Слава есть, репутации нет

Звезды
«И так сойдет!» и «Как-нибудь само» — эти два выражения как нельзя лучше характеризуют институт репутации в России. Это у нас сродни работе с психотерапевтом: странно, дорого и непонятно, а нужно ли вообще? Вместе с тем, когда эту работу никто не ведет превентивно, на выходе получается дороже. История Регины Тодоренко тому пример.

Итак, телезвезда начала терять деньги по собственной глупости. Ляпнула. Этот ляп стоил ей не только титула «Женщина года» и нескольких контрактов, но и кругленькой суммы.

Кем была Тодоренко до скандала? Не в том смысле, что ведущая таких-то шоу, жена такого-то певца. В самом широком смысле: бренд «Регина Тодоренко» — это что? Он вообще был? В него кто-то вкладывался? Очевидно, что нет. А если и да, то явно экономили. У телеведущей не было репутации, как нет ее у многих известных людей в нашей стране. Слава есть, репутации нет.

Когда язык твой враг твой, сколько стоит отмыться? Тодоренко оценила эту сумму в два миллиона рублей. Ровно столько она перевела центру помощи пострадавшим «Насилию.нет». Прибавьте сюда издержки на съемки документального фильма «А что я сделала, чтобы помочь?» и работу имиджмейкеров и консультантов. Их услуги — не из дешевых. Я сильно сомневаюсь, что Тодоренко самостоятельно продумывала и организовывала кампанию по превращению забрызганной помоями робы в отполированные доспехи.

Работа по спасению утопающей репутации звезды была проделана оперативно и, что важно, эффективно. Если разобраться, то бесчисленные оправдания, пожертвования, документальный фильм и разговоры о том, чтобы стать амбассадором «Насилию.нет», выглядят ущербно на фоне сказанного. Но Тодоренко и ее команда продолжили выдавливать негативный фон, как какой-то гнойник, и гнули свою линию, впервые создавая репутацию для проштрафившейся телеведущей.

Слава есть, репутации нетРабота по спасению утопающей репутации звезды была проделана оперативно и, что важно, эффективно / Фото: https://www.instagram.com/p/BcYwoAuj-gQ/?hl=ru&taken-by=reginatodorenko

Пройдет еще немного времени, и этот «косяк» поблекнет в сиянии ее отполированных доспехов. Когда вас спросят, кто такая Регина Тодоренко, вы скажете: защитница всех обиженных мужьями жен. И даже если это злосчастное интервью кто-то вспомнит, то исключительно как первый шаг заступницы на ее благородном пути. Вроде бы всем понятно, что это фальшь и пиар, но осуждающие пассажи уже не удаются.

Этот пример — громкий и уникальный. В России не принято уделять внимание и тем более тратить деньги на то, чего не видно и что в «мирной» жизни особо не нужно, то есть на репутацию. А «бренд» для подавляющего большинства — это вообще синоним логотипа. Почему так?

Пока на Западе строили репутационные институты, у нас строили коммунизм. Много лет мнение публики никого не волновало. Главное, что скажут наверху. Казнить и миловать могла только партия, а уж никак не аудитория. Потом Советский Союз распался, страна, словно трудный подросток, сбежавший из дома, мыкалась в поисках себя, и с десяток лет быть положительным персонажем в России никто особо не стремился. Зачем это, когда жизнью правят бандиты?

И только спустя еще 20 лет оказалось важным, что скажут люди. Мнение аудитории впервые начали принимать в расчет. Правда, пока машут кулаками после драки, но и это уже прогресс.

Кстати, сама Тодоренко говорит: благодарна, что смогла стать полезной. Лукавит. Хотя ей, конечно, повезло. Благодаря этой истории она не просто перестала быть «девочкой из рекламы сока» или безликой ведущей рядовых шоу, а нащупала себе целую нишу. Очень, кстати, актуальную и благодатную.

Вчерашняя скандалистка — без пяти минут правозащитник. А там уже и на думское кресло не стыдно будет замахнуться.

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsGoogle newsGoogle news