Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

Ловцы жемчуга раков и рыбу игнорируют

Общество
Ловцы жемчуга раков и рыбу игнорируют
Мидии на дне Строгинской поймы / Фото: Андрей Федоров, «Вечерняя Москва»
Несколько речных мидий, внутри которых вдруг оказались крошечные жемчужины, гордо лежат на полке в серванте— это результат участия корреспондента «ВМ» в чемпионате России по подводной охоте, который лет десять назад проходил в Строгинской пойме. Интересно, есть ли сегодня такие богатства в бывшем песчаном карьере? Мы решили попытать удачу.

Строгинская пойма. Бескрайние подводные поля мидий. Чем глубже, тем крупнее. Со мной двое ребят из клуба «Морские охотники». Сегодня им придется нырять не за окунем или муренами, а за обычными речными ракушками.

— Ловим только мидий,— говорю парням.— Размером с ладонь. Мелочь не трогаем.

— А раков берем? — улыбается Саша.

— Берем. Фоткаем и выпускаем.

На мне — легкий гидрокостюм. А профессиональным охотникам придется работать на глубине до 12 метров, где собачий холод и кромешная тьма. Без мощного фонаря ничего не увидишь.

Начинаем с малых глубин. Три… пять метров. Вода «зацвела», в водоемах «лето» наступило на три недели позже. Мириады микроорганизмов устремились к поверхности — к солнышку и теплу. Плывешь, как в тумане.

Ловцы жемчуга раков и рыбу игнорируют   Подводный охотник Алексей Рязанцев нашел мидии на глубине 12 метров / Фото: Андрей Федоров, «Вечерняя Москва»

Саша уходит на глубину. Его черные ласты мелькают над водой и уходят в пучину.

— Дельфин нырнул! — кричит с берега девчушка лет пяти, а мы — снова в поиске.

Рыба здесь встречается редко. Шарахается от фонаря, как очумелая. Выхожу на берег. Ребята приплывают только через час. Улов — три кило мидий.

— Очень интересный рельеф дна, — восхищается Алексей. — Метрового сома видел, но ты же сказал — только мидии берем...

Вот что значит профессионал. Слово старшего в команде — закон.

Солнце садится. Забираю улов. Еду домой. Вываливаю в ванну и включаю холодную воду. Ночью мидии раскрылись, требуют еды. Жалко их стало.

Нет, вряд ли в них есть жемчужины. Достал банку с пластиковыми гранулами — их автомобилисты используют для ремонта. Нежно беру ракушку с открытом «язычком» и угощаю пластиковой песчинкой. Есть! Проглотила! Откладываю ее в тазик с водой. Вторая, третья… двадцатая. Захватывающий процесс. Ни одна не выплюнула угощение.

В Строгинскую пойму я не поехал. Выпустил мидии в пруду, неподалеку от дома. На глубине поместил в песчаный грунт.

Конечно, за два года они расползутся. Но из пруда-то никуда не денутся. Пройдет время, проверю. А может, кто-то другой найдет. Вот удивится.

СПРАВКА

На Руси до XVI века добывали речной жемчуг даже в Москве-реке. Им расшивали одежду, женские головные уборы, скатерти, церковные покрывала. Обрамляли оклады икон. Русский жемчуг экспортировался в Европу, где он ценился выше даже более крупного морского. Добывали жемчуг артелями. На его добычу требовалось разрешение от властей. Иначе— острог. Добывали его интересным способом. В небольшой плотик вставляли деревянную трубу и через нее осматривали дно, как в подводный перескоп. Заметив мидии, поднимали их специальными щипцами. За день артель из трех-четырех работников добывала 4–5 жемчужин, выловив более тысячи моллюсков. Со временем мода на русский речной жемчуг прошла.

Подписывайтесь на канал «Вечерней Москвы» в Telegram!

Подкасты