чт 17 октября 09:18
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Странный город Владимир

Странный город Владимир

Владимир стал центром далеко не самой благополучной области России

[i][b]В 1108 году Владимир Мономах основал на берегу реки Клязьмы город, устроив по этому поводу грандиозное пиршество: «И радовашеся Володимеръ душею и сердцем... И ставяше по улицам ядение и питие, и хто что хотяше насыщашеся»... Во второй половине XII века князь-строитель Андрей Боголюбский провозгласил торгово-ремесленный «пригород» Суздаля общерусской столицей.[/b] Наиболее благоприятным для Владимирского княжества стал период правления младшего брата Андрея Боголюбского. Всеволод Большое Гнездо превратил город в обширную крепость с мощными валами и рвами, с множеством красивых ворот — Золотыми, Серебряными, Медными, Волжскими и другими. За воротами, в самом городе, были построены соборы Успения Божией Матери (Успенский) и Святого Димитрия (Дмитровский). Под высокими белокаменными сводами Успенского собора до сих пор сохранились фрески кисти Андрея Рублева и Даниила Черного... Сегодня эти соборы и единственные из «доживших» до наших дней ворот — Золотые являются частью государственного историко-архитектурного музея-заповедника, а сам Владимир, с населением в 350 тысяч человек, стал центром далеко не самой благополучной области России.[/i] [b]Туризм — вне плана [/b] Современную столицу от древней отделяют всего 200 км по Горьковскому шоссе — все время прямо, никуда не сворачивая, — однако еще 15 лет назад иностранцу попасть во Владимир было практически невозможно. Один из крупнейших и интереснейших городов Золотого кольца долгие годы был закрыт для туристов — 7 мощнейших предприятий военно-промышленного комплекса ударно работали на территории Владимира. Вместе с развалом ВПК развалилась и вся городская инфраструктура. И хотя теперь въезд во Владимир открыт и красоты памятников российской культуры и архитектуры доступны всем желающим, туристы, прямо скажем, сюда не спешат. Проблемы те же, что и у других городов Золотого кольца: гостиницы, рестораны и увеселительные заведения не отвечают запросам нынешних требовательных приезжих. Но среди списка первоочередных задач, которые ежедневно с утра до вечера решает городская администрация во главе с мэром Игорем Шамовым, вы не найдете пункта «о развитии туризма». Восстановление производства, поддержка частного предпринимательства, ремонт дорог и строительство жилья, оплата задолженностей по коммунальным платежам — да мало ли дел у руководителей большого города! Тем более что даже в самые лучшие времена владимирская казна от «туристических» прибылей получала лишь 3%. Остальные деньги шли в Москву. Вообще работать с Москвой через официальные каналы для Владимира, по словам мэра, не выгодно. Например, еще 2 года назад московский «Интурист холдинг» выиграл тендер на реконструкцию местной гостиницы «Владимир». Москвичи грозились вложить в строительство миллионы долларов и превратить заштатное строение в пятизвездочный суперотель, но до сих пор ни одного цента ни гостиница, ни власти города так и не видели. Поэтому Игорь Шамов предпочитает сотрудничать со столицей «напрямую»: «Недавно я лично договорился с префектом вашего Юго-Западного округа Петром Николаевичем Аксеновым о взаимовыгодной сделке. Они нам в этом году 3 километра новых дорог проложат, а мы им несколько новых тракторов для уборки улиц отдадим». Бартер «на трактора» сейчас во Владимире весьма распространен. Закрывшийся было знаменитый владимирский тракторный завод благодаря усилиям нового директора Николая Сорокина в прошлом году в полтора раза увеличил выпуск колесных тракторов с двумя ведущими мостами и в несколько раз производство машин с новым дизайном. Владимирцы не нарадуются на успехи родного завода, да вот беда — рынок сбыта наладить пока не удалось. Потому и меняют на трактора все что удается. Помимо тракторного завода, потихоньку поднимаются «с колен» и предприятия бывшего ВПК: химкомбинат, завод «Автоприбор»... Однако и администрация Владимира, и сами горожане сегодня делают ставку не на бывших монстров ВПК, а на частное предпринимательство. А оно, предпринимательство, во Владимире особое. Здесь давно уже отошли от стандартной российской схемы ведения бизнеса «купи-продай». Основную когорту частных предпринимателей города составляют не торговцы — производители. Именно усилиями частных предпринимателей бюджет Владимира в прошлом году пополнился аж на 40 процентов! Большинство из предприятий, успешно работающих сегодня под строгим руководством хозяев, раньше, конечно, были государственными. Но тот факт, что владимирцы не растерялись, что вовремя, себе на пользу и Отечеству во благо, заняли места в набирающем скорость поезде перемен, достоин уважения и даже восхищения. Например, генеральный директор швейной фабрики «Победа» Александр Щавлев еще несколько лет назад работал на этой же фабрике... слесарем шестого разряда. Когда производство стало разваливаться, Александр ушел и организовал свой кооператив по пошиву одежды. А после августовского кризиса Щавлев выкупил у города всю фабрику. С ростом доллара большинство из нас утратили возможность покупать импортные вещи. Тут-то Щавлев с компанией и наводнил рынок разнообразной отечественной одеждой, по качеству ничем не уступающей заграничной. Владимирцы по секрету признались нам, что на московском рынке в Лужниках под видом английских или итальянских костюмов продаются изделия швейной фабрики «Победа». А псевдоимпортные лейблы владимирские портные пока просто вынуждены пришивать из-за недоверия народа к отечественному товару. [b]Неудавшийся депутат [/b] А вот основатель и руководитель владимирской мебельной фабрики «Русский простор» Игорь Пекшин не стесняется ставить на столах и стульях собственное клеймо. Да и чего тут стесняться, когда за мебелью к нему едут со всей России. И дело не столько в безупречном качестве продукции фабрики Пекшина, сколько в ценах: книжная полка здесь стоит 56 рублей, стол — 200, а любимая россиянами «стенка» — от 3 до 5 тысяч рублей. Всего фабрика выпускает 130 наименований изделий. Сам Игорь Иванович родился во Владимире, в соседнем Иванове окончил пожарно-техническое училище и 12 лет жизни отдал службе в системе МВД. «Но когда я понял, — рассказывает Пекшин, — что деньги можно не получать, а зарабатывать, ушел со службы. Я всегда был уверен, что, открыв свое дело, принесу гораздо больше пользы не только себе и своей семье, но и городу». Так оно и вышло: каждый месяц городская казна получает от предпринимателя Пекшина порядка 200 тысяч рублей налогов — это больше, чем завод «Автоприбор» заплатил за 2 года. Идея делать именно мебель пришла не случайно. И никаких особых маркетинговых исследований рынка не потребовалось: «Очереди в мебельные магазины, — говорит Игорь Пекшин, — наглядно показали, в каком товаре нуждается население. И через пару лет спрос владимирцев был удовлетворен». В 1995 году в двадцати километрах от города (Камешковский район) Игорь Иванович купил развалившуюся ткацкую фабрику вместе со всей инфраструктурой: школа, детский сад, больница, баня, магазины. Детский сад переделал в жилой дом, фабрику отремонтировал и поставил на ней немецкое оборудование по производству ламинированной плиты (ДСП, закатанная в пленку), из которой и производится вся дешевая и красивая мебель фирмы «Русский простор». Несколько фабричных художников разрабатывают оригинальный дизайн столов и стульев, а главного инженера и ведущих специалистов Игорь Пекшин переманил с главного мебельного предприятия «Владимирмебель»... Сегодня производственных мощностей «Русского простора» уже не хватает. В очередь на мебель «от Пекшина» люди записываются за 2—3 месяца вперед. В ближайшее время Игорь Иванович планирует построить новый производственный цех на территории в 4 га и открыть представительство фирмы в Москве: «Чтоб не заставлять москвичей ездить сюда за мебелью». Помимо производства мебели Пекшин за что только не берется: строит шикарные торговые комплексы на окраинах Владимира, элитный ресторан «Старый город» в центре, жилье для своих рабочих, расчищает многочисленные мусорные ямы и помойки по всему городу... В 1997 году Игорь Пекшин баллотировался в депутаты городского совета, но не прошел: «Навесили на меня ярлык — богатый. И все! Богатый — значит плохой. И сколько не оправдывался, не доказывал преимущества одного «богатого» депутата перед десятью бедными — ничего не помогло». Предприниматель не расстраивается, однако на грядущих выборах вступать в борьбу с «бедными» кандидатами не намерен: «После тех выборов я понял, что каждый должен заниматься своим делом». [b]Тяжелый воз Госконюшни [/b] Главный зоотехник владимирской Госконюшни Ирина Любимова тоже занимается своим делом. Хотя зарплата у нее в несколько десятков раз ниже доходов предпринимателя Пекшина. Но зоотехник не ропщет: «Нам здесь о деньгах некогда думать. Мы тяжеловозов выращиваем!». Попрежнему порода лошадей «владимирские тяжеловозы», которую вывели в городе еще в 1946 году, является самой популярной и ценной в России. Владимирская Госконюшня — единственное в стране место, где содержат племенных жеребцов-производителей, занимаются селекцией и улучшением этой породы. В 1997 году местный тяжеловоз по кличке Жрец весом в 800 кг стал абсолютным чемпионом России, протащив 34 тонны груза. Ирина Львовна уверена, что и в 1998 году воспитанники владимирской Госконюшни заняли бы первое место, да вот незадача — у Министерства сельского хозяйства РФ не нашлось денег на проведение соревнований. Сейчас финансирование Госконюшни осуществляется за счет бюджета Владимирской области. Об образовании на базе Госконюшни какого-нибудь АО или ТОО не может быть и речи. «Конюшня — дело царское, — говорит Ирина Любимова. — Так оно и должно быть. В любые времена правители во многом могли себе отказывать, но коней своих содержали в тепле, достатке и сытости. И по сей день власть имущие не желают конюшни от себя отпускать. Хотя... и содержать нас на достойном уровне они уже не в состоянии. Раньше мы на федеральном бюджете были, теперь на областной перекинули. Денег хватает коням на корм да нам на зарплату. О ремонте конюшен и других помещений уже и спрашивать боимся, знаем, каков ответ будет — денег нет! Зарплата? Только в обморок не падайте. У конюха — 130 рублей в месяц». «Конюхами» здесь работают только женщины и подростки — дети «конюхов». Лена — мать-одиночка, на Госконюшне днюет и ночует вместе с пятилетней дочерью Светой. Сама коней кормит, моет, убирает за ними, сама же их и подковывает: «Тяжело, конечно. У него же одна нога под 100 кг весит. Каково, вы думаете, ее на весу держать да еще и подкову прибивать... А что делать? Мужики-то за такую зарплату к нам не идут. Но я не жалуюсь: и сама при любимом деле, и ребенок при мне». Маленькая Света держится в седле с 3 лет, а в прошлом году освоила галоп. Свое будущее она уже определила: «Буду всегда с лошадками, как мама». Один из немногих мужчин на Госконюшне — Владимир Иванович Фомин. Почти сорок лет он съезжает тройки, и в своем деле — один из лучших профессионалов. Много ездил по заграницам со своими питомцами: на выставки, соревнования, конкурсы. А когда Никита Хрущев решил преподнести в подарок американскому президенту тройку рысаков — коней отобрали именно с владимирской Госконюшни, и Владимир Фомин поехал в Америку вместе со своей тройкой. Ему и остаться там предлагали в качестве пожизненного конюха подарочной тройки. Но Владимир Иванович отказался, вернулся в родной город, на родное предприятие, где до сих пор и работает... старшим конюхом за 140 рублей в месяц. Совсем недолго любовались мы на красавцев владимирских тяжеловозов. Главный зоотехник в тот день весьма активно занималась «царским делом», причем в прямом смысле — искала коней по запросу Управления делами президента России. «Позвонили оттуда, — переживала Ирина Любимова, — срочно потребовали двух пятилетних рысаков. А на конезаводах сейчас только совсем молодые жеребцы есть... Я с ног сбилась, все цыганские таборы в области и окрестностях объездила — нигде подходящих коней нет. А найти надо... Так что вы не обижайтесь, я побегу». И убежала. А мы пошли гулять по Владимиру. Гуляли и не переставали удивляться. [b]Удивительное рядом [/b] Ну начнем с того, что владимирцы на улицах не курят. Почему — не понятно. В гостинице — курят, в ресторанах — курят и на конюшнях курят. А на улицах города за три дня нам не удалось засечь ни одного человека с сигаретой. Очень странно. Вторая странность — бесплатные телефоныавтоматы. И никто их не ломает, не крушит, не портит. Стоят себе на каждом шагу, красивые такие, работающие и абсолютно бесплатные — звони сколько влезет. Еще одно диво — это владимирские женщины. Помимо того, что они куют лошадей, они еще водят такси (всего в городе 10 женщин-таксистов) и стоят на «посту № 1» — у Вечного огня на могиле Неизвестного солдата. И вообще то количество событий, которое произошло во Владимире за время нашего там пребывания, наводит на мысль о весьма насыщенной и веселой (хотя и полной парадоксов) жизни горожан. Во-первых, троллейбусы (единственный городской транспорт) стояли полтора дня, потому что не было электричества: администрация не оплатила долги во «Владимирэнерго». При этом мэр Игорь Шамов задумчиво посматривал в окно и приговаривал: «Ничего, сейчас включат, я им уже пообещал, что заплачу, а они пообещали поверить в последний раз». Во-вторых, после шести лет реконструкции на территории музея-заповедника в культурно-образовательном центре «Палаты», что рядом с Успенским собором, открылась картинная галерея. 150 подлинников кисти Саврасова, Шишкина, Айвазовского и многих других именитых художников... Будете во Владимире — обязательно зайдите в «Палаты», не пожалеете. Наконец, в-третьих: масса работы навалилась в эти дни на сотрудников местного УВД. Сначала они проводили противопожарные учения (здание владимирского УВД — точная копия выгоревшего подчистую несколько месяцев назад самарского управления). На полдня перегородили все движение в центре, дыму напустили, воды налили, а потом по радио всему населению доложили, что «с пожаром справились успешно». Но расслабиться владимирским милиционерам так и не удалось: ночью на Дом российско-американской дружбы (в народе — «американский дом») напали террористы, которые скандировали антиамериканские лозунги, бросали в окна камни и грозили этот оплот капитализма во Владимире разбомбить к чертовой матери. Потом, правда, в УВД пришла женщина, которая, как выяснилось, видела, что минувшей ночью под окнами «американского дома» долго ругалась матом и кидалась камнями подвыпившая бабуся. На момент нашего отъезда из Владимира «террористку найти не удалось». Но самое удивительное в городе — это заветная тайна Золотых ворот. Этой тайне, конечно, не 800 лет, но от этого она не становится менее притягательной. Называется она «Обращение к жителям Владимира 2108 года» и хранится в стене памятника военно-инженерного и архитектурного искусства с 1983 года. Однако мэр Шамов нашего трепета перед таинственным обращением не разделил и на вопрос «А что там написано?» ответил без прикрас: «Да разве упомнишь всякую ерунду! Пойдемте, взломаем эту колбу да прочитаем, чего там понаписали»... Нет, дорогие потомки, будущие жители славного Владимира! Корреспонденты «ВМ» не поддались на гнусные инсинуации мэра и сохранили для вас тайну «Обращения» в Золотых воротах. А вы, надеемся, сохраните сами ворота и соборы, и «Палаты», и конюшни с тяжеловозами, и все остальное — все то, что называется «крупнейший и интереснейший город Золотого кольца России — Владимир».

Новости СМИ2

Полина Ледовских

Трудоголиков домашний очаг не исправит

Никита Миронов  

За фейки начали штрафовать. Этому нужно радоваться

Дарья Завгородняя

Чему Западу следует поучиться у нас

Дарья Пиотровская

Запретите женщинам работать

Оксана Крученко

Ради безопасности детей я готова на все. И пусть разум молчит

Екатерина Рощина

Котам — подвалы

Ирина Алкснис

Мы восхищаемся заграницей все меньше