Некем восхититься, некого любить
Ольга Кузьмина / Фото: IVANDIKOV IGOR

Некем восхититься, некого любить

Афиша
Наше кино не может без героев. Оно всегда создавало их — иногда лубочных, но все же ярких, таких, что становились либо властителями дум, либо объектами девичьих сновидений и мужских грез.

А что? Мерилом попадания образа в «яблочко общественного сознания» всегда были полуобожествление и эротическая составляющая — киногероям стремились подражать даже внешне и… страстно их желали. Отождествление с экранными героями породило страсти по Столярову, Ивашову и Рыбникову, Юматову и Тихонову. Хотя сегодня киноудачу меряют не мешками с письмами поклонниц, а рейтингом и кассой.

Так может и не нужен он, герой? Тарантино вон делает героями своих картин отъявленных мерзавцев, и нормально себя чувствует. Да только и он играет на антитезе, исподволь внедряя в сознание зрителей простую мысль: надо как угодно, но не так. Чем не пропаганда вечных ценностей?! Только у нас антитезы нет, а формирующие ментальность сериалы прямы как шпала: кто главный — тот и герой.

И вылезает на экран суррогат, спорная и скорбная особь, сотканная из острых противоречий и похожая, увы, на наше время. Выходит, мы их заслужили, этих… На букву «г»? Героини-женщины, выпеченные из шаблонной закваски «Золушка из захолустья — Принц из мерседеса», клонируются как овечки Долли. Переживания по поводу жизни кого-то там из Кацапетовки не глубоки — мы знаем, что она все равно победит, милая иногородняя трудяжка, трепетная лань. Ну а если Принц не оценит деревенской Нимфеи, придет ему кердык — бизнес рухнет, и в ворота его нуворишского подворья постучит расплата. Новый тип героини пришел к нам в этом году. Нервная, жесткая, но трепетная в душе Есеня, как и героиня «Саранчи», — девушка из высшего общества.

Она тоже клон — самодостаточная и бурная в постели, но поведенчески чаще неприятная, чем обворожительная.

В представлении создателей сериалов, что идут косяками на НТВ, мужчина мечты — это почти всегда мрачный, с бекграундом, профи, отошедший вроде от дел, но в роковую годину хватающий со стены двустволку. До типажа «Крепкого орешка» никто пока холкой не достает, но главное — они давно перестали различаться.

Деликатнее скроены герои Первого канала. В последние полгода их (Меглина, Клима, Нюхача) объединяет вердикт психиатра — «состояние пограничное». Они все положительны, но не симпатичны, ибо слишком странны, а главное — потому, что действуют странными, за грань добра выходящими, методами.

С женщинами у них проблемы, душевных сил на выяснение отношений нет, а в их трепетных душах сыро и темно, разве что у Нюхача посветлее.

Кстати, характерная деталь — подлинные герои всегда вызывают сопереживания. Нынешние — не вызывают. Их можно разве что пожалеть, как больных — пьяного Меглина и психа Клима.

Некем восхититься.

Мнение колумниста может не совпадать с точкой зрения редакции «Вечерней Москвы».

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsGoogle newsGoogle news