- Город

Главная страница ВМ

Сергей Собянин: Планируем централизовать онкологическую службу

Взыскание долгов с пенсий предложили запретить

Проезд на МЦД стал платным

«Было наплевать»: Пушков рассказал, почему Ельцин не присоединил Крым

Время творить чудеса: в Москве собрали «Корзину доброты»

Названа обладательница титула «Мисс Вселенная»

Спасти еду, чтобы спасти людей

Синоптики подсчитали вероятность снега на Новый год в Москве

Как распознать редкие и дорогие монеты в своем кошельке

Назван главный цвет 2020 года

Пилотам, посадившим борт с Путиным, вручили пирог от шеф-повара Кремля

Врачи перечислили опасные для кишечника продукты

«Я очень по вам скучала»: София Ротару выступила в Москве

Названы профессии, которые приводят к преждевременному старению

Валерия рассказала подробности ДТП с ее сыном

Пять грехов типичного фильма про войну

То, что называют фильмами о войне, — как правило, вообще не о войне, а о человеческих переживаниях. Сложились штампы, отсутствие которых считается недостатком — как же, ведь они встречались в великом советском кино! А мы постарались избежать их — и в фильме «28 панфиловцев», и в картине о летчике-истребителе Лидии Литвяк, которую собираемся делать сейчас.

Первый штамп — противопоставление героев предателям. Мне это всегда казалось очень нарочитым. Подвиг, нравственный выбор сам по себе настолько сложная вещь, что не нужно подчеркивать — мол, это белое, а это, посмотрите, черное.

Второй штамп — флешбэки, во время которых герой вспоминает о доме, семье. Наверное, если он тонет вместе с подводной лодкой и сделать уже ничего не в силах, он может остаться наедине с собой и обратиться к светлым мыслям. Но если ты рассказываешь о людях, которые действуют и которые этим действием увлечены и озадачены, такая попытка добавить драматизма просто портит историю и выдергивает из общего ритма.

Третий штамп — предсмертные речи. Бой на это время обязательно затихает, а герой и друг, который над ним склонился, начинают устраивать целые психодрамы. Это по большей части выглядит страшно театрально.

Даже традиционные сюжетные линии могут не выглядеть штампами — если сняты хорошо, а главное, применены уместно / Кадр из сериала «Жизнь и судьба»

Даже традиционные сюжетные линии могут не выглядеть штампами — если сняты хорошо, а главное, применены уместно

ФОТО: Кадр из сериала «Жизнь и судьба»

Четвертый штамп — непременное наличие любовной линии. Особенно плохо это выглядит в фильме про окопную войну. Ведь героиня, несмотря на то, что ползает по грязи, должна оставаться красивой… Получается ужасно неправдоподобно.

Наконец, пятая вещь (в нынешнем кино она эксплуатируется даже активнее, чем в советском) — натуралистическое изображение ранений. Современный зритель искушен, он понимает, что все эти фонтаны крови, оторванные руки — это спецэффекты. По-настоящему страшные вещи происходят в голове, когда ты понимаешь по определенным признакам, что что-то случилось.

Тогда этот фонтан крови — он взрывается внутри тебя. Немногие советские фильмы свободны от этих клише. Это «Они сражались за Родину», «У твоего порога», «Мир входящему», «Баллада о солдате», «На войне как на войне». Из современных — многие вещи неплохо получились в «Битве за Севастополь». В «Белом тигре» есть хорошие ходы с точки зрения режиссуры, которым можно поучиться. А еще мне понравился сериал «Жизнь и судьба». Там, кстати, есть и любовная история, с радисткой Катей. Так что даже традиционные сюжетные линии могут не выглядеть штампами — если сняты хорошо, а главное, применены уместно.

Новости СМИ2

Сергей Хвостик

«Покрошить» Запашного

Игорь Воеводин

Маршал Конев и пустота

Олег Капранов

Что общего у соцсетей и порно

 Александр Хохлов 

Мир, война или стена

Алиса Янина

Раймонд Паулс и навязчивые русские

Камран Гасанов

Владимир Зеленский — человек посередине

Борис Клин

РПЦ и закон о домашнем насилии: что с ним не так

Ирина Алкснис

Мочить террористов в сортире. 20 лет спустя

Кто прав, кто виноват. Хороший юрист не должен давать волю эмоциям

Быстрее всех вырастила микрорастение из пробирки

Пройдя путем героя, начинаешь больше ценить прошлое

Беззаботное счастье царской семьи