- Город

Главная страница ВМ

Синоптики рассказали москвичам о погоде на предстоящей неделе

Сбежавший из Уханя рассказал об эпидемии коронавируса

«Аэрофлот» извинился перед хозяином погибших кошек

Как живет столичная доставщица эмоций

Пригожин отреагировал на идею «оживить» Гурченко

Новые лица правительства России: коротко о вице-премьерах

Синдром «ждули»: почему женщины выбирают в мужья заключенных

В словах Водонаевой нашли признаки уголовного преступления

«Он почти не изменился»: одноклассник рассказал, каким был Мишустин

Елизавета II отобрала у Маркл подаренное на свадьбу кольцо

Станут ли россияне жить лучше после отмены комиссии за ЖКУ

Будет ли зима в Москве: Росгидромет сделал окончательный прогноз

Протоиерей объяснил, сколько святая вода сохраняет свои свойства

Названы отличия симптомов коронавируса от гриппа и простуды

Практически все современное искусство дегенеративно

«А ты уже видел розовый танк?» — спросил меня таксист.

«Впервые слышу, хотя в Праге бываю часто», — ответил я.

Розовый танк! Не надувной, а боевой советский, выкрашенный художником Давидом Черным в 1991 году.

Предыстория такова: первым на улицы Праги в 1945 году ворвалась «тридцатьчетверка» лейтенанта Гончаренко. Танк подбили, командир погиб. И в память о его подвиге и об освобождении Чехии советские власти поставили в пражском Смихове танк.

Чехи память чтили. А потом студент Черный танк перекрасил да еще и водрузил на крышу его фаллический символ. Тоже розовый.

С тех пор споры в Чехии возобновляются постоянно. Одни предлагают не поганить память 150 тысяч русских солдат, легших при освобождении Чехии. Другие видят в розовом танке символ антимилитаризма и знак освобождения — мол, танк-то не героический!

Я в спор славян между собою не встреваю. Знаю, что деду моему, сержанту артиллерии, бравшему Прагу, эта инсталляция (или, прости Господи, перформанс) была бы поперек.

Но свой самовар в Тулу не вожу.

Я заинтересовался Давидом Черным. Он считается чуть ли не главным европейским хулиганом в области искусства. Известные его вещи — святой Вацлав, национальная гордость чехов, сидящий на брюхе мертвого коня, или огромный голый золотой юноша, занимающийся непотребством на крыше театра.

Что ж, пародию на святого с одноименной площади упрятали под крышу бизнес-центра, онаниста вообще от греха подальше выставлять не разрешили. Хотите авангардизма? Вот вам десять черных десятиметровых голых младенцев, ползающих по пражской телебашне.

Дело в другом. Я тоже был хулиганом — и ниспровергал, и шокировал, и эпатировал. В стихах, прозе, фильмах, репортажах.

Но точно знал зачем — чтобы достучаться до сердец, прорваться через бугристую кожу-панцирь. Учился этому у Есенина и Маяковского.

А танк... От него сейчас осталась только часть — покрашена в зеленый, лежит на травке в Смихове, известном историческом районе / Игорь Воеводин

А танк... От него сейчас осталась только часть — покрашена в зеленый, лежит на травке в Смихове, известном историческом районе

ФОТО: Игорь Воеводин

А потом стал жалеть читателя и зрителя и искать пути к его сердцу иные. Перестал давить на болевые точки, ибо это — не искусство. Это плакат и балаган.

Есенин тоже, как Черный, перекрашивал — но не танк, а целый монастырь. Страстной. Топил печь иконами. И точно знал, почему к нему зачастил некий черный человек.

Маяковский знал, что небо не простило ему одну строчку. Вот эту: «Я люблю смотреть, как умирают дети».

Давид Черный, думаю, просто изживает какие-то детские сексуальные комплексы. Я ему не судья и пишу это только затем, что практически все современное искусство дегенеративно. Оно не несет морали, оно ниспровергает мораль и тем самоутверждается. Мол, если все кругом такие, какими я их делаю, значит, я правильный. Хороший. Зачем же вы в детстве со мной не дружили?

Можно быть сколько угодно антикоммунистом и плевать на могилы. Паола Волкова, непререкаемый авторитет в области искусства, с горечью признавала, что современное искусство обнуляется, все уже создано.

Вот и остается издеваться над уже созданным.

Ну вроде бы и на здоровье, если вам так легче. Беда в том, что толпа вам верит и охотно ржет, ей всегда интересны хулиганы. И становится толпа только хуже.

Это — регресс, и Черный — его всадник.

Кстати, в Праге поговаривают, что перекраска танка была задумана лишь как способ понравиться некой девушке.

А танк... От него сейчас осталась только часть — покрашена в зеленый, лежит на траве в Смихове, известном историческом районе.

И как ржавчина — следы розового на броне.

Но не как кровь.

Она у нас не розовая.

Новости СМИ2

Мехти Мехтиев

Брексит — это вам не Мегзит: у Британии большие проблемы

Виктория Федотова

«Аэрофлот», не тренируйся больше на кошках

Алиса Янина

Маньяки и бордель: как знакомиться в интернете

Георгий Бовт

Россия vs Белоруссия: маленькая «нефтяная война»

Сергей Хвостик

Кокорин в «Сочи»: финита ля КОКОмедия

Дмитрий Журавлев, политолог

Для них Россия всегда плохая

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

Исполнение желаний. Как человеку обрести то, что ему необходимо

Антон Крылов

Спасибо новому министру культуры за незабываемое шоу

Новый Ноев ковчег. Ученые МГУ разрабатывают уникальный проект

Если одерживать легкую победу, прогресса не добиться

Нужно уметь рассуждать

Школьники открыли астероид