втр 17 сентября 04:21
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

«Вечерняя Москва» на протяжении 95 лет остается верна своим традициям

«Вечерняя Москва» на протяжении 95 лет остается верна своим традициям

Патриарший мост. Старейший сотрудник «Вечерней Москвы» Татьяна Харламова (справа) рассказывает юнкору Ильяне Андреевой о Москве своей юности

Наталья Феоктистова, "Вечерняя Москва"

Нас четверо в такси, не считая водителя. Мы — это юные корреспонденты «Вечерней Москвы» Ильяна Андреева и Глеб Бугров, фотограф Наталья Феоктистова и старейший сотрудник газеты (58 лет в родной редакции!) Татьяна Николаевна Харламова. Мы отправляемся в путешествие — по столице, вспоминая, какой она была, размышляя о ее настоящем и представляя, какой она будет спустя какое-то время.

Газета — и так было всегда — объединяет поколения. Вот и нас, юнкоров, представителей поколения Z, «цифровых людей», привыкших видеть улицы города в неоновых вывесках, а в метро пользоваться Wi-Fi, она свела с Татьяной Николаевной, которая начала свою профессиональную деятельность в «Вечерней Москве» в 1960 году! У нас в руках — телефоны и планшеты. А у Татьяны Николаевны, когда она только-только пришла в редакцию, были ручка и блокнот. За эти годы Москва сильно изменилась — выросли новые здания, открылись новые станции, по улицам пошли электробусы… И лишь одно осталось неизменным. Все эти годы газета «Вечерняя Москва», которой сегодня исполняется 95 лет, освещает жизнь города.

Татьяна Николаевна начала свою профессиональную деятельность в «Вечерней Москве» в 1960 году / Наталья Феоктистова, "Вечерняя Москва"

Татьяна Николаевна начала свою профессиональную деятельность в «Вечерней Москве» в 1960 году

ФОТО: Наталья Феоктистова, "Вечерняя Москва"

Окна под самой крышей

— В «Вечерку» я пришла в 1960-м, сразу после МГУ. Тогда редакция сидела на Чистых прудах.

Как мне нравилось пройтись пешком по Кировской, ныне Мясницкой, до метро «Площадь Дзержинского», которая сейчас называется «Лубянка» к Детскому миру! — вспоминает Татьяна Николаевна. — Для меня до сих пор Чистые пруды — место, где всегда можно встретиться с друзьями на свежем воздухе, купить в ближайшем кафе ароматный кофе. Я никогда не замечала здания вокруг, деревья закрывали жилые дома. Можно было посидеть на скамеечке и посмотреть на воду, подумать о чем-то.

Вот и сейчас, выйдя из машины, мы засмотрелись на пруд, который за несколько морозных дней успел покрыться льдом. Пройдет какое-то время и прямо на застывшей глади пруда откроется каток — один из старейших и живописнейших катков Москвы.

— Мое первое место работы в «Вечерней Москве» — отдел информации, — начинает рассказ Татьяна Николаевна. — Первые шаги, первые заметки и... первые ошибки — все началось здесь.

Татьяна Николаевна начала свою профессиональную деятельность в «Вечерней Москве» в 1960 году / Наталья Феоктистова, "Вечерняя Москва"

Татьяна Николаевна начала свою профессиональную деятельность в «Вечерней Москве» в 1960 году

ФОТО: Наталья Феоктистова, "Вечерняя Москва"

Табличка с адресом гласит: «Чистопрудный бульвар, дом 8», а вывеска на доме сообщает, что сейчас здесь расположен банк. Но именно в этом массивном светлом здании, стоящем чуть в глубине, в 1950-х годах в числе прочих изданий разместилась редакция городской газеты «Вечерняя Москва».

— Редакция находилась на последнем, шестом, этаже, — Татьяна Николаевна указывает нам на окна под самой крышей. — У нас было много отраслевых отделов: науки, промышленности, информации, спорта, сатиры и юмора. «Вечерка» в те годы была очень популярна. Свежий номер разлетался почти мгновенно.

— Газета находила отклик у читателей, приходила куча писем. Некоторые москвичи часто звонили по телефону, чтобы лично поговорить с журналистами, хотя в те времена это было довольно непросто — телефоны были не в каждой квартире, — при этих словах мы украдкой смотрим на наши мобильники, понимая, что и журналистам в те времена, чтобы найти новости, приходилось немало побегать, а Татьяна Николаевна продолжает: — Обратная связь всегда была очень важна для сотрудников «Вечерней Москвы». Сейчас в редакцию тоже много пишут — просят дать совет, решить проблему. Это отличительная особенность «Вечерки».

Журналистское любопытство

Следующий пункт нашего путешествия — парк «Зарядье». На карте столицы он появился чуть больше года назад на месте заброшенного пустыря, уродовавшего вид на Кремль. До этого здесь была «Россия» — одна из самых известных советских гостиниц. А еще раньше — старый московский квартал. Вот то место, где понастоящему чувствуешь происходящие в городе перемены.

Несмотря на ранний час и — прямо скажем — хороший морозец, в парке многолюдно. Зимнее одеяние парку к лицу. Татьяна Николаевна рассматривает незнакомое для нее место с неподдельным интересом — много лет не бывала в этих краях. Когда была в последний раз, разговор о сносе гостиницы «Россия» даже не шел.

Следующий пункт нашего путешествия — парк «Зарядье» / Наталья Феоктистова, "Вечерняя Москва"

Следующий пункт нашего путешествия — парк «Зарядье»

ФОТО: Наталья Феоктистова, "Вечерняя Москва"

— Я тогда уже перешла в международный отдел «Вечерки», — рассказывает она. — В Москве проходили Дни Варшавы, меня и еще двух московских журналистов из разных газет прикомандировали к польским коллегам, приехавшим освещать это большое мероприятие. Наш пресс-центр находился, конечно же, в «России». С этой группой мы объездили почти всю столицу: предприятия, театры, музеи, исторические места… В гостиницу ездила как на работу, в редакции даже не появлялась. Было сложно, чего скрывать — весь день по Москве гуля- ешь, а потом сразу материал писать: где побывали, какие впечатления у зарубежных коллег. Интернета тогда просто не существовало, был только телефон в нашем пресс-центре. Звонила машинисткам, и они под диктовку набирали статью. Иногда минут десять-пятнадцать занимало, а если день насыщенный был, то приходилось и по полчаса текст наговаривать.

Впрочем, вспоминает Татьяна Николаевна, снос гостиницы ее не огорчил, да и островок российской природы в центре столицы, укрытый снежным одеялом, ей по душе. И здесь, как и раньше, полно иностранцев — краем уха улавливаем в паре метров от нас английскую речь.

Увидев церковь Зачатия праведной Анны, что в Углу, одну из старейших московских приходских церквей, расположенную в Зарядье, Татьяна Николаевна расплывается в улыбке.

Церковь Зачатия Анны, что в Углу / Наталья Феоктистова, "Вечерняя Москва"

Церковь Зачатия Анны, что в Углу

ФОТО: Наталья Феоктистова, "Вечерняя Москва"

— А я про реставрацию храмов около «России» в «Вечерке» писала, — говорит она. — Растянулась эта реставрация на несколько лет.

Церковь Зачатия Анны — одна из «точек интереса». Тогда восстанавливали и внутренние помещения, и внешнюю отделку. Когда я готовила свой репортаж, работы шли у церкви Георгия Победоносца на Варварке. Технику сюда особо не подгонишь, да и дело кропотливое, требующее хирургической точности. Поэтому все работы проводились вручную.

Из-за этого церковь, хотя тогда не писали «церковь» — писали «образец древнерусской архитектуры», обнесли строительными лесами. Ну и я из журналистского любопытства на них, конечно, забралась. На самый верх! До сих пор помню, как мостки подо мной скрипели и прогибались. Страшно было очень, но виду не подавала — сама же залезла! Статью мою опубликовали, даже отметили. И только спустя какоето время я узнала, что главному редактору газеты за нее сильно досталось.

Вечное и незыблемое

Мороз начинает покусывать за руки и уши, пробирается под куртки.

— Ну все, едем дальше! — командует Татьяна Николаевна, пожалев нас. Мы спешим к нашей машине времени — ожидающему неподалеку такси, которое принимает нас в теплые объятия. Правда, ехать нам совсем недалеко — до храма Христа Спасителя.

Нам, молодым, он всегда представлялся как нечто вечное и незыблемое. Когда мы родились, главный православный храм столицы уже заново построили. Он с достоинством возвышается над Москвойрекой. А вот Татьяна Николаевна помнит и другое: в ее студенческие годы на месте храма был обнесенный забором котлован, для строительства Дома Советов. Позже, когда стало понятно, что эту «стройку века» завершить не получится, на пустыре появился самый большой в Советском Союзе — и один из крупнейших в мире — открытый плавательный бассейн «Москва».

В девяностые ребром встал вопрос о восстановлении храма: проводили опросы горожан, чуть ли не до всенародного голосования дело дошло / Наталья Феоктистова, "Вечерняя Москва"

В девяностые ребром встал вопрос о восстановлении храма: проводили опросы горожан, чуть ли не до всенародного голосования дело дошло

ФОТО: Наталья Феоктистова, "Вечерняя Москва"

— Мне было уже лет тридцать пять, когда я пристрастилась к плаванию в бассейне, — рассказывает Татьяна Николаевна. — Как и многие мои знакомые, приходила сюда каждую неделю, даже зимой: вода была теплая, а над ее поверхностью лениво поднималась «воздушная подушка» — слой горячего воздуха.

Так что даже в мороз можно было посещать «Москву», не боясь простуд. Я ходила в спортивную зону для активного плавания, но были там и зоны для тех, кто пришел не заниматься, а просто побарахтаться в свое удовольствие.

А потом, в девяностые, ребром встал вопрос о восстановлении храма: проводили опросы горожан, чуть ли не до всенародного голосования дело дошло. В итоге большинство поддержало идею убрать «Москву» и заново отстроить храм Христа Спасителя.

— Мы тогда много об этом писали. И, по-моему, правильно решили москвичи: посмотрите, сколько людей со всей России и из других стран приезжают посмотреть на храм! — продолжает наш гид и наставник. — А поехал бы кто в Москву исключительно ради бассейна? Сомневаюсь… Вид с пешеходного Патриаршего моста, который соединяет территорию храма и Пречистенскую, Берсеневскую и Якиманскую набережные, — потрясающий! Татьяна Николаевна поглядывает на нас с улыбкой: ей приятно открывать для нас, юнкоров, свои любимые места для прогулок по городу. Здесь по одну руку — Кремль, будто игрушечный городок, присыпанный свежим снегом, словно сахарной пудрой; по другую — десятки лет вызывающий споры церетелевский исполин Петр, застывший у пристани. Под мостом ранние льдины, наползая друг на друга, рисуют на темной воде ломаную мозаику, готовую в любой момент расступиться перед очередным речным судном. А затем вновь, как по волшебству, собираются в сложный геометрический узор. Ну а мы отправляемся дальше.

Главные стройки

Проезжая по проспекту Вернадского, в окно можно увидеть Воробьевы горы, припорошенные ослепительно белым снегом. Так и хочется, предварительно утеплившись, съехать по ним на лыжах, почувствовать ветер в ушах. Но сейчас наш следующий пункт не Ленгоры, как их по привычке называет Татьяна Николаевна, а стадион «Лужники».

О том, как шло строительство Главного здания МГУ, москвичи читали в «Вечерней Москве» / Наталья Феоктистова, "Вечерняя Москва"

О том, как шло строительство Главного здания МГУ, москвичи читали в «Вечерней Москве»

ФОТО: Наталья Феоктистова, "Вечерняя Москва"

— Был 55-й год, я только поступила в университет, и нас, молодежь, часто отправляли на субботники. «Лужники» были одной из главных городских строек тогда. Стадион только готовился к открытию, и мы помогали привести его в порядок: чистили дорожки, просеивали песок. А в 1956 году стадион был открыт футбольным матчем между сборными РСФСР и КНР.

Мы выходим на смотровую площадку МГУ, чтобы насладиться видом и на стадион, и на «Москву-Сити», и на саму Москву. Молча любуемся городом, а краем уха слушаем экскурсовода, который ведет очередную группу туристов по столичным достопримечательностям. Девушка, постоянно поправляя микрофон, рассказывает о чемпионате мира по футболу, который прошел этим летом.

Мы перемещаемся к Главному зданию МГУ, в окнах которого отражается солнце, посылая нам солнечных зайчиков. От этого начинают слезиться глаза, а Татьяна Николаевна, шутя, говорит: — Надо вам такие же кепки, как у меня, носить. Теплая, удобная, и солнце не слепит.

Не можем с ней не согласиться. Но мы немного отвлеклись.

— Когда в МГУ завершались последние отделочные работы, а в актовом зале выкладывали мозаичное панно, я пришла сюда на экскурсию вместе с родителями, — рассказывает Татьяна Николаевна. — Я была еще школьницей, даже не думала, кем хочу быть, и тем более не думала о том, куда буду поступать. Но когда пришло время — поступила в МГУ, о котором одним из самых ярких воспоминаний так и осталось — как я иду по главному зданию главного вуза нашей страны, а все вокруг такое красивое и новое, а потолки невероятно светлые и высокие.

Газета — и так было всегда — объединяет поколения / Наталья Феоктистова, "Вечерняя Москва"

Газета — и так было всегда — объединяет поколения

ФОТО: Наталья Феоктистова, "Вечерняя Москва"

О том, как шло строительство, москвичи, естественно, читали в своей любимой газете — «Вечерняя Москва» не могла обойти вниманием такое событие. Поэтому когда появилась возможность увидеть это своими глазами, родители Татьяны Николаевны обрадовались.

— Вуз открылся только во второй половине 1953 года, а я там побывала зимой. Экскурсии устраивались для московских организаций, и родители взяли меня с собой, — говорит она.

Кстати, традиция проводить экскурсии по важным строительным объектам в столице была возрождена в 2013 году. Их организует Департамент строительства Москвы. Посмотреть изнутри на то, что происходит за забором, увидеть на дно котлована, всегда интересно. Еще любопытнее — спуститься под землю: москвичи получили возможность побывать на еще строящихся станциях Московского метрополитена. Ведь сегодня — это главная стройка столицы.

Стадион «Лужники» был открыт в 1956 году футбольным матчем между сборными РСФСР и КНР / Наталья Феоктистова, "Вечерняя Москва"

Стадион «Лужники» был открыт в 1956 году футбольным матчем между сборными РСФСР и КНР

ФОТО: Наталья Феоктистова, "Вечерняя Москва"

Так и будет

Наше путешествие близится к концу. Мы выдвигаемся в обратный путь, который пролегает по Бульварному кольцу, и из окон такси разглядываем, как неторопливо наряжается город к новогодним праздникам. На Тверском совсем скоро появятся световые арки, площадки для выставок и рождественские городки, лианами оплетут деревья светодиодные огни… Предвкушение! Сейчас именно оно охватило весь город.

— Мне очень нравится, как преображаются бульвары зимой, — говорит Татьяна Николаевна. — Во времена моей молодости, конечно же, столицу тоже украшали, готовили праздничное освещение, открывали катки. Но это было, конечно, по-другому, скромнее, проще. А теперь будто попадаешь в свою личную, добрую сказку. Появился какой-то шарм у улиц — это как запах елки и мандаринов, салат оливье и «Ирония судьбы» по телевизору. Гуляешь по бульварам и чувствуешь, что праздник не где-то далеко, а близко-близко, только руку протяни. И об этом тоже напишет «Вечерка»!

Новости СМИ2

Лера Бокашева

Людоеды в ожидании новостей о Заворотнюк

Георгий Бовт

Антон Силуанов не хочет войти в положение бедных

Никита Камзин

Лопайте что хотите

Никита Миронов  

Новый тренд на столичном рынке жилья — хорошая тенденция

Игорь Воеводин

Горбачев и демократия. У них не сложилось

Ольга Кузьмина  

Обнажить плечо — и жить спокойно

Оксана Крученко

Вокзал для бомжей