Главное
Путешествуем ВМесте
Карта событий
Смотреть карту
Сторис
Что делать с незаконно установленными камерами? Полицейский с Петровки

Что делать с незаконно установленными камерами? Полицейский с Петровки

На каком основании к гражданину может подойти сотрудник полиции? Полицейский с Петровки

На каком основании к гражданину может подойти сотрудник полиции? Полицейский с Петровки

Какие существуют профилактические меры наркопреступлений?

Какие существуют профилактические меры наркопреступлений?

Как Москва встречала 9 мая

Как Москва встречала 9 мая

Соль

Соль

Что делать с закладчиками, если их увидел?

Что делать с закладчиками, если их увидел?

Кухня

Кухня

Русская печь

Русская печь

Хрусталь

Хрусталь

Гагарин

Гагарин

Смерть жены, инсульт и роковая встреча: последнее интервью каскадера Жарикова

Сюжет: 

Эксклюзивы ВМ
Общество
Смерть жены, инсульт и роковая встреча: последнее интервью каскадера Жарикова
Фото: «Тайны кино», 2017–2018 годы

Актер, каскадер и писатель Владимир Жариков ушел из жизни в возрасте 85 лет после продолжительной болезни. В марте 2024 года артист перенес инсульт. В последние годы уже очень пожилой Жариков, ставший в 90-е жертвой черных риелторов, скитался по Москве, изредка снимал жилье в Доме ветеранов кино, а когда заканчивались деньги, просился на постой к друзьям и даже ночевал в парках и на вокзалах. Летом 2023 года «Вечерняя Москва» разыскала Владимира Жарикова и расспросила его о жизни. Разговор с «ВМ» стал последним интервью знаменитого каскадера.

— Как случилось, что такой известный актер, каскадер, который снимался в том числе у Говорухина, остался без своего жилья, и как сейчас это все устроилось?

— Это были 90-е годы. Мы с супругой решили остаться в Москве и для этого приобрести здесь квартиру двухкомнатную. Кое-что продали, добавили сбережения свои. Цель у нас была очень простая: ходить в кино, театры, музеи, проехаться по Золотому кольцу, побывать в старинных русских городах, почувствовать вкус того времени. Тем более что я смоленский, а Смоленск — это город, который старше Москвы.

Смерть жены, инсульт и роковая встреча: последнее интервью каскадера Жарикова Фото: «Место встречи изменить нельзя», 1979 год

— И в итоге все ваши деньги пропали, а квартиру вы не получили до сих пор?

— Да. Когда мы однажды пришли к следователю, который вел наше дело, чтобы узнать, как идут дела, поймали или не поймали тех воров, он нам ответил: «Вы знаете, что вы все время жалуетесь? Мы искали-искали — ваших воров в России нет. Они где-нибудь уже на Средиземноморском побережье, купили себе дома красивые. Вы сами, добровольно, без принуждения, отдали деньги в руки воров. Они воспользовались ситуацией, собрали все это и смылись. И мы их не нашли. И наверное, не найдем. Дело закрыто и сдано в архив. Вылезайте сами из этой ситуации».

У него, видимо, тоже уже накипело. Но в некотором смысле он сказал нам правду. Другое дело, что можно обратиться в европейскую полицию, в Интерпол. Но он сказал, что им там отказали.

Это было в конце 1990-х годов. Я стал ходить, писать, чтобы какую-то компенсацию выделили, но ничего мы не получили. Супруга видела, что я переживаю, не могу ничего сделать, да у нее еще сердечко прибаливало. В общем, у нее тромб оторвался, и она умерла.

Я тоже через некоторое время пострадал — инсульт у меня случился. И у меня остались последствия: головные боли, кружится голова. Иногда она кружится до такой степени, что я теряю ориентацию и падаю. Но это бывает один — максимум два раза в неделю. Бывало, что я валялся и люди проходили мимо, потому что думали, что я пьяный.

Сейчас я живу в московском Доме ветеранов кино, уже постоянно. Мне делают большую скидку, почти в три раза меньше у меня плата. Сюда входят проживание и двухразовое питание.

А с этой ситуацией я писал во все организации. Для обманутых дольщиков у нас есть специальная организация в Министерстве труда и соцзащиты. В последний раз, когда я там был и спрашивал, как наши дела, когда что-то решится, мне чиновник сказал: «Ну, Владимир Юрьевич, вы живете в Доме ветеранов кино, у вас отдельная комната, вы там питаетесь и прочее, прочее. Там все у вас бесплатное». Я говорю: «Извините, период бесплатного давно закончился».

Чиновники говорят: «Обманутые дольщики — это большая проблема, по стране их более 200 тысяч. Потерпите, ваша очередь придет». Я надеюсь дожить до этого.

Смерть жены, инсульт и роковая встреча: последнее интервью каскадера Жарикова Фото: «Пираты XX века», 1979 год

— Как вы справляетесь со всем этим, как удается не падать духом?

— Меня, всех нас — детей, мама с детства научила оказывать сопротивление всему, что с нами происходит в жизни. Я родился 6 ноября 1938 года, через два месяца после ареста отца. А отец был арестован как пособник английской разведки. И нас вырастила мать. У нее было высшее музыкальное образование, она преподавала, потом ее отовсюду выгнали. Квартиру, в которой мы жили, захватил сосед. Он выкинул мать с нами, четырьмя детьми, на улицу, и начались скитания. Но я был совсем маленький и этого всего не помню.

Я помню примерно со школы. Меня там били, лупили, говорили: «Сволочь ты такая, враг народа». Вот у меня это осталось с того времени — нос сломали. В больнице его потом сложили, но не совсем правильно.

И вот тогда я начал понемногу обрастать навыками сопротивления. А научила нас этому мать. Она говорила, что жизнь такая штука, что в ней бывает все — и хорошее и плохое. А чтобы ты привык и переносил все это, у тебя должна быть хорошая закваска. И она говорила: единственное, чего я требую от вас, — читайте. Она приносила нам много книжек разных, и мы читали — везде и всегда.

И когда мы повзрослели, то поняли, что наша мать — великая женщина. Она не дала нам раскиснуть. Мы ее очень любили. Она нас любила, а мы — ее.

— Расскажите про свои профессии, вы ведь не сразу стали каскадером.

— Первое мое образование — геологоразведочный факультет. Я работал геологом. А потом я в армию ушел. У меня были очень интересные войска, где нас учили всему. Нас учили стрельбе из разных видов оружия, метанию ножей. Мы бегали по 15–20 километров с полным солдатским снаряжением.

Потом я окончил филологический факультет в одесском университете, поступил в аспирантуру. Окончил ее и защитил диссертацию кандидата философских наук.

И вот однажды я тренировался на берегу моря, делал сальто с обрыва (переднее, заднее сальто), падал и прочее, и ко мне подошел человек и говорит: «А зачем ты все это делаешь?». — Я говорю: «Поддерживаю форму. Я служил в армии, нас всему этому научили, и мне терять этого не хочется. Я тренируюсь постоянно». — Он говорит: «Ты понимаешь, я режиссер (фамилия его Черный была) и снимаю фильм «Порт». Там есть сцена драки в ресторане между немецкими и румынскими офицерами». — В этом фильме, кстати, была первая роль Георгия Георгиу (он потом сыграл в ленте «Табор уходит в небо»). И вот мы сделали там драку. У нас там все летело, кувыркалось, уничтожалось — столы, стулья…

А после этого «Порта» я снялся еще в одной картине, а потом меня пригласил Станислав Сергеевич Говорухин в картину «Место встречи изменить нельзя». Там я сделал примерно 90 процентов всей каскадерской работы. Я дублировал регулировщицу, которую сбивает Фокс, дублировал официантку, которой Фокс разбивает стекло, затем был в «Студебекере», который падает в Яузу. Бандит, который играет ножичком между пальцами, — я тренировался сначала с карандашом, а потом с ножом.

Потом я у Говорухина как у режиссера снялся еще в трех картинах: «Приключения Тома Сойера», «Дети капитана Гранта», «Десять негритят». Еще он написал сценарии к фильмам «Пираты XX века» и «Тайны мадам Вонг» — там я тоже снялся.

Смерть жены, инсульт и роковая встреча: последнее интервью каскадера Жарикова Фото: «Перемена участи», 1987 год

— Владимир Юрьевич, расскажите, пожалуйста, как вы сейчас живете, чем занимаетесь и есть ли у вас какие-то связи с кино, с каскадерами.

— Я снимался только в советском кино. В 90-е годы почти не снимался. Снялся только в одном фильме — «Посторонний» — в главной роли. И фильм этот стал лауреатом международного кинофестиваля «Золотой витязь». А я стал лауреатом вместе с режиссером. Потом фильм еще стал лауреатом международного кинофестиваля под названием «Русское кино». Он проходил в Сен-Рафаэле.

Вообще у меня много профессий, но сейчас я в основном пишу — издал уже семь книг. Сейчас у меня в процессе издания новая книга, проходит редактирование, она называется «Незваный гость». В ней говорится о том, что Земля — это наш единственный дом. Я разговаривал со знакомым астрофизиком, и он говорил мне, что такой другой планеты нет. Этой проблемой занимаются уже 60 лет. Что человеку нужно? Воздух, вода и земля. И он говорит мне, что всего этого ни на одной планете нет. Человек на Земле — незваный гость. Он ведет себя не как хозяин, он ее не бережет, а уничтожает. И не осознает, что роет себе могилу. Уничтожит природу — уничтожит себя.

Еще я сейчас пишу дневник.

— Этот дневник — что-то вроде мемуаров?

— Ну да. У меня был дневник, где я записывал все, что со мной происходило. Где-то с 1970 года. Я писал и в дороге. Автобусом я еду или в самолете лечу на съемки — расписываю, что я там делаю. И свои мысли. Пытаюсь какие-то события осмыслить и дать им свою оценку. Это моя личная оценка. Я не претендую на объективность. Издам — кто почитает, тот почитает.

— Вам кто-то помогает с изданием книг?

— Никто, я делаю все сам. Мне помощь не нужна, потому что я не уверен в том, что человек мыслит так же, как и я, и может мне помочь. Может навредить, а не помочь.

— Но есть же друзья у вас.

— Друзей у меня нет. У меня были друзья. Но, как говорит китайский мудрец Лао-цзы, если тебя обманули раз, можешь быть уверен, что тебя обманут и второй раз, и третий. С таким человеком кончай все отношения, забудь о нем навсегда, выбрось его из своей жизни. Вот я так и делаю.

Смерть жены, инсульт и роковая встреча: последнее интервью каскадера Жарикова Фото: «Артем», 1978 год

— А с Союзом кинематографистов как-то общаетесь, они вас приглашают?

— Да, приглашают на встречи со зрителями. Правда, это все бесплатно для меня, без гонорара.

— С жильем они вам помочь не могут?

— Откровенно говоря, мне жилье не нужно. Мне нужна только регистрация. Она у меня в городе Дубне. А московской регистрации нет. У меня нет даже социальной карты. Я даже в транспорте плачу.

— Вы смотрите кино сейчас?

— Советское в основном. Старые фильмы.

— Новые фильмы, современные, совсем не смотрите?

— Я сразу скажу слова великого Феллини. Это гениальный итальянский режиссер, который снял много замечательных фильмов, ставших классикой кино. На вопрос журналистки о том, какой киножанр он предпочитает — приключенческий, трагический или другой, режиссер сказал: «Я принимаю любой фильм и не делю кино на жанры. Но я делю кино на то, которое несет в себе духовную силу, нравственные отношения между людьми. Я признаю эти фильмы нужными и полезными. Остальное — барахло». Сказал это и попрощался. Вот этого нет — нравственного и духовного воспитания!

С чего начинается картина? Обязательно какие-то отношения с женщиной, обязательно он тащит ее в постель, они пьют что-то такое, бутылки стоят, обязательно надо выпить, закусить. Потом обязательно начинаются какие-то взаимоотношения, интриги и так далее. Зачем этот мусор? Весь этот бред и сброд надо выбросить к чертовой матери. Нет там никакой духовности — одни скандалы, ссоры, ревность, убийства и воровство. Вот и все.

Знаменитый каскадер Владимир Жариков снялся в полутора десятках советских фильмов, среди которых «Десять негритят», «Пираты ХХ века», «В поисках капитана Гранта» и другие. Наиболее известная его работа — фильм Станислава Говорухина «Место встречи изменить нельзя», где Жариков поставил и выполнил почти все трюки, а также сыграл роль одного из членов банды «Черная кошка».

Смерть жены, инсульт и роковая встреча: последнее интервью каскадера Жарикова Фото: Вечерняя Москва
Спецпроекты
images count Мосинжпроект- 65 Мосинжпроект- 65
vm.ru

Установите vm.ru

Установите это приложение на домашний экран для быстрого и удобного доступа, когда вы в пути.

  • 1) Нажмите на иконку поделиться Поделиться
  • 2) Нажмите “На экран «Домой»”

vm.ru

Установите vm.ru

Установите это приложение на домашний экран для быстрого и удобного доступа, когда вы в пути.