Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

Мочить террористов в сортире. 20 лет спустя

В мире
МИД Германии объявил персонами нон грата двух сотрудников российского посольства в Берлине. Поводом стало убийство в августе этого года чеченского полевого командира Зелимхана Хангошвили, в котором прокуратура страны подозревает Россию. Москва считает обвинения «абсолютно беспочвенными» и обещает принять ответные меры.

Кремль прокомментировал предположения о причастности России к убийству в Германии гражданина Грузии Зелимхана Хангошвили, назвав их «абсолютно беспочвенными». Наш посол в Берлине заявил о полном отсутствии доказательств у подобных обвинений. Эксперты внимательно изучают известные факты и пожимают плечами: налицо очередное «хайли лайкли», высосанное из пальца.

Однако все это не имеет никакого значения. Россия в очередной раз объявлена виновной, и никакие ее усилия не изменят вынесенного политического вердикта.

Правда, представляется, что, в отличие от катастрофы с «Боингом» над Донбассом или абсурдного дела Скрипаля, в истории с убийством воевавшего на Кавказе исламиста есть и позитивный для нас момент. Он заключается в подкреплении очень популярного мифа о том, что Россия занимается целенаправленной охотой на террористов с боевиками и их внесудебными казнями.

В основе этого мифа лежат преимущественно вполне невинные, но раздутые до грандиозных масштабов факты, вплоть до цитирования слов Владимира Путина, которым западные СМИ придают особый смысл.

Двадцать лет назад, будучи тогда еще председателем правительства, он выдал свою знаменитую фразу про «мочить террористов в сортире». Однако это была только наиболее громкая часть из сказанного им. А главными и содержательными были слова: «Мы будем преследовать террористов везде». И в этом комментарии Запад вот уже два десятилетия видит прямое указание на готовность Москвы действовать в любой точке мира.

Причем если в первые годы высказывание Путина воспринималось как пустая декларация, то после уничтожения Зелимхана Яндарбиева в Катаре в 2004 году его интерпретируют как открытое заявление о намерениях.

Мочить террористов в сортире. 20 лет спустя Посольство России в Германии / Фото: Официальная группа посольства России в ФРГ в Facebook

А два года назад российский президент предоставил очередной повод для обсуждения темы, когда публично заявил, что дал указание российским спецслужбам «ликвидировать бандитов на месте». И хотя его слова были обставлены всеми необходимыми политесами, в частности, была проговорена необходимость «действовать в рамках закона — только закона», это не помешало всем желающим усмотреть в высказывании распоряжение о внесудебных казнях боевиков.

Тем более что очень легко подобрать факты под это заявление. Уже много лет почти все сообщения о введенных на Северном Кавказе (да и не только там) режимах КТО заканчиваются короткой фразой: «Бандиты уничтожены/ликвидированы». Из этого, разумеется, делается вывод, что Россия вместо того, чтобы захватывать и судить исламистов, просто не берет их в плен живыми.

Что же касается событий за рубежом, то по их поводу тоже хватает спекуляций. В западных СМИ время от времени появляются публикации о сериях насильственных смертей бежавших из России боевиков и террористов, многие из которых осели, например, в Турции. Журналисты живописуют такие детали, как анонимные признания: якобы беглецы уверены, что Москва ведет на них целенаправленную охоту, отправляя спецагентов-ликвидаторов.

Очевидно, что нынешний скандал вокруг убийства Зелимхана Хангошвили органично вписывается в данный тренд и станет очередным подкреплением этого мифа.

Я думаю, ну и хорошо!

В глазах Запада нам все равно не отмыться от обвинений, даже если бандит пал жертвой кровной мести или криминальных разборок. Так что стоит воспользоваться ситуацией.

Пусть любой избежавший ответственности исламист, на чьих руках кровь российских граждан, до конца своих дней живет с мыслью, что в любой момент Россия может прийти за ним.

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Подкасты