- Город

Главная страница ВМ

Сергей Собянин: ЕГЭ определит качество обучения во время пандемии

Названа причина гибели туристов на перевале Дятлова в 1959 году

Трамп признал ответственность США за кибератаку против России

Проведение бесплатного тестирования на антитела к COVID-19 продлили в Москве

Банковские услуги: что ценят клиенты во время пандемии?

«Эрдоган — негодяй»: в Госдуме предложили объявить бойкот Турции

Стало известно о состоянии Олега Тинькова после пересадки костного мозга

Ученые нашли необычный способ раннего выявления коронавируса

ПФР напомнил о росте выплат работающим пенсионерам с 1 августа

Политолог напомнил о «неправильных» для ислама надписях в соборе Святой Софии

Какие ограничения сохранятся в Москве после 13 июля

Диетолог Ковальков назвал самый опасный тип ожирения для женщин

«День национального позора»: эксперты — о переносе Дня России

Турагенты назвали безопасные страны для отдыха

Экономист объяснил бесполезность деноминации рубля

«Ненавижу»: появились подробности переписки доцента Соколова и Ещенко

Георгий Бовт

Как высокие налоги мешают нам жить

Периодически в Думе и на других политических площадках раздаются предложения снизить налоговое бремя, скажем, уменьшив размер НДС, или перераспределить налоги так, чтобы богатые платили больше, а бедные — меньше. Однако власти не хотят идти на кардинальную перестройку налоговой системы. Почему?

На днях министр финансов Антон Силуанов в интервью РБК снова напомнил, что власти не собираются устраивать «налоговую перестройку». Во-первых, сказал он, до 2024 года налоговое бремя меняться не будет. При этом современные информационные технологии достигли такого совершенства, что уйти от налогов все труднее, а собираемость их все выше. Во-вторых, снижать налоги нельзя, потому как тогда неоткуда будет взять средства для выполнения социальных обязательств — до 4 триллионов рублей до 2024 года. В-третьих, и это, согласимся, политически весьма изящная аргументация против прогрессивной шкалы, богатые и так сегодня платят больше, поскольку ездят на дорогих автомобилях и живут в богатых домах (ставка налога на недвижимость как раз прогрессивная).

При этом Силуанов признал, что у нас завышены так называемые налоги на труд, поскольку, помимо 13 процентов НДФЛ, работодатель платит за работника еще и большую часть страховых взносов (30 процентов, из которых 22 процента — пенсионный взнос). Теоретически их можно было бы снизить с 30 до 23–25 процентов, отменив регрессивную шкалу для больших зарплат. Однако тогда пришлось бы еще сильнее повысить НДС. Не до 20 процентов, как с прошлого года, а минимум до 22 процентов. В прошлом году НДС действительно был повышен, но ставка страховых взносов осталась неизменной.

Таким образом, мы видим, что финансовые власти не хотят снижать налоги во имя стимулирования производства и потребления. Они этому принципу не доверяют. Хотя и повышают некоторые пособия, которые рано или поздно окажутся в обороте.

Российские власти не хотят идти на кардинальную перестройку налоговой системы / Mos.ru / Официальный сайт мэра Москвы

Российские власти не хотят идти на кардинальную перестройку налоговой системы

ФОТО: Mos.ru / Официальный сайт мэра Москвы

А вот по отношению к бизнесу практикуется куда более жесткий подход. Поэтому вместо частных инвестиций у нас уповают на государственные деньги, тогда как уже ясно, что одними этими вливаниями экономику не раскрутить и повышения темпов роста ВВП не добиться. А без этого и налоговая база существенно расти не будет. Такой вот замкнутый круг. Но власти думают иначе, трактуя ситуацию в духе известной поговорки «лучше синица в руках (то есть те налоги, что уже собираются), чем журавль в небе».

При этом то же повышение НДС на 2 процентных пункта в прошлом году принесло в бюджет дополнительно полтриллиона рублей, а в 2020–2022 годах принесет до 2 триллионов. Правда, это пока никак не сказывается на благополучии граждан — их реальные доходы продолжают падать. Такой вот парадокс: бюджет богатеет, а граждане — нет. НДС при этом  вообще считается едва ли не самым собираемым налогом. На него приходится немногим менее трети всех доходов государства.

Если упрощенно, то НДС — это налог с оборота, начисляемый со всей стоимости реализуемой продукции по всей производственной цепочке. В конечном счете вся его тяжесть ложится на плечи потребителей, а налогообложение происходит многократно по отношению к одним и тем же составляющим цены на продукцию, включая прибыль.

В целом, если говорить об общей налоговой нагрузке на наших граждан, то они, помимо 13 процентов НДФЛ, платят в казну больше, чем американцы. Примерно на уровне жителей стран Северной Европы, где, правда, за эти деньги граждане имеют куда более развитую социальную инфраструктуру, медицину и прочие блага.

С каждого заработанного рубля государство забирает 48 копеек. Если добавить сюда сборы, взносы и прочие формы поборов, то получится еще больше. Примерно 55 процентов консолидированного бюджета страны поступает от граждан в виде НДС, акцизов, НДФЛ, пошлин и социальных страховых взносов. А еще есть налоги на имущество, транспорт и налог на прибыль, который де-факто платят владельцы частных компаний.

Как при такой сверхвысокой налоговой нагрузке еще работает экономика, остается только гадать.

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Новости СМИ2

Коронавирус

в Москве

164 560 + 465 (за сутки)

Выздоровели

229 357 + 679 (за сутки)

Выявлено

4 143 + 27 (за сутки)

Умерли

Рустам Сабанчеев

От музея до мечети, от республики до империи

Екатерина Рощина

Ефремов и Долина: закон — не для всех

Ольга Кузьмина  

В чем странности этого лета

Митрополит Калужский и Боровский Климент

Первым появляется росток

Михаил Бударагин

Парламентариям не место на ток-шоу

Алиса Янина

Как я отдыхала в Крыму

Николас Коро, маркетолог

То ли распродажа, то ли обман

Река сильнее традиций. Правда и мифы о столице и ее жителях

Газеты создаются в творческих муках и спорах

Как помочь ребенку выбрать профессию?

ЕГЭ по литературе. Больше читайте и пишите