«Домогательства Табакова», или Вайнштейн по-русски

Звезды

До России доходят в итоге все западные тренды. И дурацкие — в том числе. На местной почве выглядят они порой коряво и уродливо, даже еще дурнее, чем были, так сказать, в первоисточнике.

Может потому, что затрагивают свое, родное.

С октября 2017 года мир кинематографа лихорадит «синдромом Харви Вайнштейна». Дамочки-актрисы одна за другой вспоминают вновь и вновь, как их домогались, что-то предлагали, склоняли...

Вайнштейна фактически стерли в пыль, уничтожили. Вслед за ним в харасменте были обвинены Кевин Спейси, Сильвестр Сталлоне, Ларс фон Триер, Стивен Сигал, Дастин Хоффман... А Алек Болдуин, хитрец, взял да и извинился на всякий случай заранее перед женщинами. Правильно, кстати, сделал: мало ли, у какой старушки вдруг откроется накануне маразма сладкий сон о том, как когда-то Алек шлепнул ее по «булкам».

«Воспоминания поруганных дев» будоражат и российский шоу-бизнес. Только подлость местного харрасмента в том, что направлен он против мужчин уже умерших.

Мертвый — что он может ответить?

«Домогательства Табакова», или Вайнштейн по-русскиВ программе Олег Табаков вспоминал свои первые заработки и объяснял, почему считает себя экономически независимым человеком / Фото: Наталия Нечаева, «Вечерняя Москва»

То вот Наталья Варлей «припомнила» в своей книге, как Леонид Гайдай — кстати, человек, «сделавший» из хорошенькой циркачки супер-звезду, — ее «домогался». Корявые воспоминания, которые причинили боль Нине Гребешковой, вдове Гайдая. И главное, не было ничего. Изнасилований там каких-нибудь, прости господи. В номер зашел, дверь закрыл. Гребешкова зашла. Ушла. Гайдай тоже ушел. Хотел поцеловать, поцелуя не получилось — все. Обиделся. Как-то так. Харрасмент ну ужас какой!

Теперь вот появилась какая-то Елена Антоненко, актриса, многие годы живущая в Америке. Ей пошел седьмой десяток. Время давать скандальные интервью. Рассказала Антоненко газете «Комсомольская правда» о том, какой удар нанес ей Табаков. Не поверите — попросил показал грудь! «Это было как удар ножом. Я ушла, как оглушенная. Мне было так больно, и не один год», — ну надо же, какая тонкая натура. Табаков попросил показать грудь (что, естественно, недоказуемо, главный «обвиняемый» год назад скончался). Зато по факту именно благодаря Олегу Табакову Антоненко стала актрисой — с ее же слов. Училась у него в студии. Получала роли какие-то.

Здорово же «отблагодарила» своего учителя.

Любая женщина, более-менее симпатичная, в своей жизни получает сотни «сигналов» от мужчин, которые ей предлагают отношения той или иной степени серьезности. И женщины умеют так же ловко сигналы эти отражать. По крайней мере, я не встречала женщины, которая «страдала» бы годами из-за того, что мужик что-то сказал про ее грудь.

Ну, пока не появилась Елена Антоненко.

Правда, на долю Антоненко выпали тяжелые испытания, что и говорить. Потом вот Эмиль Лотяну отказал ей в главной роли в фильме «Мой ласковый и нежный зверь», потому что она не ответила ему взаимностью. А в кино снял блистательную Галину Беляеву. Беда в том, что и Эмиль Лотяну тоже уже ничего не сможет сказать в свое оправдание.

Да и надо ли оправдываться? Правильно сказал Станислав Садальский о «сказках бабушки Антоненко». Садальский в это самое время служил в «Современнике» и попросту не помнит такой актрисы. Ее имя неизвестно и широкой общественности.

Какую-то брезгливую жалость вызывают все эти «воспоминания». «Удары ножом», так сказать. Есть хорошая поговорка: «Вспомнила бабка, как девкой была». Именно тот самый случай, и с Варлей, и с Антоненко.

Сколько их еще будет, подобных «откровений». Жалко вдов и детей — им-то по-настоящему больно от «воспоминаний».

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsGoogle newsGoogle news