Карта городских событий
Смотреть карту

Поищите доброту в Бронницах

Общество
Эта история началась в победном мае 1945 года, в тихом подмосковном городке Бронницы. Сюда были интернированы молодые французы, вчерашние школьники из Эльзаса, которых фашисты мобилизовали в самом конце войны. Большинство —принудительно.

Светловолосые и голубоглазые жители приграничных с Германией областей воевать не хотели, из 130 тысяч призванных с 1942 года добровольцев было всего около двух тысяч. Таких называли «мальгре-ну», то есть «против воли» в переводе с французского: они массово дезертировали из вермахта и примыкали к Сопротивлению.

Шарль Гофер пороха понюхать не успел и вместе с товарищами попал для разбирательства в Бронницы. Скажу сразу, что летом того же года все они были освобождены и вернулись домой. Вот только Шарль Гофер все пишет в Бронницы с просьбой помочь ему. Но никто помочь ему не в силах.

Сберечь жизнь ему и нескольким друзьям помогли русские девушки — жалея мальчишек, сердцем понимая, разуму вопреки, они подкармливали пленных. Делились последним в то голодное лето. Впрочем, пленными в полном понимании французы не были: передвигались более-менее свободно, жили не за колючкой.

— Пироги. Это были пироги, — вспоминает француз. — Они приносили нам пироги. И мы гуляли по окрестностям…

Ту, что ищет Шарль, звали Анна. Ей было 17, как и ему.

— Как же ее найти? — спрашивает он.

— Действительно, как? — размышляет глава Бронниц Дмитрий Лысенков. — Фамилии француз не знает, где жила — не помнит, соседей не спросишь. Да и боимся расстроить человека. Вдруг ее уже нет в живых?

Поищите доброту в БронницахГород Бронницы / Фото: Lifewatch / CC BY-SA 3.0

Долгие поиски привели к одному-единственному выводу: Анна давно уехала из Бронниц. А может, не Анна? А может, не уехала? Не у кого спросить, хоть ищут и работники местного музея, и СМИ, и просто сердобольные.

Последний раз уже глубоко пожилой Шарль Гофер приезжал в Бронницы с сыновьями и внуками. У него большая семья, а он всю жизнь помнит девушку Аню из Подмосковья и ищет ее… Зачем? Разминулись пути, назад не вернуться, молодость прошла.

Наверное, есть еще что-то на свете, чего так не хватает сегодня и чего раньше, говорят, было больше — человеческой теплоты, привязанности, доброты. Мы все заняты делами, карьерой, имиджем, хлебом насущным... Да мало ли чем? И вот только Шарль Гофер помнит те пирожки и ту девушку, которая, рискуя собой, спасала ему жизнь. И лечила душу — даже если она, душа, и не существует.

Вот тут, кажется, спрятан ключ к русской душе. Бабы на Руси говорили не «любила», а чаще — «жалела». Не верите в доброту? Поищите ее в Бронницах…

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsYandex newsYandex dzenMail pulse