Карта городских событий
Смотреть карту
Сторис
Незваные гости в туалете

Незваные гости в туалете

Извержение вулкана в Испании

Извержение вулкана в Испании

Бодипозитив в СССР

Бодипозитив в СССР

Смертельная еда

Смертельная еда

Волшебные места Москвы

Волшебные места Москвы

Советское детство: игры во дворе

Советское детство: игры во дворе

Опасные маршруты

Опасные маршруты

Маньяки СССР

Маньяки СССР

Русская муза Сальвадора Дали

Русская муза Сальвадора Дали

Легальный бизнес на долгах. Смогут ли частники исполнять судебные решения наравне со столичными приставами

Общество
Легальный бизнес на долгах. Смогут ли частники исполнять судебные решения наравне со столичными приставами
Дмитрий Жданухин демонстрирует, как с помощью куклы Ждуна он и его коллеги проводят пиар-акции, привлекающие внимание общественности к должникам. Этот способ взыскания долгов Дмитрий называет законным шантажом / Фото: Наталья Феоктистова, «Вечерняя Москва»
Московский бизнес активно обсуждает идею создания службы частных судебных приставов. «ВМ» выяснила, есть ли у нее будущее. И каких подводных камней надо опасаться.

Авторы ноу-хау — члены Комитета Московской торгово-промышленной палаты (МТПП) по вопросам разрешения долговых споров и укрепления платежной дисциплины субъектов предпринимательской деятельности — убеждены: сейчас частная служба взыскания долгов нужна как никогда. Причины две — судебная машина настолько раскрутила свой маховик, что количество исполнительных листов с предписаниями растет в прогрессии.

В Москве суды выносят в месяц порядка 10 тысяч решений, а за последние пять лет «производство» исполнительных листов выросло почти в полтора раза.

— Любой может подать в суд через интернет, — поясняет зампредседателя Комитета МТПП по вопросам разрешения долговых споров и укрепления платежной дисциплины субъектов предпринимательской деятельности Дмитрий Жданухин — главный «носитель» идеи создания службы частных приставов.

Кроме того, законодательство, ограничившее в прошлом году свободу коллекторов, подталкивает людей обращаться в суд. Все-таки коллекторы правят «досудебный бал».

А рук-то не хватает

Отсюда — вторая причина, которой тот же Жданухин объясняет потребность в частниках: Федеральная служба судебных приставов (ФССП) захлебывается. Переварить такое количество дел она не в силах. Не хватает ни людей, ни материальной базы.

— Зарплата порядка 30 тысяч рублей, обязательства, которые накладывают погоны, не добавляют госслужбе привлекательности, — уверяет директор Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств Борис Воронин. — Поможет денежное вливание в ФССП или передача части обязанностей в частные руки.

Причем, по словам Воронина, речь должна идти о так называемой кабинетной работе: оформлении документов, поиске следов имущества в сети.

Права взламывать двери и выносить скарб у частного пристава быть не должно. Услуга «физподдержки» — прерогатива госслужбы. Частники, по замыслу, не дублируют федералов, а помогают им.

— Частные приставы должны заниматься юридической работой, а не силовой, — обобщает Жданухин. — Работой, до которой у ФССП руки не доходят.

Закон и порядок

К слову, все полномочия частников прописаны в законопроекте, который создавшая его в прошлом году рабочая группа так и не смогла протолкнуть в Госдуму: депутаты посчитали документ несвоевременным. А руководство ФССП предложило не плодить частников, а усовершенствовать госслужбу. «Ветер перемен» подул после смены главы Федеральной службы судебных приставов. Дмитрий Аристов был назначен на пост в середине августа, а в сентябре на одной из конференций намекнул: «часть функций госисполнения может быть передана». Правда, речь он вел о коллекторских агентствах, за работой которых ФССП следит с начала этого года.

— Но не станет ли служба частных приставов лазейкой для коллекторов, к которым остаются вопросы? — беспокоится предприниматель Игорь Зобков.

Лоббисты идеи опять же апеллируют к невостребованному пока законопроекту: спецы будут проходить жесткий отбор. Только люди с юридическим образованием, прошедшие стажировку, сдавшие экзамен и получившие лицензию, получат право заняться этим бизнесом. У них будет меньше полномочий, зато конкурентоспособный заработок.

— Частники будут получать процент с долга, процентов 10–20, — поясняет юрист Константин Селезнев. — То есть платить ему будут кредиторы.

Сотрудники же ФССП изымают долги в пользу заявителя в полном объеме, а проценты взыскивают с должника дополнительно. Если брать уже нечего, то и процентов нет.

Свобода выбора

Сам Селезнев сравнивает частных приставов с частными врачами. Как человек может выбирать между коммерческой клиникой и государственной, он будет волен обращаться к госслужбе или частникам. У последних — и кабинет больше, и подход индивидуальный.

— Другое дело, частники должны строго контролироваться, — говорит юрист. — И не ФССП, поскольку они прямые конкуренты, а Минюстом.

Кстати, именно Министерство юстиции, согласно законопроекту Жданухина и его коллег, будет на начальном этапе следить за бизнесменами. Вообще же документ предполагает создание Федеральной палаты частных судебных приставов.

Креативный шантаж

Что же будет с проектом закона дальше? Слушания на заседании Комитета МТПП он прошел. Дело за одобрением всей палаты, по итогам заседания правления с представителями ФССП.

— Нужно понять, возможно ли оптимизировать работу действующей службы, — считает президент МТПП Владимир Платонов. — И если нет, тогда создавать новую систему.

Тем не менее документ — если его одобрит палата — может стать законодательной инициативой. Тогда можно будет говорить о новом способе взыскания долгов, который «вышел в массы».

— Есть и другие нестандартные способы, — подводит итоги Жданухин. — Один я называю законным шантажом. Это пиар с привлечением внимания общественности к должнику. Мы, например, проводили акции с куклой Ждуном у офисов должников. Даже полицейские с нашей куклой фотографировались. В результате часть средств мы вернули.

Пора взыскивать долги новыми способами. Креативными.

ПРЯМЫЕ РЕЧИ  

Виктор Климов, руководитель проекта общероссийского народного фронта «За права заемщиков»:

— Судебные приставы — институт, обеспечивающий исполнение государственных решений. И поэтому наделен особыми полномочиями. Идея создать институт частных приставов у меня вызывает вопросы. Хотя я понимаю, что сама федеральная служба сейчас сильно перегружена. Но можно ли доверить частнику эту работу? Ведь приставы — это фактически силовая структура. Приход частников сюда сомнителен. Это как частные вооруженные силы. Надо помнить, что любое взыскание — всегда конфликтная сфера. По определению. И вот насколько в ее условиях возможно нормально договориться, пока я не очень вижу.

Артем Кирьянов, член общественной палаты РФ, кандидат юридических наук:

— Для Москвы это может быть важным решением. Чем больше город, тем больше нагрузка на службу приставов. Я идею поддержал бы. Но есть вопрос: как работа частников будет регулироваться? Любая частная инициатива, связанная с вопросами собственности и безопасности, нуждается в жестком регулировании со стороны государства. В противном случае институт частных приставов может превратиться в узаконенный способ силового давления. Важно не перейти эту грань, которая сделала бы из хорошей инициативы подобие 1990-х, когда долги находились быстро и с помощью серьезных методов убеждения.

КСТАТИ  

Срок давности исполнения судебного решения — три года. Поэтому обращаться даже к частным приставам будет невозможно, если «срок годности» старого судебного листа, по которому так и не был взыскан долг, истек.

Подписывайтесь на канал "Вечерней Москвы" в Telegram!

Google newsYandex newsYandex dzenMail pulse