XIX Московский фестиваль прессы
Карта городских событий
Смотреть карту

Председатель Православного братства «Радонеж» Евгений Никифоров: Христианство – это школа свободы

Сюжет: 

День знаний-2014
Общество
Председатель Православного братства «Радонеж» Евгений Никифоров: Христианство – это школа свободы
Евгений Никифоров, руководитель православного мультиформатного масс-медиа и братства «Радонеж» / Фото: Игорь Ивандиков, «Вечерняя Москва»
В первый день учебного года корреспондент «ВМ» побеседовал с человеком, для которого образование (не только подрастающего поколения и не только в рамках конкретных учреждений) стало делом всем жизни, с создателем и руководителем православного мультиформатного масс-медиа и братства «Радонеж» Евгением Никифоровым.

ПЕРВАЯ НЕГОСУДАРСТВЕНАЯ

— Евгений Константинович, ведь первое сентября – это не только некий школьный праздник. Заканчивается период отпусков. Люди возвращаются на работу, начинается реализация новых проектов.

— Да, первое сентября – это системное событие для всей страны. Родители, бабушки и дедушки приурочивают отпуск и начало работы к 1 сентября. Поэтому и начало "сезона" на ТВ, в политике и во всей общественной жизни имеет своей точкой отсчета 1-е сентября. Родители ведут своих детей в школу и, глядя на них, сами мобилизуются. В итоге вся страна начинает энергично работать. В нашей православной гимназии «Радонеж» это будет уже 25-й «День знаний».

— Солидный возраст. Получается, она одна из первых православных гимназий в современной истории России?

— Это вообще первая негосударственная гимназия России. Ее опыт совершенно не заменим для всей страны.

— Для религиозных школ вы имеете ввиду?

— Наша гимназия не религиозное учебное заведение. Правильнее ее называть идеальной русской школой, где сочетается баланс гуманитарных предметов, академической подготовки и духовно-нравственного воспитания.

— Противники введения основ православной культуры видят опасность в клирикализации школы.

—  В Польше Закон Божий преподается во всех классах и это не вызывает дискуссии в обществе. А здесь речь идет лишь об основах культуры. Я вам скажу даже более того, что в нашей гимназии минимум религиозных предметов. Мы рассказываем детям о литургике, устраиваем встречи с батюшкой, преподаем Закон Божий и пожалуй все. Главное и самое сложное, что мы пытались добиться у себя - создание христианской атмосферы в школе. Тяжело это было сделать потому, что найти компетентных педагогов и одновременно искренне верующих людей в Москве 25 лет назад было очень сложно. Собирали по одному человечку, радовались каждому новому преподавателю, подходившему под наши требования.

— Что вы имеете в виду под христианской атмосферой?

— Это не то, что действует напрямую через дидактику, назидательность, усвоение каких-то внешних знаний о православном быте, вероучении. Мы детей воспитываем в христианском духе, то есть в духе любви.

— И как этот дух проявляется?

—  Думаю, главный показатель - степень доверия. Дети доверяют друг другу, доверяют педагогам. Один из учителей как-то сказал мне, что бывает растерян и не знает как поступить. Дети ему буквально исповедуются. Где вы видите такую степень открытости в других образовательных учреждениях. А как часто представляют православную школу как какие-то ровнопостриженные, квадратные, в платочках, бьют поклоны и так далее. Это, скорее какая-то атеистическая мечта. Это совершенно не православный дух.  Второй важный критерий - это дух солидарности: старшеклассники помогают младшим, а те переживают за своих старших товарищей, когда они готовятся к экзаменам. А какая замечательная атмосфера царит в нашем летнем лагере, которому уже тоже исполняется 25 лет.

— Ну вот конкретно бегать по коридору допустим вашим детям можно в перемену? 

— Не только можно и но и нужно. Мы, как ни покажется странным поощряем "беготню". У нас нет пока своего спортивного зала и ребятам негде порезвиться.

— Вы сказали, что ученики вашей гимназии проводят вместе и летние каникулы?

— Да, очень многие из них. В каждой смене в лагере собирается до 100 человек. Ребята часто остаются на вторую смену. Туда едут часто и родители, учителя. Хотя условия там достаточно спартанские. Лагерь располагается в лесу рядом с Оптиной пустынью. Дети живут в палатках, бывают какие-то послушания в монастыре. Конечно подается все в игровой форме, но вместе с этой игрой ребята получают дополнительные знания, навыки. Это, наверное третий признак: ни родители детям, ни ученики - учителям, ни те и другие детям не надоедают. 

— А ожидают от обучения в православной гимназии родители ваших учеников?

 — Повышенный уровень образования и хорошее, достойное воспитание. И они это получают. Мы пришли к ситуации, которая давно сложилась на Западе. Религиозные школы - для духовной и интеллектуальной элиты в хорошем смысле этого слова.  В общей сложности все три школы, основанные братством «Радонеж», показывают, что все их выпускники поступают в высшие учебные заведения. Пресловутое ЕГЭ ребята сдают лучше, чем в среднем по Москве. Они считаются одними из лучших школ столицы без относительно к тому, православные они или нет.

— В настоящее время сложилась такая ситуация, что определение «православное» употребляется все чаще и ко всем областям, начиная от кухни, заканчивая коммерческими организациями. На этом определении часто спекулируют. Между тем, то как вы описали вашу гимназию свидетельствует о том, что это просто идеальная школа.

— Действительно такая проблема существует. Разнообразные лузеры и маргиналы любят спекулировать на данную тематику. Однажды одна известная народная артистка сказала мне, что когда ее называют православной певицей, у нее мысленно рука уже тянется к кобуре. «Я не православная певица!» — говорит она. — «Я певица! И пою так, как поет моя православная душа». Также должно быть и всюду, полагаю.

Если, к примеру, журналистика непрофессиональна, то она прячется за слова о «православости». Но это лицемерие. Бывает просто качественные издания и медиа-ресурсы, которые говорят о религиозных проблемах. Или как радио «Радонеж», которое по сути говорит обо всем, но просто укоренено в традиционной русской культуре и духовности.

— Для многих либералов понятие «русская школа» воспринимается враждебно, как проявление национализма.

— Нужно разделять национальную и культурную составляющую. Здесь имеется ввиду именно второе. В нашей гимназии и вообще в братстве «Радонеж» есть татары, евреи, удмурты, мордва и представители многих других национальностей. И ни у кого даже в голове нет мысли о том, что он не русский человек. Мой друг, известный ученый и православный человек, еврей по национальности, как-то сказал, что в истории России были русские немцы, русские грузины, герои Отечественных войн, а я, говорит, русский еврей. Национальности конечно никто не отменял, но Православие обладает колоссальной объединяющей силой, путем веры, любви и взаимного уважения.

ЛИЦЕМЕРИЕ И ВОСПРИЯТИЕ

— Мы часто удивляемся, что одни и те же события трактуются и, главное, воспринимаются, по ту и эту сторону фронта воспринимаются абсолютно по разному. Вспомним тот же гуманитарный конвой. Но ведь так было и новозаветные времена, когда действия Христа одних заставляли полностью изменить свою жизнь и обратиться к Богу, а других – желание убить Иисуса.

— Это очень сложная тема, достойная отдельной беседы. Но применительно к работе СМИ и к организации образования, да и вообще ко всему, в христианстве содержится единый принцип – свободы. Главное, при этом, иметь верное духовное понимание свободы. Если мы будем учить христианству начетничеством, схоластически, то превратим детей в фарисеев. Это та опасность, о которой говорил еще Христос. Она приводит к тому, что человек становится двуличным, лицемерным. Он внешне вроде бы все знает и демонстрирует некое правильное поведение, но внутри не имеет истинных христианских качеств: любви к ближнему, доброты. Вот это сейчас очень ярко проявляется в действиях многих политиков, относительно кризиса на Украине. Поэтому правильное воспитание личности – это чрезвычайно важное дело.

— С этим согласны все, но как это осуществить в реальности?

— В нашей гимназии мы боремся с зарождением духа фарисейства путем раскрепощения детей, через поддержание атмосферы любви и доверия. Чисто внешняя дисциплина ребенка запугивает, делает его несвободным. Любовь же высвобождает энергию для приобретения знаний. Так связано воспитание и успешное образование.

— Но ведь ограничения самого разного характера существуют и в христианской среде. На том же организованном «Радонежем» кинофестивале представляются фильма определенного формата.

— Ограничения существуют, но если мы, к примеру, говорим о православном кинофестивале, то там представлены не только фильмы "о батюшках и матушках". Там представлен весь мир во всех его красках, но увиденный глазами христианина. Эти глаза открытые, без шор идеологии и пропаганды. Они ищут правды жизни, христианской свободы от греха. Мы такого взгляда ждем больше всего от наших выпускников, радиослушателей и зрителей.

— А может вообще не включать воспитание в процесс обучения детей? Нельзя ли просто передать им некую сумму знаний о мире, а решать, как их нужно применить и относительно какой системы принципов, ребята будут сами.

— Конечно определенная сумма навыков и знаний просто необходима. Каждый должен знать таблицу умножения и то, что Волга впадает в Каспийское море. Это всем понятно. Но даже если подходить чисто прагматически к процессу образования, то определенная воспитательная атмосфера в учебном заведении просто необходима.  Иначе все эти инструментальные знания попросту не будут усваиваться. Христианство – это школа свободы. Бог человека создал свободным и не принуждает его быть добрым или злым. Мы должны сами понять,  где собственно добро, а где зло. Но смысл воспитания и его исключительная важность заключается в передачи опыта столкновения с этими явлениями. О многих вещах человека нужно предупредить, помочь сохранить энергию своей жизни для позитивных приобретений. А еще нужно понимать, что человек не рождается культурным сам по себе.

САМОЕ НАРОДНОЕ РАДИО

— Все эти годы, которые существует «Радонеж», вы выделяетесь тем, что не занимаетесь критикой и злословием в отношении «прогнившего Запада», а активно создаете альтернативный контент. Тяжело ли вам было вбить свой клин в общее информационное поле 90-х?

— На самом деле особенно тяжело не было, за исключением того, что все это делалось без денег, на энтузиазме. Мы жертвовали своим благосостоянием для того, чтобы создать все наши проекты, вдохнуть в них жизнь. Сейчас конечно эта эпоха прошла. В «Радонеже» работают профессионалы, а профессионалам, как известно, нужно платить. Это тоже большая проблема. Паломническая служба, школа, о которой мы сейчас говорили, радио «Радонеж», фестиваль «Радонеж», — все эти структуры живут на пожертвования, что означает востребованность этих проектов, но и создает сложности с финансированием. Согласно системологии один из признаков удачной системы, когда она является саморегулирующейся и самоподдерживающейся. Это все удалось с Божьей помощью. Мы ни с кем не боролись, потому что это отнимает большую часть энергии, не тратим на это время и сейчас. Хочется, чтобы таких проектов было больше.

— А не возникнет ли профессиональной зависти к конкурентам?

— Рыночное соперничество в православной среде может возникнуть только тогда, когда люди занимаются удовлетворением собственных амбиций, а не служением Богу. Желание создать нечто свое под христианскими лозунгами и желательно доходное представляет сегодня большую опасность. А проекты, которые служат людям, благу нашего Отечества и Церкви, с такими у нас не возникает никогда проблем.

— Вы пытались как-то изучить и обобщить мнение слушателей о вашем радио?

— Мы делали с крупными социологическими организациями некие изощренные анкеты с вопросами достаточно критического характера, чтобы узнать что им нравится, что не нравится. Мы специально сделали 10 бальную шкалу оценок, чтобы люди нам поставили хотя бы 8 или 9, но все равно нам ставили только высшие балы и еще пытались что-то приплюсовать. Мы стараемся слушать интересы нашей аудитории и удовлетворять им. В этом заключается важная задача нашей радиостанции.

— А как у вас налажена обратная связь со слушателями и читателями?

— Я не знаю другое такое СМИ, в котором была бы такая тесная связь с аудиторией. Мы стали с нашими слушателями единый эфирным братством. Они же поддерживают нас материально, что то же уникально. Назовите мне СМИ, которые бы существовали без богатых спонсоров? Не только во время прямого эфира или в электронных письмах, но и в ходе православных ярмарок тысячи людей нам передают свои вопросы и пожелания.

— По каким направлениям вы развиваете деятельность масс-медиа «Радонеж» в настоящее время?

— Во-первых, мы хотим создать максимальные удобства для наших жертвователей. Теперь можно внести средства не только через терминалы Qiwi, но и во терминалах во всех отделениях Сбербанка. По всей России. Герман Греф, руководитель этого банка, нам такую возможность предоставил.

Во-вторых, для нас важно чтобы те люди, что не имеют интернета могли слушать нас по всей стране. Мы заключили договор с «Триколором». В конце сентября мы появимся в радиопакете этой компании.

— А какой проект стал для вас наиболее значимым в последнее время?

— Сбор гуманитарной помощи для беженцев из Украины. Тысячи людей приняли в нем участие. За это лето мы отправили порядка 20 тонн грузов.  Это реальный отклик. Мы способны не только оказывать некое интеллектуальное, духовное влияние на аудиторию, но и вместе совершать социально значимые действия.

ОДЕССКАЯ САМОБЫТНОСТЬ

— Евгений Константинович, вы родились в Одессе. Каково ваше личное отношение к происходящим там событиям.

— Для меня это личная трагедия. Этот город я люблю. Но скажу вам, что Одесса никогда не считала себя частью Украины, а некой отдельной единицей, некой  свободной республикой, "порто-франко". Это часть одесского менталитета. Самоидентификацию одесситов еще Пушкин отметил: «Здесь все свободой дышит, веет». Свободолюбие одесситов было для меня в юности очень привлекательной чертой. А в зрелом возрасте это стало свободой во Христе. А на Украине сейчас поругается возможность человека свободно мыслить, получать свободный доступ к информации, остается одна только пропаганда. Настоящий нацизм. Для меня это ужасная трагедия, потому что попирается самое главное для одессита – свободолюбие.

— Как долго, на ваш взгляд, на украинской земле еще не будет мира?

— Господь весть. Мы по-человечески не можем об этом знать. Украинцам следует прислушаться к словам Патриарха Кирилла и Митрополита Онуфрия. О чем они говорят? О молитве.

— Что такое молитва? Для многих это просто набор старославянских слов.

— Молитва – это то, благодаря чему человек "приходит в себя", становится самим собой хотя бы на время. Хоть на один час он успокаивает свои страсти и смотрит на мир не через призму насилия пропаганды, а глазами Божией правды, любви, уважения к человеку. Молитва дает возможность человеку думать, говорить и действовать по совести. Дай Бог Украине такую молитву.

Google newsYandex newsYandex dzenMail pulse