российской экономикой фирмой.

Уже в начале года саму еврозону начинает сильно потряхивать. Все ждут результатов досрочных выборов в Греции в конце месяца. Если на них победит партия «евроскептиков» «Сириза», то Греции предрекают чуть ли не выход из ЕС и зоны евро. Думаю, пугают. Даже если победят эти современные анархо-синдикалисты и леваки, то придя к власти, они сразу смекнут, что внутри ЕС Греции лучше, чем снаружи. И основные условия получение новых порцией денежных вливаний будут ими приняты. Еврозону хоронить покамест рано, хотя проблемы в Европы будут еще сильнее давить на нефтяные цены вниз.

Как и замедление темпов роста в Китае (до 7 процентов годовых и даже ниже). В свою очередь, китайскую экономику могут подстегнуть меры стимулирования (в том числе снижение учетной ставки ЦБ), которые, по некоторым данным, сейчас готовит руководство КНР. Нам Пекин напрямую помогать , конечно, не будет, обольщаться не стоит, но ускорение роста Китая может вызвать повышение цен на наши традиционные экспортные товары, начиная с нефти и кончая углем и металлами.

Первая половина года будет для экономики России очень трудной. Именно весной скажутся на потребительском рынке в полной мере результаты декабрьской девальвации рубля. Рост цен на продовольствие, по сравнению с январем-февралем 2014 года может составить 25-30 процентов. Нефть может упасть и до 40 долларов за баррель. Это приведет к существенным бюджетным (до 2 триллионов рублей или даже больше) потерям. В принципе, мы сможем выживать в условиях низких цен на нефть года два вполне пристойно. А более длительное время на столь низком уровне нефтяные цены не продержатся, и это не заклинание, а вполне реалистичный прогноз. Однако «отскочат» они в лучшем случае к концу уже  нынешнего года. В худшем же случае (затяжного периода низких цен на нефть) надо готовиться к сокращению реальных доходов многих слоев населения. Придется где-то ужиматься и сокращаться.

Вновь станет актуальным вопрос о создании ненефтяных драйверов роста российской экономики. Возможно, дискуссии на сей счет (в том числе на тему перемен в правительстве) активизируются уже в первой половине года, однако сколь- либо решительных перемен в экономическом курсе я бы не ожидал ранее второй половины года (если они вообще понадобятся и произойдут). Пока будет преобладать настроение «выждать и не суетиться». В этом тоже есть здравый смысл. Сейчас по-прежнему, как и в конце прошлого года, на первом плане будут задачи погасить панику на валютном рынке и как-то приспособиться к жизни при дешевом рубле и дорогом долларе. Трансформации в ассортименте импортной продукции будут существенными. Но и импортозамещение заработает уже в начале года, а в случае сохранения такой ситуации на валютном рынке (то есть при низких ценах на нефть) мы начнем ощущать его плоды в большей мере уже к концу года и в следующем.

Цены на нефть могут внезапно, правда, подтолкнуть верх в обозримом будущем какие-то чрезвычайные события на Ближнем Востоке и вокруг него. Там на сегодня есть несколько «неизвестных». Что будет с «Исламским государством »? Будет ли расползаться по региону исламский экстремизм и дальше? Если да, то это грозит масштабной дестабилизацией всему региону. Включая ключевого игрока нефтяного рынка Саудовскую Аравию, где правит 90-летний король и борьба за его политическое наследие не сулит быть легкой. Выйдет ли на нефтяной и газовый рынки Иран, если его освободят от западных санкций? С одной стороны, у США есть искушение разыграть «иранскую карту» против в том числе Росси. С другой, Тегеран вряд ли пойдет на кардинальные уступки в своей ядерной программе – даже ради снятия санкций. Тут он похож на Москву в ее поведении на Украине: не все «продается» за отмену санкций.

Опасность будет представлять собой и Афганистан, откуда уйдет большая часть американских войск. Если тамошний прозападный режим не устоит после этого под ударами талибов, то мы у себя в «южном подбрюшье» получим весьма неприятного соседа. Нам придется заняться укреплением рубежей по периметру Евразийского Экономического Союза.

В общем, год сулит быть интересным на события. Опыт последних лет, на фоне стремительно меняющегося мира, показывает, что очень часто все прогнозы меняют вдруг из «ниоткуда» появляющиеся «черные лебеди» (некие катастрофические события, которые ломают все планы и прогнозы и которые никто не мог предвидеть). Хочется надеяться, что в этом году мы увидим не их, а «белых лебедей» - некие приятные сюрпризы, которые переменят хотя бы некоторые из негативных тенденций, доставшихся нам из прошлого года.

Мнение автора колонки может не совпадать с мнением редакции

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Чтоб у нас все было. А нам за это ничего не было

Если посмотреть сейчас на те прогнозы, которые делались в конце 2013 года на нынешний, то, конечно, станет смешно. Словно вести из немного другого мира. Вроде все было совсем недавно, а на самом деле – минула «политическая вечность».

Новости СМИ2

Екатерина Рощина

Пройти тест на человечность

Александр Мясников, заслуженный врач города Москвы

Важно соблюдать спокойствие

Мехти Мехтиев

Мир поменяется: какой будет экономика после кризиса

Анатолий Горняк

Зачем вводить сухой закон

Ирина Алкснис

Повседневное волонтерство: как помочь соседям

Илья Новокрещенов, учитель

Не делайте за ребенка уроки

Сергей Лесков

Телевидение Влада Листьева

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

Зачем нам страдать?

Информация в оболочке. Ученые считают, что благодаря вирусам зародилась жизнь

Здоровый образ жизни: квест на выживание

Персональный курс. Медицина будущего должна лечить не болезнь, а человека

Генно-модифицированные продукты: страшный миф или научный прорыв?