Для них Россия всегда плохая

Внешняя политика
А с чего вообще кто-то из комментаторов и критиков взял, что Россия «вмешивается в политику других стран»? Распространенное заблуждение — готов с ним спорить.

Это СССР, борясь с США, продвигал свои интересы по всему миру. Вьетнам, Ангола, Куба, Северная Корея, Афганистан. Россия если во что-то и вмешивается, то, как правило, на дипломатическом уровне. Взять, например, Ливию. Мы экономически сотрудничали с этой страной, помогая ей добывать газ и нефть. Готовы делать это и сейчас, но сначала нужно прекратить гражданскую войну. Для нас это важно прежде всего в экономическом плане, но и в плане безопасности тоже. Ведь Ливия — на побережье Средиземного моря, а там рядом и Черное, и Россия. Военный конфликт недалеко от наших границ — ни к чему. К тому же усилия по стабилизации в Ливии нам практически ничего не стоят. Отправить самолет с участниками переговоров — это разве расходы? Не будем забывать, в Ливии сейчас процветает радикальный ислам. Мирное урегулирование и торжество закона позволят стране избавиться от него, а значит, и исламисты не придут к нам. Как, например, приходят из Сирии.

По-настоящему затратная история — Сирия. Зачем она нам? Серьезных оснований два. Первое — нефть. Башар Асад, как известно, стал врагом цивилизованного мира после того, как не дал согласия строить на своей территории нефтепровод из Саудовской Аравии в Европу. И мы его в этом поддержали. Почему? А потому что если нефть из Саудовской Аравии придет в Европу по трубам, то нашей нефти там делать просто нечего!

Ведь аравийская — намного дешевле. Она, во-первых, легко добывается, а во-вторых, ее в трубах не нужно подогревать. Пока эту нефть возят в Европу танкерами, мы с саудитами успешно конкурируем. Если начнут гнать напрямую — понесем колоссальные убытки, ведь огромная часть нашей экономики — сырьевая. Поэтому нам в Сирии нужен Башар Асад. Он отстаивает наши интересы, а мы — его. Вторая и главная причина нашего военного участия в сирийском конфликте — ИГИЛ (организация, запрещенная на территории РФ — прим. «ВМ»). Если с ИГИЛ не бороться всеми доступными способами, то завтра эти бандиты будут в странах Центральной Азии и, что еще страшнее, на Северном Кавказе.

Для них Россия всегда плохаяПо-настоящему затратная история — Сирия. Зачем она нам? / кадр из фильма «Сирия. Здесь был рай»

Где лучше воевать с террористами — в Сирии или под Грозным? А ведь есть еще исламские регионы Поволжья. Вы там хотите ИГИЛ? Татарстан, напомню, имеет вторую по величине региональную экономику России...

Да, участие в сирийском конфликте — это дорого. Если говорить о дне сегодняшнем, то, наверное, проще и дешевле в этом конфликте не участвовать. Но если посмотреть даже на ближайшую перспективу — участвовать нужно обязательно! По сути, у нас и выбора-то нет. Намного дешевле вкладываться в войну с ИГИЛ сегодня, чем пытаться потушить пожар, который обязательно перекинется к нам, завтра. Затраты, поверьте, просто несопоставимы. Ну и не будем забывать, участие в сирийской операции — это повышение боеспособности российской армии. Именно после сирийской кампании военные эксперты признали ее второй по мощи в мире. И это крайне важно. Потому что Россия с ее колоссальной территорией и природными богатствами без сильной армии обречена на распад. «Во всем свете у нас только два верных союзника — наша армия и флот», — любил говорить своим министрам император Александр III. И с ним трудно не согласиться.

Многие почему-то уверены, что мы ведем агрессивную внешнюю политику по отношению к Украине. Это глупость. Если бы мы были агрессорами, то Украины как государства уже давно бы не было. Киев стал бы одним из областных центров России, а наши войска шли из Львова на Варшаву. Потому что в военном отношении Украина нам не соперник. Так что ни о какой военной агрессии речи не идет. Есть лишь попытки защитить русскоязычных граждан этой страны. Тема Украины, на мой взгляд, вообще сильно раздута. Если посмотреть главные российские каналы, то кажется, что наше телевидение не российское, а украинское. Но то же самое можно сказать и об украинском! Часто кажется, что оно на самом деле российское. Почему? Потому что граница между Россией и Украиной есть, а между русскими и украинцами ее провести очень сложно. Мы — братья-славяне, мы очень похожи, и говорить о какой-то агрессии, да еще военной, вряд ли уместно. Хотя украинские власти, решая свои исключительно внутренние проблемы, пытаются представить ситуацию именно в таком свете. В стране все так плохо, потому что мы воюем с Россией. А до 2014 года на Украине разве все было хорошо?

Отдельная история — Белоруссия. Многие считают, что нам хватит ее кормить и пытаться подчинить своему влиянию. На самом деле Союзное государство с Белоруссией — это попытка Бориса Ельцина собрать СССР обратно. И Ельцин даже был готов за нее платить, поддерживая белорусскую экономику. Военные эту позицию до сих пор поддерживают. Дескать, лучше иметь военные базы под Брестом, чем под Москвой. В этом есть логика, но только до тех пор, пока Белоруссии выгодна дружба с нами.

В общем, я считаю, расширять свое международное влияние России необходимо. Ведь рано или поздно это влияние трансформируется в экономическую выгоду. С сильными хотят дружить. В сильных вкладывают инвестиции. Но, чтобы стать сильными, влиятельными и инвестиционно привлекательными, нужно не только демонстрировать военную мощь, но и развивать экономику. Другого пути нет. Вспомним 1920-е годы. Нас и знать никто не хотел! А после того, как мы совершили гигантский скачок в промышленности, постепенно признали. Вообще стоит исходить из того, что Россия для западных лидеров всегда будет плохая. Мы были для них плохими практически всю историю и таковыми останемся. Чтобы с нами считались, мы должны наращивать как военную, так и экономическую мощь.

Не спорю, есть и другие стратегии. Например, традиция не расширения влияния, а обороны и самоизоляции. Она на порядок дешевле. Но в перспективе эта позиция обойдется куда дороже. Вплоть до распада страны.

ДРУГОЕ МНЕНИЕ

СССР засунул в рот кусок больше, чем смог проглотить

Колонка обозревателя «ВМ» Сергея Лескова:

Каскад геополитических успехов льстит национальному самолюбию. Ничего странного в таких чувствах нет. Гордость за то, что твоей стране доверяют и уважают ее, так же естественна, как то, что сын гордится достижениями отца (далее...)

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsGoogle newsGoogle news