Есть ли место Богу в Конституции
Председатель Совета муфтиев России Равиль Гайнутдин, 1-й Верховный муфтий, председатель Центрального духовного управления мусульман России Талгат Таджуддин, епископ Русской православной старообрядческой церкви Корнилий, председатель Духовного управления мусульман Карачаево-Черкесской Республики Исмаил Бердиев, глава Российской и Ново-Нахичеванской епархии Армянской Апостольской Церкви Ерзас, Патриарх Московский и всея Руси Кирилл (слева направо) перед началом возложения венка к памятнику героям народного ополчения 1612 года К. Минину и Д. Пожарскому на Красной площади/ Фото: Михаил Метцель / ТАСС

Есть ли место Богу в Конституции

Религия

Патриарх Московский и всея Руси Кирилл предложил добавить в преамбулу российской Конституции упоминание о Боге. Он отметил, что большинство россиян верят в существование Бога, и подчеркнул, что говорит не только о православных, но также о мусульманах и «о многих, многих других». Эксперты и обозреватели «Вечерней Москвы» поспорили о том, нужно ли говорить о Всевышнем в Конституции светского государства.

Вера — это личное дело каждого

Вадим Прилуцкий, политолог:

— Недавно Патриарх Московский и всея Руси Кирилл выступил с предложением включить упоминание Бога в Конституцию Российской Федерации. Это предложение максимально спорное. И вокруг него мгновенно возникла масса дискуссий и вопросов разных уровней — от бытовых до профессиональных. Для начала следует понять, что именно подразумевается под словом «Бог», которое планируют включить в закон. Например, одни считают, что Бог един, приверженцы разных конфессий считают, что у каждого он свой. Разве это не противоречит закону? Не навязывает некое абсолютное понятие представителям всех религий? Отсюда следует следующий важный аспект — в Конституции уже закреплено понятие «светское государство». Также в Конституции четко прописано, что никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной и религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом. Однако складывается впечатление, что сейчас населению навязывают определенную религиозную концепцию.

Справедливо задаться вопросом — что будет, если все-таки это понятие будет закреплено? Заметим, что это только предложение, которое рассматривается рабочей группой по работе над поправками в Основной Закон страны. С одной стороны, это послужит инструментом консолидации людей — у народа появится больше точек соприкосновения. Помимо этого, они получат высокую степень защиты от государства, ведь Бог станет чем-то безусловным и почти обязательным. С другой стороны — а что тогда делать людям, которые верят в другого Бога? А как насчет интересов людей неверующих? Опять-таки в Конституции прописано, что мы многонациональный народ Российской Федерации. Заметьте, многонациональный. Поэтому эта инициатива может ущемить права и свободы вероисповедания других людей.

На мой взгляд, если людям нужна консолидация, то лучше проработать другие аспекты. Бесспорно, религия занимает важное место в жизни многих людей, но общество только тогда может развиваться целостно, когда у него есть и духовная, и материальная составляющие. Поэтому было бы замечательно, если бы людей консолидировали еще и другие понятия и стремления. Например, стремление трудиться и совершать новые открытия. А верить или не верить, быть приверженцем той или иной конфессии — это следует оставить на личное усмотрение каждого человека.

Нужно проявить государственную мудрость

Роман Лункин, религиовед, доктор политических наук:

— Предложение патриарха Кирилла ввести Бога в Конституцию вполне логично. Ведь изменения в Основной Закон страны, которые сейчас вносятся, это не мелкие поправки. Конституция меняется довольно серьезно. У нас вводятся новые политические институты — например, Государственный совет. Расширяются социальные гарантии гражданам со стороны государства. Так почему бы и не вынести на широкое обсуждение внесение в Основной Закон Бога? В Европе, кстати, при обсуждении Конституции ЕС рассматривалась идея ввести туда христианские ценности как основу мировоззрения народов, населяющих континент. Идея, правда, так и не была принята, поскольку не была принята сама общеевропейская Конституция. Хотя во многих национальных Конституциях стран ЕС есть положения о том, что необходимо уважительно относиться к различным церквям. Патриарх Кирилл, с моей точки зрения, проявил государственную мудрость и не стал говорить о поддержке православия или, скажем, всех традиционных религий — христианства, ислама, буддизма, иудаизма — на государственном уровне. Учитывая, что страна у нас многонациональная и многоконфессиональная, патриарх упомянул лишь о Боге. На мой взгляд, его введение в Конституцию никоим образом не подрывает основ РФ как светского государства. Ведь совершенно очевидно, что в каких-то сферах государство по отношению к любой конфессии должно быть нейтральным, а где-то, скажем, поддерживать традиционные религии. И это, повторю, никак не противоречит идее светскости. Ведь совершенно очевидно, что в России живут самые разные люди. В том числе верующие, относящиеся к различным конфессиям. И в жизни этих людей идея Бога имеет, возможно, первостепенное значение. Вот именно поэтому ее и необходимо обозначить в Конституции.

При этом, я считаю, вместе с идеей Бога в Основном Законе страны необходимо обозначить и важность развития науки, культуры, искусства. Россия развивается, а значит, ей необходимы не только новые институты государственного управления, но и новые жизненные приоритеты.

Мы можем одним словом разъединить нацию

Сергей Павликов доктор юридических наук:

— Читая студентам лекции по конституционному праву, я не устаю повторять: Конституция — это то, что объединяет всех граждан страны. Но как всех может объединить Бог? Ведь не все у нас верующие. Есть и атеисты. Зачем им Бог в Конституции? К тому же в России — сотни религиозных конфессий. И у каждой — своя концепция Бога. Одни видят Бога так, другие иначе, и каждый убежден, что Бог — вот именно такой и никакой другой. Уже сейчас от представителей разных конфессий слышатся голоса — знаем-знаем, какого Бога вы продвигаете! А у нас свой, мы в своего верим. Великий русский писатель Лев Толстой вообще верил в зеленую палочку, на которой написан секрет всеобщего счастья человечества. И что теперь? Толстой с его верой будет выходить за рамки Конституции? Ведь зеленая палочка — это точно не Бог.

Есть ли место Богу в КонституцииРусский писатель Лев Толстой вообще верил в зеленую палочку, на которой написан секрет всеобщего счастья человечества. И что теперь? Толстой с его верой будет выходить за рамки Конституции? Ведь зеленая палочка — это точно не Бог / Фото: Wikipedia / Общественное достояние

А если кто-то верит в мировой разум, во всеобщий ход вещей, в науку, в астрологию, нумерологию, хиромантию, то как быть этому человеку? Срочно поверить в одного всеобщего Бога? Но какого именно? Ведь концепции, повторю, в разных конфессиях разные.

К тому же, не будем забывать, согласно действующему Основному Закону Россия — светское государство. А мы, напомню, Конституцию не меняем, не переписываем начисто, мы лишь вносим небольшие изменения в уже действующую. При этом, обратите внимание, президент Владимир Путин в послании к Федеральному собранию четко пояснил, зачем эти изменения необходимы. Прежде всего для повышения социальных гарантий гражданам и для повышения уровня их жизни. И те поправки, над которыми сейчас эксперты работают, призваны сделать Россию более социальным государством, которое заботится о всех и каждом. Это очень понятная идея, с которой трудно не согласиться. Но зачем пытаться под шумок «протолкнуть» в Основной Закон страны Бога, я не очень понимаю. Мне кажется, Бог в Конституции не объединит нацию, а, напротив, разъединит ее.

Вера человека или его неверие — личный выбор каждого гражданина России. У нас, согласно действующей Конституции, свобода вероисповедания. Это справедливо, всем понятно и логично. Так зачем что-то менять? Зачем вносить смуту?

Общество требует уважения

Владимир Василик, протодиакон. Член синодальной богослужебной комиссии:

Гордые европейцы, а точнее так называемая европейская элита, отказались от Бога — и Бог отказался от европейской элиты. В результате сегодня многим людям страшно ехать в Европу, прогуливаться на немецких улицах, спускаться во французское метро. Безбожные европейцы сталкиваются с мусульманами, убежденными, что с ними Аллах. Нетрудно понять, на чьей стороне будет успех: магометане, как нож в масло, вонзаются в европейское безрелигиозное общество. Если, не дай бог, нынешняя инициатива Святейшего патриарха будет оставлена без внимания и не будет принята, то Россию ожидает страшное потрясение. Бог от нас отвернется. Если мы объявим себя обществом безбожников или холоднодушных неверов, как сказано: «Но как ты тепл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих» (Откр.3:15–16). Христиане будут унижены и деморализованы, их руки опустятся. А мусульмане отвернутся от такого Отечества, в котором нет места Богу.

Мне вспоминается рассказ святителя Николая (Велимировича) про то, как однажды путник шел мимо дома, где собирались молитвенники, члены молитвенного движения. Один из них вышел, потому что ему стало стыдно. Он хотел показать путнику дорогу, о чем тот просил. Но странник ответил: «Я дождусь кого-нибудь еще, когда молитва закончится». Тот спросил: «Почему?» На это путник ответил: «Ты не знаешь Бога. Как ты можешь знать дорогу куда-либо?» Это в высшей степени мудро.

Наше общество без Бога лишается смысла, цели и своих координат. Пора анонимного христианства, пора просто христианских ценностей миновала. Сейчас, если мы хотим уцелеть, мы должны исповедовать веру в Единого Бога, веру, которая, безусловно, должна объединить и интегрировать российское общество. Атеисты представляют собой ничтожное меньшинство. Агностики — явное меньшинство. Большинство нашего общества является верующим, хотя и невоцерковленным. Не так уж много людей ходит в церковь, однако большинство на вопрос «Есть ли Бог?» ответит: «Да».

Из уважения ко всем этим людям, из уважения к великому религиозному прошлому нашей страны, из уважения к святителю Алексию Московскому, преподобному Сергию Радонежскому, князю Александру Невскому, князю Дмитрию Донскому мы должны внести в нашу Конституцию слово «Бог» в том или ином виде. Хотя бы, как это содержится в преамбуле греческой Конституции.

Так и до Деда Мороза дойти не трудно

Александр Никонов обозреватель:

— Главный жрец нашей светской страны выступил с предложением утвердить существование Бога законодательно. Причем существование Господа будет определяться не каким-то там кодексом, ведомственным распоряжением или инструктивным письмом Минздрава, бери выше — Главным законом страны, Конституцией! Там, по мысли патриарха Кирилла, продвигающего ведомственные интересы, необходимо упомянуть Бога. В конце концов, рассуждает он, упомянут же Бог в песне, которая служит гимном страны — «хранимая Богом родная земля…» Разницы между поэзией и законом Кирилл не видит.

Что же натолкнуло его на эту мысль — в Главный закон светского государства внести упоминание о Боге? И почему этого делать нельзя? Начнем с ответа на второй вопрос. Дело в том, что Конституция Российской Федерации запрещает любую идеологию. А религия, утверждающая веру в Бога, является одним из старейших на планете идеологических конструктов.

Потом, по мере развития цивилизации, возникли и другие мировоззренческие картины — коммунизм, фашизм, национализм, маоизм и их разновидности. Но все это — определенные идеологии, утверждающие картину мира и диктующие адептам линии поведения. И потому все они запрещены, ибо живем мы сегодня, к счастью, в свободном мире, где каждый сам для себя определяет линию жизни, а также систему взглядов на устройство мироздания. Иначе, если закон даст крен в сторону любой идеологии, люди, не разделяющие ее, окажутся в ущемленном положении. А у нас все равны согласно той же Конституции страны.

Чем же обосновывают служители культа свое требование об упоминании Бога в Конституции? Тем, что многие верят в Бога. Весьма странный аргумент! Многие граждане России небольшого возраста верят в Деда Мороза. Давайте внесем в Конституцию и Деда Мороза тоже. Многие верят в инопланетян. Давайте внесем туда и упоминание о неопознанных летающих объектах и зеленых человечках. Есть язычники — значит, надо внести богов во множественном числе. Есть атеисты, а значит, после каждого упоминания о Боге нужно вносить в скобках замечание — «если он существует»… Может, не стоит тогда вообще огород городить, внося в Основной Закон все, во что могут верить или не верить люди?

Читайте также: Опрос показал поддержку россиянами внесения изменений в Конституцию

Google newsGoogle newsGoogle news