- Город

Главная страница ВМ

Кабмин утвердил перечень товаров первой необходимости в связи с коронавирусом

Синоптики: новая неделя в столице начнется с похолодания и снега

В Москве за сутки провели 6,5 тысячи исследований на коронавирус

Сергей Собянин открыл Некрасовскую линию метро

Москвичам напомнили о режиме работы организаций на выходных

Врач из Германии о коронавирусе: Немцы на грани выживания, их успокаивают русские

Каким будет мировой порядок после коронавируса

«Говорили о великом Путине»: как итальянцы отреагировали на помощь России

Космонавт объяснил, как сохранить физическое и психическое здоровье в замкнутом пространстве

Роман Вильфанд рассказал о погоде на весну и лето в России

«Все идет по утвержденному сценарию»: политолог — о наступлении новой мировой войны

«Боже, храни Лукашенко!»: русско-украинская семья сбежала от коронавируса в Минск

Как мировой кризис отразится на жизни простых россиян

Врачи предупредили о новом симптоме коронавируса

Камран Гасанов

Путин и Эрдоган встретятся «на четверых»

Сирийский вопрос Турция всегда обсуждала в двустороннем формате. Сначала с США, но после 2017 года стало ясно, что интересы не совпадают: американцы главную угрозу видят в Асаде, а турки — в поддерживаемых Штатами курдах. Поэтому Эрдоган пошел на союз с Владимиром Путиным. Он закрыл глаза на передачу Дамаску территорий оппозиции — Алеппо, Хомса и Гуты, чтобы развязать себе руки в борьбе с курдскими боевиками.

Симбиоз Путина и Эрдогана длится уже третий год, хотя изначально было очевидно, что и у этого альянса есть пределы. Имя этому пределу — Идлиб: территория, частично занятая террористами «Ан-Нусры», частично — протурецкой оппозицией, уже 10 лет борющейся за свержение Башара Асада. Российские ВКС пытаются вернуть ее под контроль сирийского президента. Однако Анкара сопротивляется продвижению правительственной армии по двум причинам: во-первых, боевые действия создают цунами беженцев на юго-восток Турции, во-вторых, Эрдоган опасается уничтожения поддерживаемой им оппозиции в Идлибе.

Несмотря на эти принципиальные несостыковки, Путину и Эрдогану два года удавалось останавливать эскалацию, грозящую очередной русско-турецкой войной. Но сегодня все изменилось. Асад расширяет границы своих владений, российские самолеты бомбят террористов, а Эрдоган обещает уничтожить сирийскую армию, если она не оставит занятые территории.

По сути, есть два сценария развития событий. Первый — бои продолжатся, и победит сильнейший. Что чревато прямой войной с Турцией. Если Россия не применит в ней тактическое ядерное оружие, преимущество будет на турецкой стороне. Наши корабли не смогут проходить через Босфор, а авиация — летать над Малой Азией. К тому же общая граница дает Турции возможность снабжать свою армию людьми, вооружением и провизией.

Второй — дипломатия. Раньше конфликт двух стран всегда останавливали встречи тет-а-тет. Но сегодня стороны говорят о «формате четверки». Эрдоган приглашает к переговорам в начале марта, кроме Путина, еще Меркель и Макрона. Возникает вопрос: к чему посредники? Не осложнит ли расширение формата и без того трудную встречу?

Возможна ли война между Россией и Турцией в Сирии? / скриншот видео Youtube-канала "Step News"

Возможна ли война между Россией и Турцией в Сирии?

ФОТО: скриншот видео Youtube-канала "Step News"

Для России, очевидно, присутствие немецкого канцлера и французского президента будет обременительным. Это плохой знак для Москвы. Ведь они поддерживают Турцию. Зачем Путину иметь за столом переговоров троих «противников»? Тем более что Евросоюз может «наказать» Россию санкциями за строптивость. Об этом открыто говорил председатель комитета Бундестага по внешней политике Норберт Реттген. Кстати, однопартиец Меркель.

А вот для Эрдогана, похоже, поддержка Берлина и Парижа — бальзам на душу. Сколько лет он ругался с европейцами, называл их фашистами за критику его внутренней политики, поддержку политических оппонентов и «курдских террористов». Но в текущей ситуации, когда Россия не намерена останавливать Асада, рвущегося к турецкой границе, президент Турции как хитрый и опытный политик вдруг вспоминает о НАТО. Вряд ли Эрдоган строит иллюзии, что альянс станет воевать за Турцию против России, но в паре с Меркель его позиции усиливаются. Ведь тогда Путин будет иметь дело не просто со второй сильнейшей армией НАТО, но и с ядерной державой, и с европейским финансово-экономическим гигантом.

Есть и психологический момент. Три года Эрдоган называет Путина «мой дорогой друг», их встречи проходят в доброжелательной атмосфере. Но сегодня, видимо, турецкому президенту некомфортно говорить с российским коллегой без посредников.

Как бы там ни было, необходимость переговоров растет с каждым убитым солдатом — хоть турком, хоть сирийцем. Риск полномасштабной войны Анкары с Дамаском, куда обязательно будет втянута и Москва, все еще высок. До 5 марта осталось совсем немного времени. Хорошо, если за оставшиеся дни не успеют подтвердиться худшие опасения.

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Новости СМИ2

Анатолий Горняк

Самоизоляция — штука полезная

Михаил Бударагин

Сидите дома — исполняйте долг

Георгий Бовт

Помощь малому бизнесу: всех не спасти

Александр Лосото 

Заразу-2020 можно победить

Олег Сыров

Готовим дома мульгикапсад: вкусно и по-эстонски медленно

 Александр Хохлов 

Спастись от пандемии, приготовиться к войне

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

Зачем Господь взалкал в пустыне?

Стать фармацевтом со школьной скамьи

Полезная неорганика поможет жить до ста лет

Упал — отжался!

Нейрохакинг: тело учит мозг быть здоровым и счастливым