- Город

Главная страница ВМ

Сергей Собянин наградил многодетных родителей знаком «Родительская слава Москвы»

«Холостой выстрел»: Пушков оценил призыв ввести санкции против РФ из-за Белоруссии

Ягода-малина. Умерла солнечная певица Валентина Легкоступова

Заветные метры. Решить квартирный вопрос становится проще

Названы сроки окончания «волны холодов» в России

«Гестапо какое-то»: что ждет белорусскую оппозицию без Тихановской

Врач назвал единственный способ облегчить состояние при COVID-19

Роспотребнадзор назвал самые опасные для здоровья сферы деятельности

«Сварщик — от 110 тысяч рублей»: названы регионы с самыми высокооплачиваемыми вакансиями

Качели на крыше, живые концерты и завтраки целый день. Семь лучших веранд Москвы

СМИ выяснили, что TikTok тайно собирал данные пользователей

«Я тоже против насилия»: Гергиев рассказал о белорусской награде

«Скучаю по тебе»: Панайотов растрогал фанатов фотографией с Началовой

Адвокат Ефремова собирается обратиться за помощью к Путину и Бастрыкину

Россияне назвали главные минусы удаленки

СМИ сообщили, что рэпера Картрайта могли отравить

Пять грехов типичного фильма про войну

То, что называют фильмами о войне, — как правило, вообще не о войне, а о человеческих переживаниях. Сложились штампы, отсутствие которых считается недостатком — как же, ведь они встречались в великом советском кино! А мы постарались избежать их — и в фильме «28 панфиловцев», и в картине о летчике-истребителе Лидии Литвяк, которую собираемся делать сейчас.

Первый штамп — противопоставление героев предателям. Мне это всегда казалось очень нарочитым. Подвиг, нравственный выбор сам по себе настолько сложная вещь, что не нужно подчеркивать — мол, это белое, а это, посмотрите, черное.

Второй штамп — флешбэки, во время которых герой вспоминает о доме, семье. Наверное, если он тонет вместе с подводной лодкой и сделать уже ничего не в силах, он может остаться наедине с собой и обратиться к светлым мыслям. Но если ты рассказываешь о людях, которые действуют и которые этим действием увлечены и озадачены, такая попытка добавить драматизма просто портит историю и выдергивает из общего ритма.

Третий штамп — предсмертные речи. Бой на это время обязательно затихает, а герой и друг, который над ним склонился, начинают устраивать целые психодрамы. Это по большей части выглядит страшно театрально.

Даже традиционные сюжетные линии могут не выглядеть штампами — если сняты хорошо, а главное, применены уместно / Кадр из сериала «Жизнь и судьба»

Даже традиционные сюжетные линии могут не выглядеть штампами — если сняты хорошо, а главное, применены уместно

ФОТО: Кадр из сериала «Жизнь и судьба»

Четвертый штамп — непременное наличие любовной линии. Особенно плохо это выглядит в фильме про окопную войну. Ведь героиня, несмотря на то, что ползает по грязи, должна оставаться красивой… Получается ужасно неправдоподобно.

Наконец, пятая вещь (в нынешнем кино она эксплуатируется даже активнее, чем в советском) — натуралистическое изображение ранений. Современный зритель искушен, он понимает, что все эти фонтаны крови, оторванные руки — это спецэффекты. По-настоящему страшные вещи происходят в голове, когда ты понимаешь по определенным признакам, что что-то случилось.

Тогда этот фонтан крови — он взрывается внутри тебя. Немногие советские фильмы свободны от этих клише. Это «Они сражались за Родину», «У твоего порога», «Мир входящему», «Баллада о солдате», «На войне как на войне». Из современных — многие вещи неплохо получились в «Битве за Севастополь». В «Белом тигре» есть хорошие ходы с точки зрения режиссуры, которым можно поучиться. А еще мне понравился сериал «Жизнь и судьба». Там, кстати, есть и любовная история, с радисткой Катей. Так что даже традиционные сюжетные линии могут не выглядеть штампами — если сняты хорошо, а главное, применены уместно.

Новости СМИ2

Коронавирус

в Москве

194 823 + 1350 (за сутки)

Выздоровели

250 991 + 688 (за сутки)

Выявлено

4 633 + 11 (за сутки)

Умерли

Екатерина Рощина

Пугачевское иго

Митрополит Калужский и Боровский Климент

Про святого эскимоса и не только: чем увлечь юных читателей

Виктория Федотова

У Белоруссии женское лицо

Дмитрий Журавлев, политолог

Атмосфера общего страха

Игорь Воеводин

Последняя гибель «Варяга»

Владимир Жарихин, заместитель директора Института стран СНГ, политолог

Лукашенко между двух огней

Олег Сыров

Готовим дома: перепела в брусничном соусе

Степан Орлов, заместитель председателя Мосгордумы

Без помощи никто не останется

Река сильнее традиций. Правда и мифы о столице и ее жителях

Газеты создаются в творческих муках и спорах

Как помочь ребенку выбрать профессию?

ЕГЭ по литературе. Больше читайте и пишите