Двери в мир Умберто Эко
Ольга Кузьмина / Фото: IVANDIKOV IGOR

Двери в мир Умберто Эко

Общество
Стыдно признаться, но о том, что писатель Умберто Эко был, что называется, «нашим современником», я узнала много позже того, как влюбилась в его книги. Я не читала их, а пила как вино и думала о том, что так писать могли лишь раньше – в каких-нибудь покоях, а не комнатах, пером, а не стуча пальцами по клавиатуре пишущей машинки и уж точно не на компьютере.

Конечно, в какой-то момент возникло странное ощущение – больно современны детали... А оказалось – он пишет здесь и сейчас. Но все же, все же, все же...

Познание уникальной литературы Эко началось как-то не так, как должно было бы – не с чтения, а с просмотра потрясающего фильма «Имя розы» с невероятным Шоном Коннери. Напоенная загадками история обволакивала, утаскивала за собой, погружала в невероятное Средневековье, в котором было все – от крови и любви до иступленной веры и мрака безверия.

Этот роман сделал Умберто Эко известным, но не вскружил ему головы. Но что можно было заявить миру после «Розы»? Она автоматически поставила Умберто в один ряд с ярчайшими писателями ХХ века и задала планку, ниже которой опускаться было не комильфо. Но он как-то сделал это. Соединил философию и живость ежедневности, эстетику и историю, мудрость и сардонический ум и насмешку, смешал рыцарей-храмовников, редакторов современного издательства, жрецов вуду и даже партизан и выдал на гора «Маятник Фуко» - составивший «Розе» честь. Книга – странная, необычная, но наркотически к себе привязывающая, – рассказала и о тамплиерах, и о тайных хозяевах нашего мира, а затем подвела элегантную черту под сочиненным и сделала вывод – все верно и все существует, только если в основе сказанного лежит документами подтвержденный факт, остальное – не более чем придумка и игра, в которую можно играть до бесконечности, если только не забывать о возможных последствиях, ведь игры бывают и опасны...

Надо было быть Эко, чтобы на предложение самого Стенли Кубрика снять по «Маятнику Фуко» фильм, сказать «нет». Это принесло бы дополнительные дивиденды этому чудесному, мудрому итальянцу с мировоззрением философа и невероятной гуманистичной душой. Но это был Умберто Эко. Ему хватило того, что он имел. А еще, подозреваю, он испугался искажений, пусть и невольных, сбоя в движении точно запущенного им маятника времени. И он не стал рисковать.

Черты писателя проглядывают в герое «Баудолино», а история создания едва ли не главной подделки мира – «Протокола сионских мудрецов» - приводит читателей на «Пражское кладбище». И мы, страница за страницей, бредем туда, пробираясь по самым смрадным улочкам истории, зловонным клоакам ее хитрых и неисповедимых путей, распивая пиво с самим господином Фрейдом и походя успокаивая странных пациенток клиники доктора Шарко.

Всего несколько романов... Странный и причудливый мир, вход в который остается открытым даже после ухода Эко. Нашего современника, многими недооцененного. Открывайте дверь, читайте... Эко для нас сохранял изначально присущую литературе мистическую способность воздействовать на людей и всю жизнь ненавязчиво боролся с мировой глупостью и незнанием. Пустота головы и душевная убогость – это единственное, против чего он выступал без устали.

... В потрясающей книге Евгения Сидорова «Записки из-под полы» упомянут Эко, с которым автору удалось провести два дня. Он цитирует слова Эко, которые кажутся мне потрясающе простыми, верными и невероятно актуальными: «Мы движемся к обществу с более значимым уровнем свободы. В нем свободное творчество будет сосуществовать с интерпретацией текстов. Я приветствую это. Но совершенно незачем вытеснять старое новым. У нас есть и то, и другое, слава Богу... Не надо противопоставлять визуальную и вербальную коммуникацию: надо совершенствовать и ту, и эту».

Светлой памяти тебе, Умберто.

Мнение автора колонки может не совпадать с мнением редакции "Вечерней Москвы".

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsGoogle newsGoogle news