втр 12 ноября 18:36
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Главная страница ВМ

Сергей Собянин утвердил размер прожиточного минимума для пенсионеров

Какие товары и услуги подорожают в 2020 году

Что происходило возле дома, из окна которого выпала москвичка с двумя детьми

Малышева рассказала, как российский врач лечит девочку с маской Бэтмена

Москвичам покажут самый редкий вид альпак

СМИ назвали причину смерти аспирантки СПбГУ

Каким был Паша Фейсконтроль

Пассажиры метро Москвы задержали пристававшего к бабушкам дебошира

Филолог рассказал, как необычные имена становятся банальными

Что москвичам нужно обязательно успеть сделать до 1 декабря

Подозреваемый рассказал, зачем убил ребенка в детском саду

Стала известна причина смерти козла Тимура

Робертино Лоретти спел свою легендарную «Ямайку» 57 лет спустя

Пять грехов типичного фильма про войну

То, что называют фильмами о войне, — как правило, вообще не о войне, а о человеческих переживаниях. Сложились штампы, отсутствие которых считается недостатком — как же, ведь они встречались в великом советском кино! А мы постарались избежать их — и в фильме «28 панфиловцев», и в картине о летчике-истребителе Лидии Литвяк, которую собираемся делать сейчас.

Первый штамп — противопоставление героев предателям. Мне это всегда казалось очень нарочитым. Подвиг, нравственный выбор сам по себе настолько сложная вещь, что не нужно подчеркивать — мол, это белое, а это, посмотрите, черное.

Второй штамп — флешбэки, во время которых герой вспоминает о доме, семье. Наверное, если он тонет вместе с подводной лодкой и сделать уже ничего не в силах, он может остаться наедине с собой и обратиться к светлым мыслям. Но если ты рассказываешь о людях, которые действуют и которые этим действием увлечены и озадачены, такая попытка добавить драматизма просто портит историю и выдергивает из общего ритма.

Третий штамп — предсмертные речи. Бой на это время обязательно затихает, а герой и друг, который над ним склонился, начинают устраивать целые психодрамы. Это по большей части выглядит страшно театрально.

Даже традиционные сюжетные линии могут не выглядеть штампами — если сняты хорошо, а главное, применены уместно / Кадр из сериала «Жизнь и судьба»

Даже традиционные сюжетные линии могут не выглядеть штампами — если сняты хорошо, а главное, применены уместно

ФОТО: Кадр из сериала «Жизнь и судьба»

Четвертый штамп — непременное наличие любовной линии. Особенно плохо это выглядит в фильме про окопную войну. Ведь героиня, несмотря на то, что ползает по грязи, должна оставаться красивой… Получается ужасно неправдоподобно.

Наконец, пятая вещь (в нынешнем кино она эксплуатируется даже активнее, чем в советском) — натуралистическое изображение ранений. Современный зритель искушен, он понимает, что все эти фонтаны крови, оторванные руки — это спецэффекты. По-настоящему страшные вещи происходят в голове, когда ты понимаешь по определенным признакам, что что-то случилось.

Тогда этот фонтан крови — он взрывается внутри тебя. Немногие советские фильмы свободны от этих клише. Это «Они сражались за Родину», «У твоего порога», «Мир входящему», «Баллада о солдате», «На войне как на войне». Из современных — многие вещи неплохо получились в «Битве за Севастополь». В «Белом тигре» есть хорошие ходы с точки зрения режиссуры, которым можно поучиться. А еще мне понравился сериал «Жизнь и судьба». Там, кстати, есть и любовная история, с радисткой Катей. Так что даже традиционные сюжетные линии могут не выглядеть штампами — если сняты хорошо, а главное, применены уместно.

Новости СМИ2

Ольга Кузьмина  

Капелька человеческого

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

Погоня за успешностью

Никита Миронов  

Мы продаем друг другу ерунду

Ксения Ефимкова 

Купи квартиру и получи бесплатную футболку

Артем Чубар

Пол-литра счастья за шесть копеек

Александр Лосото 

Ничто достоевское нам не чуждо

Александр Хохлов 

Эти слезы цвета хаки

Екатерина Рощина

Шуба для королевы

Река сильнее традиций: правда и мифы о столице и ее жителях

Школьники проведут экскурсии иностранным туристам

Москва — моя! Горожане активно изучают историю своих районов

Читает жизнь как детектив. У каждого историка есть шанс сделать великое открытие