втр 22 октября 17:47
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

«Два дня искали мы… Серегу»

Мосгорсуд выпустил из СИЗО виновника ДТП у «Славянского бульвара»

Как будут отдыхать россияне на ноябрьские праздники

Каховскую линию закроют на реконструкцию 26 октября

Появилось видео с места убийства двух человек в Новой Москве

Эдгард Запашный: Цирк для зоозащитников — инструмент самопиара

Синоптики предупредили о снижении температуры в столице

Названа доля семей, которым хватает средств на еду и одежду

Кинолог рассказал, чем лучше кормить собак

«Готовим законопроект о запрете аниме»: как японцы обидели Поклонскую

Трамп объяснил, почему начали процедуру импичмента

Путешественники назвали способы борьбы с джетлагом

Чем опасно долгое использование смартфона

Михаил Ефремов: Горбачев спас Россию

«Два дня искали мы… Серегу»

Галина Крылова считает, что адвокат Доренко пытается затянуть судебный процесс

[i]Процесс под условным названием [b]«Мэр Москвы Юрий Лужков против ОРТ и авторской программы Сергея Доренко», [/b]который сейчас идет в Останкинском межмуниципальном суде, уже наделал много шума. Прежде всего, конечно, тем, что в качестве истца и ответчика на нем выступают известные личности. Интересы истца на процессе представляет известный столичный адвокат [b]Галина Анатольевна Крылова[/b]. Нам удалось встретиться с ней в зале суда в перерыве между заседаниями и задать несколько вопросов.[/i] [b]— Вы считаете, что ответчик специально затягивает процесс, надеясь таким образом выиграть необходимое ему время? Например, дотянуть до 19 декабря — дня выборов мэра? [/b] — Да, конечно, именно таково мое мнение. Наверное, для людей, не обладающих специальными юридическими знаниями, все происходящее покажется несколько странным. Но мне как квалифицированному юристу все вполне очевидно. Ответчик, как может, пытается затянуть процесс. Посмотрите, что происходит. Лично Сергей Леонидович Доренко побывал в зале заседания только в день начала судебного процесса, 24 ноября. И то только для того, чтобы сняться на скамье подсудимых в железной клетке, куда ему, между прочим, никто не предлагал заходить. С представителем господина Доренко, адвокатом Анатолием Блиновым, вообще творятся чудеса — то он в срочном порядке ложится в больницу, где его экстренно должны прооперировать, то вдруг быстро выписывается оттуда и исчезает в неизвестном направлении. Представители суда даже не смогли вручить им повестки. Господину Доренко повестку приносили домой, но на звонки в дверь никто не откликнулся. Столь же неудачно закончилась и попытка передать ему повестку через администрацию ОРТ. Вызов в суд в телекомпании, конечно, приняли, но до адресата он почему-то так и не дошел. В итоге в понедельник, 29 ноября, суд начался без ответчика. Законодательство позволяет это делать в том случае, если в течение двух раз одна из сторон не является на процесс без уважительной причины. Суд посчитал, что он исчерпал все способы для вызова ответчика или его представителя. Но не караулить же в самом деле заседателям господина Доренко возле дверей его квартиры или у входа в «Останкино»! Таким образом, суд принял мои доводы о том, что ответчик специально затягивает слушание. [b]— ОРТ и Доренко грозит довольно крупный штраф в случае проигрыша дела. Насколько известно, Юрий Михайлович Лужков намерен взыскать с телекомпании и ведущего 450 миллионов рублей за оскорбление чести, достоинства и дискредитацию деловой репутации. Если же интересы ответчика никто не представляет, у него резко уменьшаются шансы на победу. Неужели руководство Первого канала и сам Сергей Леонидович этого не понимают? Или им главное — не победа, а участие?[/b] — Что касается Доренко, то для него нынешний процесс, конечно же, — очередное политическое шоу, где он намерен набрать дополнительные очки. Конечно же, он умный человек и, думаю, прекрасно понимает, что неучастие в процессе его самого и его представителя резко снижают шансы на победу. Но в таком случае, надо полагать, он осознает и то, что в суд нужно приходить не с пустыми руками, а приносить конкретные документальные доказательства. Пока же за все время с момента начала процесса ни судьи, ни прокурор, ни адвокат не увидели ни одного документа, который бы подтверждал звучащие в авторских программах Сергея Доренко обвинения в адрес моего доверителя. Вы поймите, Доренко — профессионал. Он блестяще владеет приемами воздействия на аудиторию. Но пока что все его обвинения являются голословными. Да, можно показать в телекамеру текст какого-либо документа или статьи, но где гарантия того, что там написано именно то, о чем говорит ведущий. Особенно если текст написан на иностранном языке. Вот когда документ, доказывающий неправомерные действия моего доверителя, ляжет на стол судебных заседателей, тогда можно будет вести конкретный разговор. [b]— Какова линия защиты непосредственно телекомпании ОРТ?[/b] — Мое мнение таково: ОРТ пытается всячески откреститься от Доренко, ссылаясь на то, что программа Сергея Леонидовича является авторской и руководство компании не может отвечать за его высказывания. Однако суд интересовали правоустанавливающие документы о том, на каких условиях выходит авторская программа Сергея Доренко в эфир и каковы условия трудового договора между Первым каналом, программой «Время» и лично Сергеем Леонидовичем. Представитель ОРТ представила суду копию трудового соглашения, по которому Сергей Доренко назначался руководителем творческой группы по подготовке его авторской программы с 3 сентября по 31 декабря 1999 года с окладом 28 тысяч рублей. Хочется отметить, что первая авторская программа Сергея Доренко вышла уже 5 сентября. То есть через два дня после создания творческой бригады. Выяснилось также, что между ОРТ и Сергеем Леонидовичем существует трудовой договор. [b]— Во вторник, 30 ноября, адвокат господина Доренко наконец-то посетил процесс. Как вы можете оценить работу своего процессуального противника?[/b] — В правовом отношении очень слабо. Потому что, по-видимому, он не располагает никакими документальными доказательствами «вины» моего доверителя. Я повторюсь, суд пока что не увидел ни одного документа. Однако мой процессуальный противник блестяще занимается казуистикой. За несколько дней процесса мне не удалось получить ни одного конкретного ответа на поставленные вопросы. Господин Блинов пытается свести все к тому, что в передачах Доренко не прозвучало никакой информации, а были лишь суждения Сергея Леонидовича. Целый день суд потратил на то, чтобы выяснить, что такое мнение и что такое информация. И это благодаря «стараниям» господина Блинова, который пытается увести слушание от сути предъявленного иска. Еще в его «арсенале» — ходатайства о вызове в суд свидетелей, которые заведомо могут не прийти. [b]— Исковое заявление Юрия Лужкова — только по трем существенным моментам: истец требует опровергнуть информацию, прозвучавшую в авторских программах Сергея Доренко 5 сентября (о состоянии мэра, оцененном в 300— 400 миллионов долларов), 26 сентября (о якобы потраченных деньгах москвичей на возведение в Испании скульптуры Церетели) и 3 октября (о получении семьей мэра незаконных доходов через оффшорные зоны и компанию «Мабетэкс»). Что, со всеми остальными обвинениями, прозвучавшими в эфире, Юрий Михайлович согласен?[/b] — Ну что вы! За этим иском, скорее всего, последуют другие. Более полную информацию я вам просто пока не могу дать. Просто в силу профессиональной юридической этики. [b]— А что это за история с сайентологами? Как вы можете объяснить ваше присутствие на фотографии и наличие ваших имени и фамилии в списках, демонстрируемых Доренко?[/b] — Я представляю интересы многих религиозных организаций, но это не означает, что я являюсь их членом. Так, на процессе в Конституционном суде России я представляла христианскую церковь «Православие». Это не значит, что я член этой церкви. Существует масса фотографий со «Свидетелями Иеговы» и даже по ОРТ демонстрировалось мое интервью о ходе процесса в отношении них в Головинском суде г. Москвы. Однако это вовсе не означает, что я принадлежу к этой религиозной организации. На фото, которое демонстрировал Доренко, я запечатлена как с сайентологами, так и с другими гостями, приглашенными на ежегодный праздник в 1997 году в Лос-Анджелесе одной из учрежденных сайентологами организаций. Это не значит, что я являюсь членом сайентологической церкви и разделяю ее учение. Что касается списков, в которых была моя фамилия, я не знаю, что они из себя представляют. Понимаете, так ведь человека можно обвинить во всех смертных грехах. А практикующего юриста тем паче. Чем больше он ведет процессов в качестве защитника, тем больше к нему поводов придраться. Адвокат ведь обязан защищать всех, даже убийц. Вы знаете, Московская городская коллегия адвокатов, куда я вхожу, раза два-три в месяц обязует меня выступать в качестве государственного защитника, то есть я должна представлять интересы тех граждан, которые не могут самолично оплачивать работу адвоката. Мне мои друзья и родные говорят: «Какое счастье, Галя, что ты никогда не защищала, к примеру, членов солнцевской группировки. А то наверняка бы тебя заподозрили в преступной связи с ними». [b]— Сколько лет вы уже практикуете? [/b] — Восемь лет я работаю адвокатом. До этого девять лет была прокурором Московской городской прокуратуры. Выступала в качестве гособвинителя. [b]— Вы первый раз представляете интересы Юрия Михайловича в суде?[/b] — Нет. В 1996 году я уже представляла Юрия Михайловича Лужкова и Валерия Павлиновича Шанцева в Московском городском суде и Верховном суде, когда их пытались обвинить в незаконном участии в выборах на посты мэра и вице-мэра. [b]— Процесс выиграли? [/b] — Да. [b]— Значит, вас неверно иногда называют семейным адвокатом Лужковых? [/b] — Конечно же, нет. Я никогда не была ничьим семейным адвокатом. Я представляю интересы тех, кто ко мне обращается. [b]— Ваши прогнозы по поводу исхода нынешнего дела.[/b] — Я считаю, что у нашей стороны достаточно много шансов одержать победу.

Новости СМИ2

Сергей Лесков

Все, что требует желудок, тело и ум

Георгий Бовт

Верен ли российский суд наследию Александра Второго Освободителя?

Оксана Крученко

Соседи поссорились из-за граффити

Александр Никонов

Искусственный интеллект Германа Грефа

Ольга Кузьмина  

Выживший Степа и закон бумеранга

Ирина Алкснис

Экология: не громко кричать, а тихо делать

Александр Лосото 

Бумажное здравоохранение