Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

Встань и пойди

Общество
Начался Великий пост. Христианин ставит себе диагноз: «Богатство души разорил грехом, пуст добродетелей, голодаю», и просит о помощи: «Господи, подающий милости, спаси мя!» Эти слова канона преподобного Андрея Критского, читаемого на первой седмице (четверг, песнь 1, тропарь 6), отсылают к притче о блудном сыне, который промотал отцовское наследство, обнищал и голодал настолько, что даже свиной корм был для него желанной пищей. В каноне идет речь о духовном голоде, в котором пребывает душа, далеко ушедшая от Небесного Отечества.

Телесный голод мы старательно утоляем, а голод души зачастую не склонны замечать. Не таков преподобный Андрей Критский, который ужасается, что богатство душевное разорено грехом. При этом он не воспринимает грех примитивно, как плохой поступок. Это непросто: «может, мы обидели кого-то зря», сделали что-то недоброе, и потом «календарь закроет этот лист». Грех — это болезнь, которая разрушает душу согрешающего человека. Подобно вирусу грех опасен осложнениями. Чем чаще мы грешим, тем с большей силой он на нас воздействует и остается в душе, пока мы не исцелим ее покаянием.

Как в притче отец дал своему младшему сыну наследство, так и Господь наделяет нас силами и способностями, чтобы с их помощью мы стремились к Нему, искали Его, побеждали искушения. Но если мы используем полученное добро не по назначению, оно тратится напрасно. Например, если мы расходуем душевные силы на зависть, на ненависть к окружающим, то разоряем свою душу. Она пустеет, как говорит преподобный Андрей. Даже земные таланты можно потерять, если пренебрегать ими, не развивать их. Тем более это касается духовной жизни. Человек, сжившийся с грехом, становится неспособным продвигаться к Христу, преодолевать свои злые навыки. Он утрачивает таланты, полученные от Бога, и остается без Него, наедине со своими страстями.

Почему же мы годами живем в состоянии духовного голода, и это нас не тревожит? Телесный голод нетрудно утолить полноценным питанием. А можно и перекусить чем-нибудь вкусненьким: чипсами, сухариками, конфетами… Голод пройдет, но организм не получит достаточного питания. Так же можно заглушить и духовный голод, наполняя душу пустыми впечатлениями. На этом держится популярность шоу-бизнеса, социальных сетей, киноиндустрии, телевидения, глянцевых журналов, компьютерных игр и других развлечений. С их помощью можно перестать чувствовать, что душа голодает. Сделать это в современном мире даже легче, чем перебить аппетит. За теми же чипсами надо в магазин идти или ждать, пока доставят заказ. А тут достаточно взять в руки пульт или смартфон, и ты уже в иной, увлекательной реальности, которая оттеснит твои духовные запросы на дальний план.

Только вот оставлять душу голодной очень опасно, потому что, в отличие от тела, она будет испытывать его и за порогом вечности. Если человек привык заглушать духовные запросы всевозможными суррогатами, то после смерти голод останется, а отвлекающих от него средств уже не будет. Для того, кто здесь не научился утолять голод души общением с Богом, это будет мучением в вечности. Одна из заповедей Нагорной проповеди прямо об этом говорит: «Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся» (Мф. 5:6).

Встань и пойди Фото: Александр Авилов / АГН Москва

Как же нам, блудным детям, возвратиться к Отцу Небесному? Единственный путь — признать свою неправоту и принести покаяние — изменить направление своей жизни, поставив в ее центр Христа. Конечно, человек способен осознавать, что сделал зло, поступил против совести, и даже сожалеть об этом. Но до тех пор, пока он чужд Господу, покаяние не совершается. Даже если постараться исправить свой проступок перед другим человеком: извиниться перед ним, найти способ загладить свою вину. Все это может удовлетворить чувство справедливости, но не исцелить душу. Она останется во власти страстей. Каяться надо именно перед Богом. Примирившись с тем, кого обидел или осудил, просить об исцелении души надо у того, кто способен вернуть ей здоровье. Только такое покаяние целительно.

В ветхозаветные времена покаяние избавляло от последствий греха лишь в земной жизни. Бог прощал кающегося, но это не изменяло его вечной участи. Все люди — и кающиеся, и нераскаянные — после смерти пребывали в аду, потому что в мир еще не пришел Спаситель. Святитель Афанасий Великий писал, что покаяние прекращает грех, но не выводит из состояния тления — разобщенности с Богом, который имеет в себе жизнь вечную. И если бы это состояние не следовало неминуемо за грехом, то достаточно было принести покаяние.

Природа человека стала тленной, когда ее связь с Творцом прервалась после грехопадения прародителей. Они отпали от Бога в раю и передали свое состояние тления всем потомкам. Избавить людей от тления способен только Господь, который для этого принял человеческое естество, но не знал греха и победил смерть. С тех пор каждый человек свободен выбирать: вернуться к Богу или навеки остаться в состоянии тления. Вот почему для излечения души человеку необходимо соединиться с Богом, а быть добродушным и совестливым недостаточно. Если человек творит добрые дела, но не знает о Христе, то Господь может ему открыться, как апостолу Павлу (Деян. 9:3–6) или римскому сотнику Корнилию (Деян. 10:1–6). Но если человек сознательно отказывается быть с Богом, значит, он не хочет избавиться от тления. Ему достаточно добрых дел, которые сами по себе никого не спасут. Спасает нас Бог, а не добрые дела, оторванные от веры.

И покаяние, и добрые дела, творимые ради Бога, готовят почву души для вселения в нее Христа. Этим надо заниматься человеку в продолжение земной жизни, постоянно и активно. Ведь то, чему уделять внимание, силы, время, и будет расти и крепнуть в душе: либо добродетели, либо страсти. И чем более вросла в душу страсть, тем труднее будет ее искоренить, желая соединиться с Господом. Например, человек замечает за собой, что он не терпит, когда что-то совершается не по его воле, и стремится всегда и во всем настоять на своем. Если он решит избавиться от этой страсти, то его ожидает серьезная борьба. Тем не менее надо спешить вступить в эту борьбу, пока страсть не усилилась еще больше. Одна подвижница писала, что в монастыре она боролась с подобной своей бедой, и на этом пути 38 раз впадала в горячку, так тяжело было перебарывать желание самовластия, укоренившееся в душе.

Пока человек жив, он всегда имеет возможность встать на путь возвращения к Богу. Каждый шаг в этом направлении должен совершаться с молитвой, ибо всего можно достичь с помощью Божией, и, наоборот, как сказал Господь: «Без Меня не можете делать ничего» (Ин. 15:5). Когда страсть настолько овладела душой, что человек не в состоянии даже шелохнуться, ему остается только молиться: «Господи, приди, помоги мне, сам я уже ни на что не способен». Если же есть хоть капля сил, а он лежит на диване и просит: «Господи, сделай так, чтобы я, наконец, встал и пошел трудиться», — это несерьезно. Встань и пойди, Господь ждет тебя.

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Подкасты