Карта городских событий
Смотреть карту

Короли коронабизнеса: почему ПЦР-тесты стоят дорого

Сегодня правительство должно получить совершенно секретную информацию: сколько на самом деле стоит ПЦР-тест на коронавирус. Премьер-министр Михаил Мишустин поручил к 19 июля выяснить, почему так дорог этот анализ в частных медицинских центрах.

Удивительно, что разбираться стали только сейчас. Ведь ПЦР стал основным тестом, по которому ставят диагноз, с самого начала пандемии. В большинстве регионов его делают бесплатно только по направлению врача. И попробуйте это направление получить! Москвичам значительно проще, они могут сами записаться на анализ, но не всегда есть выбор дат и времени. А в коммерческих лабораториях ПЦР стоит две-три тысячи рублей, доходит и до пяти тысяч, если заказ срочный. В провинции чуть дешевле, но там и зарплаты совсем не столичные.

Владельцы лабораторий пользуются тем, что ПЦР требуют повсюду: в отелях, аэропортах, при регистрации на массовые мероприятия. По утрам очереди на мазок растягиваются на несколько часов. Крупнейшие клинико-диагностические сети увеличили сроки обработки анализов, потому что набирают заказов больше, чем позволяют их мощности. Как говорится, лови момент, когда еще такое будет!

При этом нам объясняют, что цены на ПЦР-тесты экономически обоснованы. Что это рынок, что высока себестоимость исследования, что нужно закупать реагенты, оплачивать расходные материалы, транспорт, аренду помещений, рекламу, содержать персонал. Только забывают упомянуть самую дорогую составляющую часть конечной цены для потребителя — аппетиты королей лабораторного коронабизнеса.

Короли коронабизнеса: почему ПЦР-тесты стоят дорогоФото: Андрей Никеричев / АГН Москва

Никто не умаляет важности работы, которую взяли на себя частные лаборатории. Их сотрудники — такие же герои, как врачи в «красных зонах». Но давайте отделим мух от котлет, а мораль от коммерции. По грубым прикидкам специалистов, реальная себестоимость одного тестирования — от 350 до 500 рублей, со всем прочим может набежать максимум до 900. А значит, рентабельность — от 100 до 200 процентов. При этом — на минуточку! — рентабельность выше 30 процентов считается сверхвысокой.

В разрушительном для экономики 2020 году у крупнейших лабораторных сетей выручка выросла — у одних «всего лишь» на четверть, а у других так прямо в разы. Не хочется вспоминать старую пословицу «Кому война, а кому мать родна». Но от ассоциаций никуда не деться.

И еще пикантная деталь. Отрицательный результат теста не гарантирует отсутствие вируса. Частота ложноотрицательных тестов доходит до 30–40 процентов. Врачи не удивляются, когда после двух «минусов» вдруг приходит «плюс». То есть качество выполнения анализа не проверить. Может, поэтому при заборе материала из носа медсестры не лезут глубоко? Россияне, сдавшие тот же тест за границей, рассказывают, как трудно становится дышать и кажется, будто зонд воткнули прямо в мозжечок. Введение на пять-шесть сантиметров — это стандарт. А у нас безболезненно! Поверхностно во всех смыслах слова. Ведь клиенту нужна справка, и он за нее заплатил.

При этом стоимость мазка растет. И конкуренции со стороны других лабораторий словно нет, никто не сбивает цены, чтобы привлечь клиентов. Бизнес берет свое здесь и сейчас, пока значительная часть населения еще не вакцинирована. Когда заболеваемость снизится, упадет и спрос на ПЦР-тесты. Но ведь бизнес на здоровье — особенный. И цены на медицинские услуги ничуть не менее значимы, чем на морковь и капусту, которыми сейчас все так озабочены.

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsYandex newsYandex dzenMail pulse