Хабиб прав

Культура
Вряд ли создатели спектакля «Охота на мужчин», собираясь показать его в Махачкале, ожидали такого общественного резонанса.

Не думаю, что они рассчитывали оказаться в центре громкого скандала. Не уверен, что они задавались вопросом о том, соответствуют ли отдельные сценки из спектакля менталитету местного зрителя. Для Дагестана, как и для остальных республик Северного Кавказа, на театральных подмостках которых ставятся лишь постановки, соответствующие национальным традициям и обычаям местных народов, появление здесь откровенно порнографических сцен уже само по себе шок – явление невероятное и немыслимое.

Я не говорю о нравственности либо безнравственности, о задетых либо незадетых чувствах мусульман. Это другая тема – сложная и деликатная. Я сейчас о другом. Если все-таки допустить, что создатели спектакля знали, что переступают некую запретную черту, но, тем не менее, пошли на такую, скажем, духовно-нравственную провокацию, то, следует признать, они своего добились. О спектакле сейчас говорят. Вокруг него схлестываются разные мнения и позиции. В таком случае, они люди решительные и рискованные, желаемого результата легко достигли.

Правда, мне так думать не хочется. О том, что это была не провокация, говорит то, что сразу после спектакля прозвучали извинения. Вряд ли режиссер и актеры предполагали, что их постановка вызовет столь резкую негативную реакцию у людей. С другой стороны, на мой взгляд, и скандал вокруг спектакля не приобрел бы таких масштабов, если бы не реакция в социальных сетях Хабиба Нурмагомедова.

Хабиб правЧемпион UFC по смешанным единоборствам россиянин Хабиб Нурмагомедов бросил вызов боксеру, уже ставшему легендой, — Флойду Мейвезеру-младшему / Фото: https://www.instagram.com/khabib_nurmagomedov/?hl=ru

Хабиб – звезда мирового уровня. Его мнение ценится. То, что он пишет, быстро разлетается по социальным сетям. И его оценка отдельных сцен из спектакля, понятно, вывела скандал на общероссийский уровень. На Кавказе такие темы вслух не обсуждаются. Да и повода для подобных диспутов деятели культуры стараются не давать. Они знают: народ такое не примет, есть национальные традиции и обычаи, которые ставят вполне понятные и ясные границы между дозволенным и недозволенным, приличным и неприличным, допустимым и недопустимым. И взаимоотношения мужчин и женщин - табу. Их не обсуждают. И не выставляют напоказ.

В мусульманских республиках, в том числе и на Северном Кавказе, эти отношения табуированы вдвойне, потому что, с одной стороны, открытость и доступность подобных отношений не допускают религиозные духовные ценности, а с другой стороны, говорить об интимных отношениях мужчин и женщин не позволяют местные обычаи и традиции. Поэтому мало кто пожелает публично высказаться на эту тему. Потому что осудить запретное в кругу друзей и знакомых – это одно, а говорить открыто в публичном пространстве – совсем другое. Лучше держаться от грязи подальше, она не прилипнет.

На Северном Кавказе поэтому предпочтут промолчать, чтобы не оказаться вовлеченным в подобный, неблаговидный скандал. Не думаю, что Хабиб Нурмагомедов рад, что ввязался в него. Уверен, он предпочел бы ничего не говорить, но став с недавних пор всеобщим кумиром, не высказать свою точку зрения на происходящее ему тоже нельзя. Не поймут. Да и характер у него, как мы заметили, не тот. Воспитание не то. Вот он и позволил себе откровенно спросить у чиновников местного министерства культуры: извините, а куда это вы-то смотрели, когда такое на сцене в центре Махачкалы показывают.    

Хабиб прав. И зря сейчас ему приписывают то, чего он на самом деле не говорил и не имел в виду. Он сказал то, что на устах у многих. Где бы они ни были – в Москве или Махачкале, в Санкт-Петербурге или в Грозном. Как в Москве не следует устраивать роскошные свадьбы с невероятной, беспорядочной стрельбой из всех стволов с зажигательной лезгинкой на Красной площади, так и в Махачкале, извините, не стоит показывать то, чего демонстрировать не следует. На Северном Кавказе не принято так.

Там чтут национальные традиции и обычаи. Чтут, разумеется, и российские законы. И если по российским законам цензура недопустима, а по местному менталитету недопустимы откровенно развязные сцены, значит, следовало найти компромисс. Вполне можно было обойтись без таких сцен. Вот на это, кстати, и обратил внимание республиканских чиновников Хабиб Нурмагомедов. И, по-моему он поступил правильно.         

ДРУГОЕ МНЕНИЕ

Анна Московкина: Хабибу Нурмагомедову основной закон России не указ

Колонка обозревателя «ВМ» Анны Московкиной:

C каких это пор боец стал знатоком искусства? В том, что он не видел спектакль и уцепился за одну вырванную из контекста сцену, сомневаться не приходится (далее…)

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsGoogle newsGoogle news