Александр Лукашенко вступил в должность президента Белоруссии

Однажды выпил русский человек...

Происшествия
Жена Михаила Ефремова Софья Кругликова попросила «прекратить травлю». Их, Ефремовых, оказывается, травят: журналисты газет и телеканалов осаждают дверь дома, пытаются попасть внутрь и взять комментарий. «Я мусор не могу вынести без внимания. Это травля, я и мои дети очень напуганы», — сказала женщина.

Хорошая, кстати, она жена — Софья. Я считаю, Михаилу Олеговичу с ней крупно повезло. Чего только стоят ее ответы на суде! Неверного мужа не осуждает, наоборот, всячески выгораживает: он, дескать, и помогает всем, и детей любит-обожает. Но слаб, от 200 граммов крышу сносит, не ведает, что творит. Софья — как раз из тех настоящих подруг, которые не бросят в трудную минуту, не предадут. Думаю, ей сейчас очень тяжело. Наверняка и до аварии с Михаилом было непросто.

Сколько наших женщин так вот волокут свой крест... И мужчины всегда знают: жена найдет оправдание любой выходке. «Он всегда после пьянок говорит, что ничего не помнит. Я обычно сама все узнаю через друзей. Если не изменял, то и ладно. Ну выпил, он же русский человек», — говорит Софья на суде. И вновь типичное для русской женщины. Непонятная, глубинная толерантность к пьянству. Всепрощение.

Там много чего страшного в протоколе допроса Софьи — страшного своей обыденностью. Она, верная жена и, наверное, хороший человек, не понимает главного: в данном случае зло — это сам Михаил Ефремов. И то, что с ним сейчас происходит. Собственно, происходит-то уже давно, много лет.

Однажды выпил русский человек... Фото: Сергей Ведяшкин / АГН «Москва»

Но публика, подобно любящей жене, снисходительно говорила долгие годы: ну выпил, он же русский человек. Ну сорвал концерт. Подумаешь. Большой актер — имеет право. Ну подрался. С кем не бывает. Однако в случае с Ефремовым что-то пошло не так. И поэтому для большинства наблюдающих за процессом эта вторая часть Марлезонского балета еще более страшная, чем первая.

Актер вину не признает, ушел в несознанку, ерничает. Вместе со своим адвокатом Пашаевым они разыгрывают, может, и гениальную судебную партитуру, но совершенно жуткую по своей сути. Вступила и скрипка Софьи Кругликовой, и тромбон актера Стебунова, и ударные тарелки друга Охлобыстина, и фагот самого Ефремова. Дирижирует Пашаев, упивается своей ролью. А потом вдруг, неожиданно — смена состава, и вот Ефремов «увольняет дирижера», и суд вновь буксует, а чуть позже — дирижер возвращается...

Увлекательные сцены, что и говорить, жаль только — это не кино, а жизнь. За ту роль, что Михаил Ефремов играет сейчас в суде, ему, может быть, полагается «Оскар». Шоу должно продолжаться. Может быть, скоро оно достигнет следующей стадии абсурда: например, Захарова обвинят в том, что он порочит честь и достоинство великого актера Ефремова. Почему нет? В кино бывает всякое...

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsGoogle newsGoogle news