Главное
Карта событий
Смотреть карту

"Из Москвы с любовью": Авиабезопасность и ситуация с полетами

Сюжет: 

Монитор. Сообщества в эфире
Общество
9 ноября в программе «Монитор» сетевого вещания «ВМ» в рамках рубрики «Из Москвы с любовью» ведущие обсудили с экспертами вопрос авиабезопасности.

Что сейчас происходит в аэропортах? Усилены ли меры безопасности? Отменяют ли рейсы? Как ведут себя пассажиры - не отказываются ли от полетов, не боятся ли? Проверяют ли авиакомпании?

В программе приняли участие эксперты:

Джованни САВИНО - журналист, историк (Рим, Италия), Елизавета НИКИТИНА - журналист, (Буэнос-Айрес, Аргентина), Екатерина ЦАРАНОК - эксперт по политической коммуникации, исполнительный директор "EduCouncil" в Брюсселе (Брюссель, Бельгия), Владимир СНЕГИРЕВ – собственный корреспондент газеты «Вечерняя Москва» по странам Центральной и Восточной Европы, (Прага, Чехия), Руслан ВОРОБЬЕВ - предприниматель, (Париж, Франция), Анна ЧИСТОВА – главный редактор SmartTrip.ru, (Бангкок, Таиланд), Екатерина ИВАНОВА - гид и переводчик тур оператора Mexico Experts Travel (Мехико, Мексика), Ксения НИКУЛИНА – преподаватель, (Лондон, Великобритания), Александр КАРГАЛЬЦЕВ – художник, (Нью-Йорк, США)

Студия: Друзья, а сейчас мы отправляемся в путешествие. Мы в шоке от того, что произошло в Египте. Наших туристов сейчас вывозят со всеми мерами предосторожности из Египта. Люди начали бояться летать. Мы решили узнать, что происходит с людьми по всему миру в связи с авиационной катастрофой, с авиационной безопасностью разных столиц разных государств. С нами на связи Екатерина Царанок, эксперт по политической коммуникации “Edu Council”, Брюссель, Бельгия. Екатерина, здравствуйте. Скажите, пожалуйста, как люди реагируют на ситуацию, сложившуюся в результате катастрофы российского лайнера над Египтом?

Екатерина Царанок, Брюссель: В средствах массовой информации эта ситуация очень широко освещается. Я не могу сказать, что есть какие-то дебаты, потому что все понимают, что это большая-большая трагедия. Конечно же, все скорбят, все комментарии и все статьи имеют очень критический тон. Что касается бельгийцев, то мне кажется, что для них эта катастрофа прошла немножко незаметно, потому что, к сожалению, она совпала с праздником Хеллуин. Мне показалось, что бельгийцы были более озабочены тем, как выбрать костюм на праздник, нежели тем, что погибли люди.

Студия: В итоге, как отразилась эта ситуация на авиаперевозках в Брюсселе?

Екатерина Царанок, Брюссель: Не очень сильно отразилась. На сайте аэропорта никаких заявлений не было. Я последнее время много летала сама, и не могу сказать, что произошли какие-то изменения с точки зрения безопасности. Меня насторожило то, что заявление министерства иностранных дел Бельгии последовало достаточно поздно, только 5 ноября. Они заявили, что не рекомендуют бельгийцам летать в Египет, кроме тех ситуаций, когда это экстренно необходимо. Я думаю, это связано с тем, что один из сотрудников брюссельского аэропорта был завербован джихадистами в Даэш. Компания JetAir, которая является очень крупным чартерным авиаперевозчиком, первым делом отправила трех человек, трех агентов в Египет не для того, чтобы они проверяли сумки, чемоданы, пассажиров, а для того, чтобы проверять, кто в Египте проверяет сумки чемоданы и пассажиров.

Студия: Как бы вы охарактеризовали систему безопасности в бельгийских аэропортах: строгая, нестрогая, лояльная, жесткая?

Екатерина Царанок, Брюссель: Система безопасности очень жесткая. Заставляют раздеваться, разуваться, по крайней мере, личный досмотр проходит по всем параметрам.

Студия: Как реагируют на это граждане? Это стало привычкой или это такая досада?

Екатерина Царанок, Брюссель: Это уже стало привычкой, и, поскольку, речь идет о нашей жизни, о нашей безопасности, все относятся к этому с пониманием. Наверное, сами люди хотели бы, чтобы система безопасности была больше жесткая, чем лояльная. И не смотря на строгую систему безопасности бельгийских аэропортов некоторые компании, например, израильские авиалинии, устраивают свой собственный контроль, не пройдя который, вы не можете пройти на посадку.

Студия: Дополнительный контроль касается всех пассажиров или же людей высматривают, выдергивают и уже с ними работают?

Екатерина Царанок, Брюссель: Я в данный момент говорю только про израильские авиалинии, они проверяют только всех своих пассажиров. Контроль начинается уже на регистрации, а те, кто не понравился, их проверяют усиленно. Сумки же открывают всем.

Студия: На основе чего, как вы думаете, одних проверяют, а других нет?

Екатерина Царанок, Брюссель: В аэропорту Брюсселя часто устраивают такие акции, когда каждого 10ого или каждого 12ого пассажира они берут на контроль.

Студия: Вы на себе ощущали когда-нибудь пристальное внимание служб безопасности, какую-нибудь предвзятость?

Екатерина Царанок, Брюссель: Нет, никогда, но, конечно, меня всегда расстраивает, что они заставляют снимать обувь на каблуках, и приходится босиком проходить.

Студия: Есть ли случаи, когда люди отказываются менять билеты?

Екатерина Царанок, Брюссель: Я слышала, что такие компании, как JetAir, Томас Кук приостановили вылет в Египет точно до 12 ноября, а дальше они хотели ситуацию еще раз переоценить. Многим людям они предлагают компенсацию или обменять билет на билет в другую страну. Люди этим пользуются, потому что не хотят терять свои отпуска. Я слышал о такой подобной ситуации с другой стороны: два гражданина Бельгии возвращались обратно в Брюссель авиакомпанией JetAir. Все пассажиры прошли на посадку, а их с полета сняли, объявив, что это с целью безопасности. На удивление, эти люди имели русскоязычные фамилии. Единственная компания, которая их взяла на борт из Египта в Брюссель была Аэрофлот. На последних нескольких рейсах из Египта в Бельгию люди летели без багажа.

Студия: Как вы считаете, кого в бельгийском аэропорту остановят и подвернут полной проверке?

Екатерина Царанок, Брюссель: Я общалась со своими друзьями, они смуглые, так скажем, с большей пигментацией кожи, чем у нас, с темными волосами, молодые ребята 32-35 лет, их останавливают очень часто.

Студия: Большое спасибо. Екатерина Царанок, эксперт по политической коммуникации “Edu Council”, Брюссель, Бельгия. А сейчас отправимся вниз, на Юг. Джованни Савино, журналист, историк из Рима, Италия. Нас интересует насколько ситуация с авиаперевозками в Италии усложнилась, стала строже?

Джованни Савино, Рим: Особая напряженность с авиабезопасностью в Италии была в 70-х годах. Там были террористы: красные, черные. Все они были из разных стран, например, из Палестины. С того времени в Италии всегда усиленные меры безопасности. В аэропорту Фьюмичино в 85 году террористы расстреляли людей. С тех пор у израильской авиакомпании Эльаль всегда собственная охрана. Но особых мер безопасности нет на вокзалах и портах, только в аэропортах.

Студия: Что-нибудь изменилось в связи с катастрофой?

Джованни Савино, Рим: Да, компания EasyJet отменила все рейсы из Милана в Шарм-эль-Шейх. Каких-то дополнительных мер безопасности нет, потому что непонятно, кто причастен был к этой бомбе.

Студия: Какие настроения среди пассажиров в Италии? Есть ли случаи, когда люди отказываются от полетов, меняют билеты?

Джованни Савино, Рим: Это достаточно редко бывает, по правде говоря. Это грустно, но пока такая ужасная катастрофа не касается непосредственно страну, то она мало кого волнует. Да, всем жалко, но никакой истерики нет. Единственное, министерство иностранных дел не советует путешествовать в Египет. Могу сказать, что сейчас из-за экономического кризиса мало кто летает в Шарм-эль-Шейх. Также в ноябре обычно итальянцы не путешествуют, для нас это не сезон.

Студия: Велика ли вероятность, что если мы отправимся в Рим, что нас остановят и будут досматривать, и кто нас будет досматривать?

Джованни Савино, Рим: За всю мою жизнь меня никогда не останавливали, разве что проводили дополнительное интервью, когда я летал из Москвы в Нью-Йорк. В Италии это обычно выглядит так: человека просят отойти в сторону, а потом ведут в полицейских участок или к пограничникам и проверяют документы, могут даже попросить раздеться для проведения личного досмотра.

Студия: А кто это делает? Если, например, это мусульманская женщина?

Джованни Савино, Рим: Обычно, если мужчина, это мужчина, если женщина, то женщина. По религиозному принципу, думаю, нет никаких специальных форм досмотра.

Студия: Спасибо большое. Джованни Савино, журналист, историк из Рима, Италия. А у нас сегодня дебют. Елизавета Никитина, журналист из Буэнос Айреса, Аргентина. Здравствуйте, скажите, в связи с трагедией, может быть в аэропортах Аргентины была усилена безопасность?

Елизавета Никитина, Буэнос Айрес: Вы же представляете, где находится Аргентина? В самом хвосте мира, рядом с Антарктидой, и события мировые здесь имеют очень маленький резонанс, всегда. Русские каналы, газеты выражали соболезнования. Но средний класс аргентинский он летает, обычно, в Бразилию. Здесь не принято проводить отпуск в Египте, на Ближнем Востоке.

Студия: Одна из версий, которая муссируется в интернете, говорит о террористическом акте. В связи с этим делают какие-нибудь правительственные заявления, предупреждения?

Елизавета Никитина, Буэнос Айрес: Нет, потому что единственный теракт в истории Аргентины произошел в израильском посольстве, куда подложили бомбу. Тогда погибло 22 человека. Он до сих пор расследуется. Здесь особо не проверяют. В багаж можно брать литровую бутылку воды. Единственное, компании, которые летают в Америку проводят свой собственный досмотр, но если вы летите в Европу, то можно брать бритвы, ножы. Это в том числе спровоцировано расслабленным отношением латиноамериканцев к работе и к жизни вообще.

Студия: Как аргентинцы относятся к ритуалу взлета и посадки? Есть, например, у аргентинцев традиция аплодировать?

Елизавета Никитина, Буэнос Айрес: Нет, они не аплодируют. Обычно, аргентинцы делают трансатлантический перелет раз в жизни. Это очень дорого, накладно. Относятся аргентинцы к жизни легко. У почти каждого аргентинца есть бабушка или дедушка, которые приехали из голодающей военной или предвоенной Европы. Они садились на корабль, зная, что никогда больше не увидят свою семью. Это была авантюра, на которую сейчас пускаются эмигранты с Ближнего Востока, отправляясь в Европу. Рисковые люди относятся к жизни легко.

Студия: Может ли аргентинец напиться у себя в самолете? Возможен ли пьяный дебош и что тогда будет?

Елизавета Никитина, Буэнос Айрес: Аргентинцы не напиваются. Это, наверное, больше итальянское наследие, чем испанское.

Студия: Спасибо большое. Елизавета Никитина, журналист из Буэнос Айреса, Аргентина. А мы отправимся во Францию. Руслан Воробьев, предприниматель из Парижа. Какова была безопасность в аэропортах до этой трагедии? Жесткая? Могли человека выдернуть из толпы?

Руслан Воробьев, Париж: С 1 января этого года была введена обновленная процедура проверки пассажиров. Всех стали проверять на взрывчатку. Людей в аэропортах заранее об этом не уведомляли. Это, можно сказать, было предвестником. Летит, например, самолет Люфтганзы из Москвы в Париж через какой-нибудь пересадочный хаб, например, через Швейцарию, и несмотря на то, что в Москве всех проверили, всех людей заново подвергают полной процедуре контроля. Это происходит, потому что доверие к российским службам контроля минимальное. И повторная проверка происходит несмотря на пересадку в 35 минут.

Студия: Есть ли какие-то предупреждения относительно полетов в Египет?

Руслан Воробьев, Париж: Египет не очень популярное направление. Все-таки Египет бывшая английская колония и по-французски там мало кто говорит и понимает. Французы больше любили летать в Алжир, Тунис, Марокко. Честно говоря, не столкнулся с какой-нибудь серьезной информационной волной против Египта.

Студия: Спасибо большое. Руслан Воробьев, предприниматель из Парижа. Отправимся в Чехию, где нас ждет наш собственный корреспондент по странам ЦВЕ газеты Вечерняя Москва Владимир Снегирев. Что происходит сейчас в Чехии в связи с трагедией?

Владимир Снегирев, Прага: На днях летал из Праги в Венецию и из Болони в Прагу. Ничего особенного я не обнаружил.

Студия: Если ничего не изменилось, то, каким вы оцениваете порядок?

Владимир Снегирев, Прага: Он жесткий, безусловно. Жестче, чем в Москве. Там все выкладываешь до последней бумажки. Но я к этому привык. Во всех аэропортах еврозоны одинаковый стандарт. Что в Праге, что в Берлине, что в Мадриде. Здесь все бурно обсуждают эту ситуацию. Все понимают, что такое может произойти с каждым самолетом, в том числе и с чешским.

Студия: Если люди понимают, то, может быть, сдают билеты?

Владимир Снегирев, Прага: Нет, я о таких случаях пока не слышал и в газетах пока ничего не сообщают. Летают, как летали. Но у чехов много альтернативных вариантов. Например, Карибы. Туда много льготных путевок.

Студия: Возможно ли, что в чешском аэропорту тебя остановят?

Владимир Снегирев, Прага: Да, например, вы стоите в очереди, а к каждому начинает подходить девушка и спрашивать: что вы делали в Чехии, с кем общались, что у вас в багаже?

Студия: А как люди на это реагируют?

Владимир Снегирев, Прага: Нормально, на таких "допросах" буянят редко.

Студия: Спасибо большое. А мы отправимся теперь в Таиланд к Анне Чистовой, главному редактору SmartTrip.ru. До всех трагических событий, как вы оцениваете безопасность в аэропортах Таиланда: как строгую, халявную, ленивую?

Анна Чистова, Бангкок: Что во внутренних аэропортах, что в международных, все службы безопасности достаточно незаметны. Но при этом она достаточно сильная. Все сотрудники проходят серьезную психологическую подготовку, помимо того, что они достаточно хорошо развиты физически. Поскольку это никто не замечает, большинство оценивает безопасность в аэропортах, как халявную.

Студия: Существует ли мнение у туристов, что через тайский аэропорт можно что-нибудь провезти и может проканать.

Анна Чистова, Бангкок: Такого мнения не существует. Можно провести фрукты. Вы всегда увидите, что большинство туристов везет пластиковые контейнеры с упакованным фруктами. Это входит в разрешенный список продуктов.

Студия: Усилились ли меры безопасности после сообщений о трагедии с российским лайнером?

Анна Чистова, Бангкок: У нас усилились меры безопасности, когда 17-18 августа в Бангкоке прогремели первые взрывы. Первый взрыв унес жизни порядка 20 человек. Более 150 были ранены. Это было в международном торговом и финансовом центре. Сейчас все машины, которые туда въезжают, проверяются.

Студия: Скажите, а эту новость трагическая о гибели пассажиров насколько обсуждают в Таиланде?

Анна Чистова, Бангкок: после взрывов в Бангкоке большинство туристов Китая, Кореи и Вьетнама начали отказываться от своих поездок. А в Египет люди не отказываются лететь.

Студия: Могут ли сейчас путевки в Таиланд стать привлекательнее египетских?

Анна Чистова, Бангкок: Таиланд всегда конкурировал с Египтом в ценовом отношении. Да, в королевстве ожидают приток российских туристов.

Студия: Спасибо большое. Летим дальше. В Нью-Йорк, США. Александр Каргальцев, художник. Вот, где самая строгая безопасность. Давайте поговорим о том, что изменилось в связи с трагедией над Египтом и изменилось ли?

Александр Каргальцев, Нью Йорк: Ничего не изменилось. Дело в том, что после теракта 11 сентября все так жестко, что жестче уже некуда.

Студия: В чем это проявляется?

Александр Каргальцев, Нью Йорк: Даже если это внутренний перелет вас заставляют разуваться. Последний раз, когда я летел, у меня забрали абсолютно все баночки, даже самые маленькие. Если что-то не видно, то щупают в перчатках.

Студия: Как к этому относятся?

Александр Каргальцев, Нью Йорк: Спокойно. Процедура есть процедура. Никто не хочет падать.

Студия: Могут ли кого-то смотреть подробнее?

Александр Каргальцев, Нью Йорк: Нет, не думаю. Рентген для всех одинаковый.

Студия: Стало ли новостью для Штатов наша трагедия?

Александр Каргальцев, Нью Йорк: Это прозвучало, прособолезновали. В русской диаспоре это очень обсуждается.

Студия: Кто-нибудь сдал билет из-за этого?

Александр Каргальцев, Нью Йорк: Нет, это произошло где-то, никто не знает где. Где Египет? Где Россия?

Студия: Спасибо. Скажите напоследок, американские пассажиры аплодируют?

Александр Каргальцев, Нью Йорк: Иногда, да. Особенно, когда жесткая посадка.

Студия: А мы сейчас сразу переместимся в Мексику. Екатерина Иванова, гтд и переводчик туроператора Мехико Экспертс Трэвел. Мы сейчас пообщались с Аргентиной и выяснили, что нет системы более расслабленной, чем аргентинская. Вы можете опровергнуть это?

Екатерина Иванова, Мехико: В Мексике кажущаяся расслабленность, но на самом деле все под контролем. Колющие и режущие предметы у вас отберут, жидкости отберут. Проверят ремни, обувь. Если у вас собака, то ее тоже осмотрят.

Студия: А люди как к этому относятся?

Екатерина Иванова, Мехико: В Мексике люди очень терпеливы ко всем законам и правилам.

Студия: Вы замечали в Мексике постепенное ужесточение этих правил?

Екатерина Иванова, Мехико: Нет. Здесь один раз ужесточилось после 11 сентября и так и осталось. Когда сюда прилетаете, это то, чего нет в других странах, вы нажимаете кнопку, и загораются лампочки, как светофор. Либо зеленый, либо красный. В зависимости от цвета вас досматривают или нет. Это лотерея. Но пограничники прекрасные психологи, и если вы что-то везете и вам выпал зеленый, они сразу это поймут.

Студия: Синайская трагедия как-то отразилась на мексиканцах?

Екатерина Иванова, Мехико: Это слишком далеко для них.

Студия: Спасибо большое. А сейчас в Лондон. К Ксении Никулиной, преподавательнице. Великобритания самым резким образом отреагировала.

Ксения Никулина, Лондон: Люди запаниковали очень сильно. Запаниковал премьер-министр. 20 тысяч британцев остались в Шарм-эль-Шейхе. Только недавно начали вылетать самолеты. 1500 человек вернулось домой в это воскресенье. То есть там еще остается достаточное количество людей. Это изначально подавалось как теракт.

Студия: Заявления исходят от премьер-министра? У нас, например, глава ФСБ выступил с отдельными заявлениями. Если что-то подобное от служб безопасности?

Ксения Никулина, Лондон: Конечно, это поступает от них. Говорит, что планировался теракт. Но у нас вся информация идет через премьер-министра. Сейчас никто не будет продавать туда туры.

Студия: Спасибо большое.

Подкасты