ср 16 октября 13:10
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

А завтра — кто?

А завтра — кто?

Россия: снова на перепутье

[i]Тот, кто считает, что после безрезультатного итога процедуры импичмента и утверждения в должности главы правительства Сергея Степашина политический кризис в России завершился, глубоко заблуждается. Проблемы, ставшие причиной резкого обострения политической ситуации в стране, не только не решены, но и усугублены. Загнанные внутрь, они подобны ушедшей в землю неразорвавшейся бомбе, детонатором для которой может послужить даже незначительный взрыв. Это глубочайший кризис власти, в первую очередь власти президентской, доказавшей свою несостоятельность. Как следствие, теневая власть стала диктовать линию поведения Кремлю вплоть до кадровой политики. Это запрограммированная Конституцией вражда между исполнительной и законодательной ветвями власти, а также неизбежно возникающие противоречия между центром и регионами.[/i] Сейчас многие сожалеют об уходе с поста премьера Евгения Примакова. Некоторые при этом считают, что судьба поступила с ним на редкость несправедливо. Дескать, человек, сформировавший первое в послесоциалистической истории России правительство, которое действительно работало на национальные интересы и за короткий срок в чрезвычайно тяжелых условиях сумело добиться первых успехов, стал жертвой интриг, нападок со всех сторон, как правило, по ложным мотивам. Стал жертвой дурного характера ревнивого к власти нашего президента, а точнее, его окружения. А заангажированные журналисты и политологи, выражающие интересы олигархов и Кремля, даже утверждают, что Примаков стал не нужен ни левым, ни правым, ни Думе, которая, дескать, не успев осушить слезы по «розовому премьеру», тут же бросилась в объятия «пожарника Степашина». Как выглядит сегодня эта «ненужность» в свете результатов социологических опросов, когда рейтинг отставленного Примакова даже вырос? То, что Примаков не был подарком для правых, в общем-то, ясно. Для одних он оказался противником, для других — конкурентом. Для левых он стал прежде всего конкурентом, если исходить из возможности его участия в президентских выборах. Но Евгению Примакову не следовало бы вообще занимать пост премьера. По крайней мере, не оговорив специально и публично условия, на которых он только и мог на это пойти. Такие условия должны быть гарантированы если не конституционным законом, то каким-то соглашением, одобренным всеми ветвями власти. Но только не заверениями президента, у которого действительно, как говорится, семь пятниц на неделе. В период затянувшейся болезни президента, когда тот по большей части находился либо в ЦКБ, либо под строгим наблюдением врачей на своих подмосковных дачах, Евгению Максимовичу вольно или невольно приходилось брать по крайней мере частично его функции. Не думаю, что такой опытный политик, как Примаков, не видел в этом для себя опасности, но он, по существу, был поставлен в условия, напоминающие известную притчу: «казнить нельзя помиловать». Делать что-то самостоятельно опасно, ибо «придворная камарилья» тут же обвинит его в покушении на президентские прерогативы. Не проявлять самостоятельности, как это делал ЧВС, отправляя все важные решения на согласование в администрацию президента в условиях послеавгустовского кризиса, когда поистине промедление смерти подобно, было еще более опасно, да и не в натуре Примакова. После августовского финансового обвала некоторые олигархи оказались под угрозой стать экс-олигархами, и им позарез нужна была помощь из государственного бюджета. В сущности, благодаря перераспределению национального богатства, начиная еще с первой команды реформаторов, и появились на свет божий наши сверхбогачи. А тут на тебе, им перекрывают кислород. Есть отчего прийти в ярость. Уже одно это сделало Примакова и его правительство злейшим врагом наших неприкасаемых. Но дальше — больше. С неприкасаемыми перестали уже и церемониться. Начались обыски в их вотчинах, появились сведения о каких-то счетах в швейцарских банках... Все это и предопределило снятие Е. М. Примакова с должности главы правительства. Думаю, что Е. М. Примаков не ушел из политики. Заслуживает внимание сделанное на днях в Швейцарии его заявление о возможном участии и в парламентских, и в президентских выборах. Откровенно говоря, рассматривая этот вопрос чисто гипотетически, я не вижу даже хотя бы двух избирательных блоков, которые был бы готов возглавить Примаков. Единственно возможный вариант, «стоящий мессы», — это если бы на выборы в Думу вместе пошли Лужков и Примаков. Вот действительно очень сильный ход. К «Отечеству» в этом случае примкнули бы многие сторонники Примакова, в том числе те, которые до этого поддерживали левые партии, и оно реально могло бы выйти в лидеры по числу собранных голосов и стать базой для создания стабильной конструктивной работы нового состава Думы. В то же время не хочу упрощать. Такой вариант возможен опять же чисто гипотетически, при пересмотре некоторых аспектов и платформы, и союзнических отношений, а возможно, и состава «Отечества». Да и не обойтись без окончательного решения вопроса о том, какое место займут оба лидера в ходе президентских выборов. Если они могут оказаться там соперниками, то мой нынешний разговор можно считать неуместным. Если союзниками — это другое дело. Веря в успех Лужкова на любых выборах, я все же не могу отвлечься от того, что против Юрия Михайловича будут работать (и уже работают) очень мощные силы и ему в любом случае не помешал бы союз с Примаковым. Но если бы он состоялся, то непременно имел бы стратегический характер и позитивные долговременные последствия. Теперь о нынешнем председателе российского правительства. Что пока мы знаем о Степашине? Не так уж и много. Кроме того, что он все эти последние годы был рядом с Ельциным. Если судить о нем по той работе, которую он выполнял и которая нам известна, или по его выступлениям, которые мы не раз слышали, то нельзя сказать ничего определенного ни «за», ни «против». Судить о возможностях Степашина на посту премьера да и просто о его деловых качествах, масштабе личности и т. д. пока трудно. Какие задачи он призван решить? Только тактические или стратегические? Или «семья» еще окончательно не определилась, еще сама не знает, насколько удачным окажется их новый выдвиженец. Ни для кого не секрет, что поистине головной болью группировки Березовского стала проблема преемника Ельцина или, говоря по-другому, решение задачи сохранения преемственности. На этом фронте пока было больше неудач, чем удач. Но в этом и немалая вина самой «семьи». Надо было бы продвигать в президенты Черномырдина, когда тот был на гребне успеха и когда его еще можно было «раскрутить». Но в тот момент Ельцин еще сам рассчитывал стать президентом на третий срок. Насколько известно, среди влиятельнейших олигархов нет единства мнений по поводу приемлемого для них кандидата в президенты. Владимир Гусинский, например, продолжает утверждать, что у Явлинского есть шансы в борьбе за Кремль. С этим решительно не согласен Березовский, считая «главного яблочника» абсолютно «непроходным». И все! Борис Немцов, грубо говоря, «спекся» раньше времени. Александр Лебедь, как и предполагал БАБ, затерялся в глубине сибирских просторов. Правда, говорят, что семья Ельциных при определенных условиях готова смириться с кандидатурой Лужкова. По принципу меньшего зла. Но этот вариант неприемлем для БАБа. Да и борьба с Лужковым уже ведется чуть ли не в открытую. Следовательно, можно ожидать, что окружение президента сделало ставку на Степашина. Во-первых, его считают своим, ему доверяют, что, как мы знаем, является определяющим в подходе Ельцина к решению кадровых вопросов. Тем более доверие важно в условиях, когда Ельцин часто и подолгу болеет. Во-вторых, новый премьер не только, так сказать, представитель титульной нации, но и выглядит типично русским человеком. В-третьих, он генерал, а общество наше давно уже жаждет порядка. В-четвертых, он ничем не запятнан, слывет патриотом, государственником. А еще он довольно молод, энергичен, немногословен. Чего ж больше? Причем если действительно на Степашина или на какого-то другого человека со стороны делать ставку как на вероятного кандидата в президенты от «партии власти», то на него работать надо уже сейчас. Нет, это даже следовало бы делать еще раньше. Потерянное время для «раскрутки» можно компенсировать разве что очевидными успехами в экономике при новом премьере. А это маловероятно. Но даже если с точки зрения политики дальнего прицела в отношении Степашина и сохраняются сомнения, то есть чрезвычайно актуальные для «семьи» вопросы, которые необходимо решать немедленно. Это поднятая Скуратовым тема о швейцарских счетах людей из высшего эшелона власти. Это проблема самого Скуратова, который должен уйти со своего поста — чем раньше, тем лучше. (Попутно замечу, это как раз те проблемы, которые в интересах «семьи» должен был решить Примаков, но не решил или не захотел решить, чем и заслужил отставку.) Это скорейшее решение всех вопросов, связанных с предоставлением кредита МВФ. Вот тут и с Думой нужно уметь разговаривать, и Сергей Вадимович уже доказал, что способен это делать. Кстати, о Думе. Многие считали, что Ельцин и от нее может избавиться. А вот это, я уверен, ошибочное мнение. МВФ не даст России ни цента, если не будут приняты соответствующие законы, внесены соответствующие изменения в существующие законы. Причем не «дядей Ваней» или кем-то другим, а парламентом, как это водится во всех нормальных странах. Живущие на Западе наши люди в один голос говорят, что там очень плохо думают о нашей президентской власти. Ее терпят за неимением другой, но уже ничего путного от нее не ждут. Точнее, ждут смены власти. А без кредита МВФ Степашин долго в своем кресле не усидит. Второе. Как любил подчеркивать классик, жизнь хитрее самых хитроумных схем. Степашин в самом ближайшем будущем может, говоря фигурально, оказаться между молотом и наковальней. «Семья» будет ждать от него одного, а Дума — другого. Совместить то и другое практически невозможно. Если, скажем, с коррупцией начнут бороться выборочно, например в Урюпинске или даже Красноярске, но не в Москве, то Дума, которая вскоре обретет иммунитет против роспуска, встанет на дыбы. Идти по стопам Скуратова — значит получить удар с другой стороны. Как в этих условиях будет вести себя Степашин, сказать трудно. Скорее всего, будет лавировать, но всякому лавированию, как известно, есть предел. Тогда шансы Степашина на успех будут призрачными как премьера и нулевыми как претендента в президенты. Третье. С другой стороны, почему заранее думать, что Степашин согласится с уготованной ему ролью обслуживания чьих-то интересов и не поведет собственную игру? Такое ведь нередко случается и случалось на наших глазах. Например, в отношениях Ельцин — Хасбулатов, Ельцин — Руцкой. Тогда уже «семья» окажется в трудном положении. Снова менять премьера? Перед самыми президентскими выборами? А почему бы и нет! Но тогда уж точно президентом станет совсем не «свой человек». Четвертое. А велики ли на деле шансы на завоевание президентского кресла у Степашина? Как выдвиженца президента, представителя «партии власти», они, по-моему, нулевые. А как у премьера, который окажется удачливым, поведет свою собственную игру и решительно отмежуется от «семьи», они могут быть неплохими. Но, во-первых, реально ли это? А во-вторых, для того, чтобы он смог победить Лужкова или Примакова или в какой-то их связке, этим двум надо совершить много глупостей. Но что-то я не замечал, чтобы такое хобби было у кого-то из них. Пятое. В нашей политике в последние годы так много стало неожиданного, если не сказать фатального, что в любой момент может произойти нечто такое, о чем мы и не думали, и не гадали. Поэтому, давая любой прогноз, выстраивая любые сценарии, надо делать скидку не только на непредсказуемость поведения наших отдельных людей, но и самой российской истории.

Новости СМИ2

Виктория Федотова

Контроль не спасет детей от беды

Анна Кудрявцева, диетолог

Чем меньше добавок, тем лучше

Дарья Завгородняя

Чему Западу следует поучиться у нас

Дарья Пиотровская

Запретите женщинам работать

Оксана Крученко

Ради безопасности детей я готова на все. И пусть разум молчит

Екатерина Рощина

Котам — подвалы

Ирина Алкснис

Мы восхищаемся заграницей все меньше